Стас Рико

Хэ Фэншань. Китайский Шиндлер

Хэ Феншань не прятал евреев в кладовке своей квартиры, не устраивал их на работу и не выкупал из концлагерей. Он просто работал в Вене китайским консулом и тайно выдавал нужные визы людям с жёлтой звездой на рукаве. И спас тысячи.

 

ХэФэншань– «китайский Шиндлер»

 

ХэФеншань был простым, добрым и скромным человеком. Когда он умер в 1997 году (ему было 96), единственным упоминанием об этом послужил коротенький некролог в газете. Тогда никто ещё не знал… «Китайский Шиндлер» не рассказывал свою историю ни жене, ни детям, ни друзьям.

А рассказывать было что. С 1938 по 1940 годы Хэ работал консулом в консульстве Китая в Вене и именно в это время спас от расправы тысячи евреев. Нет, он не был отважным шпионом или разведчиком, но он спасал жизни росчерком пера. Тогда, чтобы покинуть оккупиро-ванную нацистами Австрию, евреям нужно было получить визу. И наперекор всем обстоятельствам тех времен Хэ выдавал их тысячами.

Сколько точно документов выдал храбрый китаец и сколько тысяч жизней спас, мы никогда не узнаем – со временем многие записи потеря-лись. Но на одной из сохранившихся виз стоит серийный номер 4000 – это уже серьёзное основание предполагать, что счёт действительно шёл на тысячи.

Хэ часто называют «китайским Шиндлером» – в честь того самого промышленника Оскара Шиндлера, который спас 1200 евреев, взяв их на работу на фабрику в Польше.

«На сегодняшний момент можно с уверенностью говорить о том, что на счету Хэ Фэншань 5000 спасённых жизней, – говорит Сюй Синь, профессор и главный эксперт по исследованиям истории евреев в университете Нанкина. – Более того, именно Хэ был первым диплома-том, который действительно осознал угрозу, которой подверглись евреи, и начал им помогать».

И пока посольства других стран находили тысячи причин, чтобы отказывать в выдаче виз они боялись идти на конфронтацию с нацист-ским правительством, пока другие страны просто оставили евреев один на один с бесчеловечным режимом, Хэ поставил на кон, как минимум, свою карьеру, а как максимум жизнь.И даже когда нацисты конфисковали принадлежавшее евреям помещение, где располагалось посольство, Хэ за свои собственные деньги открыл новый офис с одной единственной целью и дальше спасать жизни.

«Такой у него был характер, – рассказывает Маньли, дочь Хэ Фэншань. Она уже 10 лет исследует жизнь отца. – Папа был принципи-альным, прямым и честным».

 

Визы как ключ к спасению

 

Визы, которые выдавал Хэ, были уникальными их можно было использовать только для посещения Шанхая. На тот момент портовый город был открыт, там не было иммиграционного контроля, а ещё он находился под оккупацией японской армии. И на самом деле туда можно было попасть без всяких виз.Зачем же выдавать визу в город, куда визы не нужны? Ответ на этот вопрос и таит утончённость замысла Хэ.С этой визой беженцы не обязательно ехали в Шанхай. Выданный Хэ документ они могли использовать, чтобы получить транзитную визу в США, Палестину и на Филиппины.Так как первоначальные визы были шанхайскими, среди евреев Австрии возникла целая легенда о далёком Шанхае как о безопасной гавани, куда нужно во что бы то ни стало попасть.

«Слухи расползались очень быстро, как пожар. Вдруг все начали говорить о шанхайских визах, и евреи делали всё, чтобы получить их как можно скорее. Вскоре уже у всех на устах было название города Шанхай и все знали, что для побега туда не нужны особые документы», – рассказывает Маньли.

Среди тех, кому посчастливилось получить заветный штамп, был Эрик Гольдштауб. Ему было 17. Хэ сделал документы ему и ещё 20 членам семьи Гольдштауб.После аншлюса Австрии юноша оббил поро-

ги всех посольств и консульств, умоляя выдать визу, и каждый раз слышал отказ. Трудно поверить, но ему отказали в 50-ти дипломати-ческих миссиях разных стран. И тогда он пришёл в посольство Китая, где его тепло принял Хэ.

