АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Сергей Редков

Зимнее

ЗИМНЯЯ СЮИТА

 

1. Ночь

 

Морозно. Бесприютно. Одиноко.
Стучат часы. Кукушка мерзнет в них.
Хрустальною резьбой покрыты окна,
И свет звезды воришкой в дом проник.
Скользит луна над крышами бесшумно.
Ласкает ночь сугробов снежный ворс.
Зажечь свечу и, главное, не думать
Сейчас о тех, кто телом в землю вмерз.
А думать о весне, прижавшись к печке,
О жарком солнце, что согреет путь,
Услышать чью-то песню на крылечке,
Увидеть луг в ромашках и… уснуть.

 

2. Чего боятся черти. Святочный мотив

 

Ударит вьюга. Двор заледенеет.
Снежинки в поле бросят якоря.
Покажется, что в мире нет длиннее
Ночных минут в начале января.
В избе темно. Лишь свет луны из окон
Квадратом тусклым стены серебрит.
И Млечного Пути межзвездный локон,
Рассыпавшись, над селами горит.
Трещат дрова. Собака где-то лает.
Сельчане захмелевшие галдят.
В такое время девушки гадают,
А ведьмы — на метле летать хотят.
Лишь в этот час вся сказочная нечисть
Слетается на праздник в центр села.
Ведь человек, от лютой стужи прячась,
Не совершит сегодня много зла...

 

3. Ледниковый период

 

А если весна не придет?
А если зима станет вечной?
И вместо цветения — лед
Нам всем до конца обеспечен?
Не будет клубиться парок
Из брюха уставшей котельной.
Друзья не зайдут на порог.
Покроется мехом все тело.
Голодный, замерзший сатир
Забудет про спорт и концерты.
Лишь печка в пещерах квартир
Культурным останется центром.
Не нужен ни банк, ни спортзал — 
От голода станешь ты стройным.
Ничья не прольется слеза —
Забудутся тяжбы и войны.
Последняя мебель сгорит.
И, кутаясь в клочья одежды,
Ты скажешь, что «жизнь — победит!»
Ведь как же прожить без надежды?

 

4. Поцелуй снежинки

 

Снежинка с неба падала
С ресничками хрустальными,
Спешила мир порадовать
Своей девичьей тайною.
Всем сердцем полюбился ей
Юнец с щекою гладкою.
На шею села, чтоб сильней
Зацеловать украдкою.
Но вскрикнул парень: «Холодно!
Болеть я не планирую!»
Махнул рукой за воротом,
Снежинку тем травмируя.
— За что такая кара ей? — 
Спросила вьюга шибкая.
Увы, не стали парою 
Парнишка со снежинкою.

 

5. Мера счастья

 

Мера счастья зависит от скорости
Ниспадающих с неба снежинок:
Если кружат в спокойном режиме —
Ожидайте хорошие новости.
Словно пух опускается хлопьями.
Все машины — как в сахаре пончики.
У ветвей в белых варежках кончики.
Исчезают и беды, и хлопоты.
Но когда вдруг снежок заметелит,
Заметет все дороги безбожно,
То душа встрепенется тревожно —
Станет холодно ей в этом теле.
У огня обогреться захочется.
Будут руки тянуться к камину.
Возжелается чай витаминный.
И в — в постель! 
                 В одеялах ворочаться...
Говоря напрямик, без ужимок,
В жизни будут и счастье, и горести.
Все зависит...
                 Зависит от скорости
Ниспадающих с неба снежинок.

 

ИСТОРИЯ ЛЫЖНИКА

 

Я лыжи полюбил,

                                 признаюсь вам, не сразу.
Не сразу полюбил

                                 скольжения полет.
Никак понять не мог

                                 невинный детский разум
Зачем к ноге доска,

                                 когда бежишь вперед?
Мне тренер говорил:

                                 «Отталкивайся резче!»
«Здоровье укрепляй!» —

                                 твердила мне родня.
А я всем возражал:

                                 «Ходить ногами — легче!»
Но бегу посвящал

                                 все утро и полдня.
Я падал. Я вставал.

                                 Вставал и падал снова.
Я с горки прямиком

                                 летел в колючий куст.
Но тело закалял

                                 такой режим суровый.
Я бегал. Я взрослел.

                                 И стал входить во вкус.
А что, дорогу в жизни

                                 мне выбирать не надо:
Дорогу мне укажет

                                 двуствольная лыжня.
Вокруг меня картины

                                 заснеженного сада.
Красивый и здоровый

                                 бегу куда-то я.
А надо мною — солнце!

                                 И розовое небо!
И розовые дали

                                 алмазами горят.
Ногой — туда-сюда —

                                 скольжу, подобен Фебу,
И лыжницы румяные

                                 горячий дарят взгляд.
Я радовался долго.

                                 Но время — тоже лыжник:
Все чаще обгоняет,

                                 мой пьедестал круша.
И вот уже другой

                                 в костюме желто-рыжем
На пластике скользит,

                                 держа коньковый шаг.
И вот уже ему

                                 горит закатом небо,
И для него теперь —

                                 алмазов яркий свет.
Теперь, увы, не я,

                                 а он подобен Фебу,
И лыжницы не мне —

                                 ему глядят вослед.
Я бегать перестал.

                                 Читаю каждый вечер.
Порою зимним лесом

                                 любуюсь из окон.
«Ни торжество побед,

                                 ни боль утрат — не вечны»,—
Сказал Екклесиаст.

                 Такой вот, блин, закон! 

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера