Наталья Стеркина

Группа X. Пьеса

Действующие лица:


Молодой человек – 30 лет.


Дама – 30-35 лет.


Девица – 22-24года.


Подушка – мужчина примерно 55 лет.


Проша – женщина примерно 55-60 лет.


 


Действие происходит в наши дни.


 


Сцена первая


 


Входят две женщины с грудой вещей на вешалках. Растерянно оглядываются.


 


1-ая. Кто же заказывал?


2-ая. Может быть, мы ошиблись адресом?


 


Слышатся шаги и входят Дама и Девица (они несколько карикатурны, в них всё «слишком», например, слишком длинные рукава у пальто, слишком маленькая шляпка и т.д.)


 


Дама (кидаясь к платьям). Какая прелесть! (разглядывая ценники) И так дёшево!


1-ая (равнодушно). Секонд-хэнд.


2-ая (указывая на блузку). Это 12 рублей.


Девица (хватая). Потому-то я её и выбрала!


Дама (роясь в одежде). И это, и это…


1-ая (протягивая квитанцию). Распишитесь за доставку – с вас пятьсот рублей.


Дама (возмущённо). Платье 15, а услуги!


Девица (доставая кошелёк). Не спорь. (Протягивая деньги) Сдачи не надо.


1-ая (вертя в руках купюру). Здесь ровно пятьсот.


2-ая (строго). У нас положены чаевые!


Дама (с досадой). Ну, у меня нет мелких!


Девица (с нажимом). Всего хорошего!


Женщины (хором). Хамки! Акулы капитализма!


 


Ворча уходят. Дама и Девица начинают мерить вещи. Это пантомима, постепенно примерка переходит в потасовку – не поделили какое-нибудь платье. Наконец, утомившись, они усаживаются в каких-нибудь немыслимых нарядах на пол и застывают, как куклы. Входит мужчина с огромной бутылью воды.


 


Мужчина. Как же я хочу пить! Всегда хочу пить! И, заметьте, чистую воду!


 


Не глядя на сидящих в нелепых позах женщин, ложится и присасывается к бутылке. Появляется Пожилая Дама с огромной сумкой.


 


Пожилая Дама. А я вам гостинцы принесла.


 


Вываливает из сумки набор странных предметов, например, трубу от самовара, огромную шляпу, блюдо. Всё это раскладывает на полу и садится в позу лотоса. Вбегает Молодой человек.


 


Молодой человек (громко). Эй, вы, философы! Все в сборе? Мышь?


 


Девица вскакивает, отдаёт честь.


 


Молодой человек. Лама?


 


Дама, кокетливо оправляя платье, медленно поднимается и делает книксен.


 


Молодой человек. Подушка?


 


Мужчина, прижав бутыль к груди, встаёт рядом с девицей.


 


Молодой человек. Проша?


 


Пожилая Дама гибко перекатывается, делает мостик или кувырок и встаёт рядом с Дамой, взяв её под руку.


 


Молодой человек. Ну что, симулякры, в чём смысл жизни?


Мышь. Хотеть! Брать! Иметь!


Лама. Отобрать желаемое! Выиграть у уважаемого! Не быть любимой презираемым!


 


Мышь и Проша хлопают в ладоши – Браво, Лама, браво!


 


Молодой человек (улыбаясь). Недурно. Недурно! Подушка, а?


Подушка (мнётся). Н-ну, пожалуй… Нет… Ну, как сказать…


Молодой человек (строго). Не мямли!


Подушка (с надрывом). Да лучше вообще не задумываться! Вот моё кредо. Вот моя чистая вода… Вечный источник… Чистый… Да, вот формулировка (чеканит) смысл должен быть ясен, то есть прозрачен. А если неясен, то это не смысл!


Лама (мягко). Да ну тебя, Подушенция!


Молодой человек (ласково). Кис-кис, Проша, прошу. Прошу пани. Прошу просим.


Проша (строго). Хватит. Дешёвых каламбуров не терплю. Вот дёшево купить что-нибудь дорогое (мечтательно) В этом вижу смысл! И не я одна (указывает на груду вещей). Правда, девочки? Что-то или кого-то всегда хочется иметь получше, чем у других… Хотя это и бессмысленно (вздыхает): что-то рвётся, кто-то умирает… А смысл? Я думаю, осмысленная жизнь – это жизнь без всякого смысла! Случилось, вот и живу. А радует меня добывание и отдавание… Люблю вот на блошинке что-нибудь купить и… подарить.


Все хором. Вот и смысл! Вот и смысл !


Молодой человек (зычно). Ну, отряд подопытных, становись!


 


Все встали в шеренгу.


 


Молодой человек. На первый – второй рассчитайсь!


Все. Первый-второй, первый – второй…


Молодой человек. Оллрайт! Первые номера за мной! Вторые – убрать помещение! Ждать моих указаний!


 


Мышь и Подушка маршируют вслед за Молодым человеком. Лама и Проша как-то очень медленно и молча складывают в пакеты одежду, прячут бутыль. Входит Молодой человек, оглядывает пространство и, как тряпичных кукол, утаскивает их за собой.


 


Сцена вторая


 


На узких неудобных скамейках сидят друг напротив друга Молодой человек и Лама.


 


Лама (с надрывом). Но я же тебя люблю! Я только ради тебя, нет – из-за тебя, нет – просто для тебя, понимаешь для! Потому что я всё только для! Да, для тебя согласилась принять участие в этом бредовом эксперименте! Или шоу? Не знаю в чём!


Молодой человек (лениво). Ну и не проиграла! И деньги, и интерес.


Лама (истерически). Мне не нужно! Мне ты нужен! Ты что не понимаешь?


Молодой человек (слегка раздражённо, но весело). Вот представь, не понимаю: что значит, «нужен». Нэ разумею.


Лама (взвизгивая). Не издевайся! (устало) Всё ты знаешь… Я дышу тобой, живу…


Молодой человек (отворачиваясь, прикрываясь рукой). Фу-фу, пошлость. (Поворачиваясь, агрессивно) Скажи прямо, чего ты добиваешься? Я с тобой что, не сплю? (пауза) Иногда…


Лама (горько). Спишь. Иногда.


Молодой человек (ёрничая). И? Что-то не так? Понятно – плохо люблю…


Лама (в отчаянии, дёргая себя за волосы). Р-р-р-р-р-р! Что мне сделать?! Как тебя убедить?!


Молодой человек (поднявшись со скамейки, серьёзно, устало). Да никак. Нет способа. Я не понимаю тебя, я не знаю, что ты там чувствуешь… Я много раз объяснял – я готов не спать с тобой, не касаться тебя, хотя, признаюсь, мне это сложно, я же привык (протягивает к ней руку и отдёргивает) Лишь бы ты не мучилась и… и (раздражаясь) не приставала ко мне! Не раздражала! Не грузила!


Лама (вскакивая, испуганно). Хорошо-хорошо-хорошо! Я не буду. Только ты будь! И не злись… И… И погладь меня по голове…


 


Молодой человек, несколько помедлив, гладит её по голове.


 


Лама (глядя ему в глаза, тихо). Но ты же… (истерично) Но ты же меня не любишь! (отталкивая) И мне от тебя только плохо! И сейчас даже хуже! (Рыдает) Ну что-что-что мне делать?!


Молодой человек (отскакивая от неё, зло). Да отвяжись ты! Откуда я знаю! (убегает).


 


Лама, всхлипывая, идёт за ним.


 


Сцена третья


 


Подушка лежит, закинув руки за голову. Входит Проша.


 


Проша (ласково). Кефирчик будешь? Почему-то запомнилось – работяги в обеденный перерыв, сняв каски, пьют кефир… С булкой…


Подушка (приподнимаясь). Можно и кефирчик. Тем более, что чего покрепче я не употребляю. Разлюбил. Давно.


 


Сидят, пьют кефир.


 


Подушка (задумчиво). И как занесло меня на эти галеры? Прочитал: тренинг, межличностные отношения, консультации, помощь… Ля-ля-ля… Тра-та-та… Избавление от комплексов… Бу-бу-бу. Мне всё это нужно! У меня проблемы… Пришёл, а тут мафия какая-то! Зомбируют… (с тоской) – И главное, не выбраться…


Проша (успокаивая). Не переживай… Подумай-ка, неужели в той твоей жизни, где проблемы, неужели лучше? Люди лучше? Обстоятельства?


Подушка (нервно). Давай без подначек! Не лучше! Одиноко было, вот и… Но здесь не легче!


Проша (равнодушно). Там паршиво, здесь паршиво… (игриво) Что пройдёт, то будет мило! Ха – хо… (заискивающе) Можно, я тебе свой сон расскажу? Мне очень нужно кому-нибудь… Потерпишь?


Подушка (дружелюбно). Да пожалуйста! Я, знаешь, хорошей был жилеткой – мне все плакались… Давно когда-то… Давай-давай, Прошильда, не стесняйся!


Проша (застенчиво). Вот. Снится, будто иду я к родителям в гости, а мне встречается соседка и говорит: «Мама умерла». Я бегу, а дверь открывает мне… Нет, как вспомню… – мурашки… Это не отец – это трансвестит какой-то! Вроде, мать, но только выше, толще, шире… Статная (статный?), а лицо… Лицо – такой микс из черт отца и матери. Но я будто знаю, что это всё-таки отец. Такой отец! И всё – проснулась… А на душе гадко. И грустно… (отворачивается, всхлипывает).


Подушка (задумчиво). Жалко её…


Проша (спокойнее). Их жалко… Хотя я с ней… Да что говорить… Женское… Потому-то я и в группе…


Подушка (добросовестно). Нет, ну если по Фрейду…


Проша (с досадой). А ну его к чёрту. Я тебе просто так рассказала – хотелось кому-то. Всё – «забей», как говорят теперь дети. Не думай.


Подушка (терпеливо). Попробуй, не думай: он теперь у меня пред глазами, этот твой трансвестит. Да у меня самого с родителями было…


Проша (истерически). Хватит! (спокойнее) И не представляй его себе… И не рассказывай мне о своих проблемах (опять истерично) с родителями!


Подушка (повышая голос). Ты что, сбесилась? Больно надо!


 


Уходя ворчит – «Не фига себе попил кефирчик…».


 


Проша (всхлипывая, ему вслед). Знаешь, как страшно: «мама умерла»? И отец такой… Не знаешь! Вот и молчи!


 


Подбирает всякий мусор, уходит.


 


Сцена четвертая


 


Сидят Молодой человек и Подушка.


 


Подушка (застенчиво). Я стал бояться, что человек мне будет что-нибудь говорить, рассказывать, а я не пойму. Точнее, я именно не понимаю – слышу слова, слышу, как буквы отстегиваются одна от другой, ну, как пуговицы из петель вываливаются… Напрягаюсь. Киваю, мол, понял, а не понимаю! Так неудобно… Думают ведь люди, что я придуриваюсь…


Молодой человек (критически оглядывая его). Да, видок у тебя… Впрочем, говоришь ты банальности… (передразнивая) «Как сердцу высказать себя, другому как понять тебя…»


Подушка (запальчиво). Причем здесь «Силенциум»? Я не о молчании! И вообще не об этом! А ещё я детей боюсь!


 


Молодой человек смеётся ему в лицо.


 


Подушка (не обращая внимания, продолжает). Они смотрят как-то так, вот, кажется, усмехнутся и обидят. Я прямо физически чувствую – обидят!


Молодой человек (задумчиво). Значит, слова не понимаешь, а мимику даже очень. Но только негативно… Понятно-понятно… Но меня-то ты понимаешь? Вот всё, что я говорю, понимаешь ведь? Значит, твоя программа работает избирательно… И клинит где-то, где-то…


Подушка (не слушая). Я просто говорю, а вы слышите! И всё! Моё звукоизвержение слышите! А понимать меня не надо! (Плачет) Не надо меня понимать…


Молодой человек (присвистывает). Фью…


 


Подушка рыдает.


 


Молодой человек (презрительно). Истерик! (уходит).


 


Подушка всхлипывает, сдерживает слёзы. Входит Мышь.


 


Мышь (с интересом). И вы плачете? (Уверенно) Значит, и вас жалко! Всех жалко, кто плачет… Хотя повод бывает иногда такой смешной (прыскает) – вот Лама что-то такое выпила… Вроде бы суицид… Ха-ха, но выпила недостаточно! И (хохочет) – её откачали! А она плачет-заливается, зачем вернули, всё равно же он не любит! Жалко её, хоть и чудно – как будто кто-нибудь кого-нибудь любит… Вас что, тоже не любят? (с любопытством).


Подушка (успокоившись). Я вас не понимаю!


Мышь (раздражаясь). Что тут непонятного? Твоя женщина тебя любит, не любит? А ты её?


 


Подушка напрягается, вытягивает шею, вслушивается…


 


Мышь (в бешенстве). Не придуривайтесь! Всем необходимо знать, любят его или нет! Жизненно необходимо! И ты не особенный! Что рожи корчишь? (Подступая к нему, грозя) Издеваешься?


 


Подушка тоже приближается к ней, всматривается в лицо.


 


Мышь (отступая). Да не нужен мне ты! Мне свой человек нужен: тот, кому я нужна! Но кто он? Где он? (Всхлипывает) Почему не там, где я? А где я?!  


 


Дико озирается. Отскакивает от Подушки. Убегает.


 


Подушка (тихо). Где ты? А я ведь почти не притворялся… Почти. Почти ничего не понял, почти ни на что душа не отреагировала, не отозвалась, только на это «Где я?!». Мисюсь, а Мисюсь, где ты?


 


Вприпрыжку убегает.


 


Сцена пятая


 


Молодой человек и Лама.


 


Молодой человек (мрачно). Ну почему же она такая?


Лама (затравленно, ревниво). Твоя милая? Кто?! Эта Мышь? Или кто?


Молодой человек (с досадой). Родина! Вот всё никак не могу понять, почему я в корзинке, полной копошащихся мучающих и мучающихся созданий? Почему мы все не улыбаемся, а корчим рожи?


 


Входит Проша.


 


Проша (любезно). Рада вас видеть. Как у вас дела?


Молодой человек (расплываясь в улыбке, с поклоном). Вуди-алленно!


Проша (с изумлением). Как?!


Лама (устало). О кей.


Проша (смущённо). Я вас отвлекла? Извините. У меня один вопрос – я не очень разобралась в схеме: мне нужно сначала давать отдых правому полушарию или левому?


Молодой человек (мрачно). Вам можно обоим!


Проша (смиренно). Поняла.


 


Уходит.


 


Молодой человек (бегая по кругу). Надоело! Надоело! Надоело!


Лама (протягивая к нему руки). Но я же тебя…


Молодой человек (с ненавистью). Да что ты в этом понимаешь?!


 


Погрозив ей кулаком, уходит.


 


Лама (садится и начинает раскачиваться из стороны в сторону). Что я понимаю? Что он понимает? Что они понимают? Да никто ничего! (Вскакивает, грозит ему вслед) Но ведь я знаю одно, что не знаю, почему без тебя – сволочь, провокатор, садист, я не могу жить! То есть копошиться и пищать в общей корзинке! Я хочу перестать быть, но у меня не получается! (Плачет) Не дали! Вернули! Но… я боюсь, боюсь, что удастся! Я боюсь процесса, я боюсь растворяться, исчезать… Процесса боюсь…


 


Рвёт волосы, мечется… Бьётся головой…


Выглядывает Подушка.