Каждый беженец, живший в гетто, обязан был при себе иметь пропуск.

«Я был крайне удивлён – меня встретили с доброй улыбкой и вежливо приняли. В китайском посольстве мне сразу сказали, что нужно для визы – просто принести паспорта, а об остальном они позаботятся сами», – вспоминал позже Гольдштауб.Эрик Гольдштауб прожил 91 год и умер в Торонто в 2012. У него остались два сына и дочь.«Он любил активный образ жизни – играл в футбол, катался на лыжах. Даже когда ему уже стукнуло 90,– каждое утро он купался и гулял», – вспоминает его сын Дэнни.

Шанхайская виза не просто спасла одного человека она подарила жизнь его потомкам.«Представьте себе семейное дерево. Если бы не помощь Хэ – не было бы целой ветви, он дал жизнь многим», – говорит младший Гольдштауб.

И это только одна история из тысяч, а, возможно, и десятков тысяч.

 

Еврейское поселение в Шанхае

 

Среди всех ужасов и разрушений войны Шанхай под японской оккупацией был своего рода Ноевым ковчегом, где скрывалось около 25000 еврейских беженцев. И всё же, в 1943 году японские оккупанты создали так называемый Отведённый район для беженцев, не имевших гражданства. Это было гетто, куда заставили переехать всех евреев.

Профессор истории Китайской Академии Социальных наук Ван Цзянь занимается исследованиями современных евреев в Китае. Он отмечает: жизнь в гетто была сложной, и его обитатели вынуждены были существовать в переполненных комнатах, в условиях антисанитарии и под постоянной угрозой расправы со стороны японских военных.

 

Несмотря на все трудности, еврейские беженцы смогли наладить нормальную жизнь и процветать. Поселение постепенно стало напоминать немецкие или австрийские города. Главную дорогу даже стали называть «маленькой Веной» за все её кафешки, магазины и ночные клубы.

Были и свои театральные труппы, и оркестры, и спортивные команды, например, по футболу и настольному теннису. Среди беженцев нашлись журналисты и редакторы, они стали издавать больше десятка разных газет на немецком языке.

Хэ был скромным человеком, он вырос в бедной китайской семье без отца. Несмотря на сложности, получил образование и стал дипломатом. Последние годы жизни героический китаец прожил в Сан-Франциско, Калифорния.

 

Его история получила широкую известность случайно. Дочь Хэ Фэншаня, которая работала журналистом, написала некролог, в котором упомянула,что Хэ спасал евреев под дулом гестаповского пистолета. Никаких подробностей этой истории она не знала.Некролог попался на глаза куратору выставки о спасённых евреях, и он связался с Маньли. Это и подтолкнуло еёк изучению истории жизни отца.

Еврейское гетто в Шанхае  находилось  на 1.5 квадратных километ-рах, где жило около 25 000 евреев.

 

Известность и признание нашли Хэ Фэншаня только после смерти. В 2000 году он был посмертно награжден титулом Праведник мира одна из высших гражданских наград Израиля, которая выдаётся неевреям.Кроме Хэ, только ещё один китаец получил данный титул это Пань Юньшунь, награждённый в 1995 году за спасение еврейской девочки во время оккупации части территории Советского Союза.

Сенат США принял резолюцию по героическим подвигам Хэ в 2008 году. А год назад на здании, где располагалось консульство Китая в Вене, была установлена мемориальная доска. Сегодня там находится отель Ritz Carlton. По случаю 70-ти лет со дня окончания войны в Азии Хэ был удостоен награды от Президента Тайваня МаИнцзю.

В своих мемуарах, опубликованных в 1990 году, Хэ написал:«При виде всей обречённости евреев, моя человеческая природа требовала от меня одного – глубокого сочувствия. Невозможно стоять в стороне, будучи свидетелем такой трагедии, это абсолютно естественно – делать всё, чтобы помогать людям в такой ситуации».

«Если тебе дали многое – ты должен и отдавать многое. Это его кредо, это был его основным жизненным принципом», –вспомина-ет Маньли.

Запомните имя Хэ Фэншань. Потому что нужно помнить тех, кто олицетворяет собой саму суть человечности.

К списку номеров журнала «НАЧАЛО» | К содержанию номера