 


Подушка (недовольно). Да тише вы! У меня медитация!


Лама (кидает в него чем-то). Да пошёл ты!


Подушка (кричит кому-то). У неё истерика!


 


Вбегают Проша и Мышь и утаскивают её, сопротивляющуюся.


 


Сцена шестая


 


Молодой человек (сидит за столом кому-то говорит по телефону). Напрасно я её взял. Всю душу измотала – забодала своей любовью! Все в группе вполне адекватны, каждый, правда, на свой манер. Да, я их адаптировал. Как-то поживут ещё в нашем безумном мире. Да, по прейскуранту. Да, и она. Завтра прощальный костёр. Песни-танцы, обмен адресами…


 


Входит Проша.


 


Проша (трясясь). Там-там-там… Простите, что побеспокоила…


 


Молодой человек делает ей жест – «подождите», что-то записывает, кивает. Проша стоит покорно, ждёт. Молодой человек над чем-то смеётся, притоптывает ногой, рукой же продолжает велеть ожидать.


 


Проша (переминается с ноги на ногу). Там…


 


Молодой человек на неё грозно взглядывает. Наконец он заканчивает разговор, медленно поворачивается к Проше.


 


Молодой человек (нарочито спокойно). Ну что «там»? Что вас напугало?


Проша (со слезами). Там Лама висит!


Молодой человек (устало). Где висит? На чём висит?


Проша (ошарашенно). Совсем висит…


Молодой человек (укоризненно). Ну, тоже мне Актёр! Чёрт! (Нервно) Ну зачем песню-то портить напоследок!


 


Приговаривая что-то, увлекает за собой Прошу.


 


Сцена седьмая


 


Вокруг висящей Ламы сидят Мышь, Подушка, Проша. Стоит Молодой человек с указкой.


 


Молодой человек (назидательно). Вот вам пример, как не надо поступать! Лама прошла почти весь курс, прекрасно овладела межличностными отношениями, но… (делает паузу) решила углубиться в анализ собственного либидо. Без спросу. Зачем?! Ничего же не нашла, ибо ничего там и нет! И решила не быть (вздыхает), ну разве за курс небытия вы заплатили деньги?!


Все хором. Нет!


Молодой человек (с облегчением). Правильно! Вот с вами всё в порядке. Завтра прощальный ужин… А её что ждет? (пожимает плечами).


Подушка (вскакивает, с укором). Вы хоть понимаете?! Она же вас… Эх!


 


Машет рукой, уходит. Проша и Мышь переглядываются.


 


Мышь. Ушёл… А напрасно.


Проша (пожимая плечами). Надо бы уж последний день дожить. Дотерпеть…


Мышь  ( кивает, показывая на раскачивающуюся Ламу). Ей же ведь уже не поможешь…


 


Молодой человек с любопытством наблюдает за ними.


 


Молодой человек. Черепахи! А я, пожалуй, верну вам деньги за эти сутки!


 


Швыряет им в лицо купюры и выталкивает их. Они уходят, негодуя и ворча. Молодой человек бродит вокруг Ламы.


 


Молодой человек. Боюсь. Боюсь. А ведь жалко-то как! (Надрывно) Ещё час назад сидела здесь, ныла, страдала. И… (пауза) Всё? (шёпотом). (Громче) Непонятно. (Покачивает её) Непонятно. (Отходит, смотрит с любопытством и ужасом) И всё?! И вот так?! (Приближается. Смотрит на неё пристально, гладит по ногам) Нет, всё же я что-то чувствую! Говорю: «жалко» – чувствую «жалко». (Плачет) Жа-алко…


 


Обнимает её ноги крепче. И плачет всё громче и громче. Как акробат повисает на её ногах и раскачивается с ней всё сильнее и сильнее…


 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера