АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Денис Липатов

Стихотворения

***

Кто-то ходит наверху,

спать не хочет, колобродит,

варит заполночь уху,

или чёрта за нос водит.

 

То скребётся словно мышь,

то сучит мохнатой лапой,

то заплачет, как малыш,

вспоминая маму с папой.

 

Это всё фантом, мираж –

не живут над нами люди,

самый верхний наш этаж,

выше только неба студень.

 

Ничего не говори:

снова – слышишь – ходит, ходит,

повторяет раз-два-три,

в жмурки с чёртом хороводит. 

 

 

***

Обижаешься на друга –

де не пишет, не звонит.

Ты здесь воешь, как белуга,

от тоски ли, от недуга,

а ему там не болит.

 

Ну а он себе в Моршанске,

в Костроме ли, в Мухасранске

сиротой прибит казанской –

сам забился в уголок.

 

Может, на больничной койке,

может, роется в помойке,

может, с дружеской попойки

чёрт в ментовку уволок?

 

Ему тоже одиноко,

однобоко, однооко,

только звёздочки высоко

в его смотрятся острог.

 

Обижается на друга:

де не пишет, не звонит.

Он там воет, как белуга,

от тоски ли, от испуга,

а тебе здесь не болит.

 

 

***

Половецкие эти пляски

ныне сызнова входят в моду –

запрягай не коней, но хаски,

и айда курощать воеводу.

 

Не за службу, а смеха ради

мы посадим собаку на кол.

Запиши в допросной тетради:

как ребёнок, старик заплакал.

 

Знаю, знаю – везде некстати:

что ни город – дыра да яма –

ни ясак не собрать, ни рати,

и ни страха у них, ни срама.

 

Завиляла хвостом собачьим

по казённым делам судьбина,

а к иному – глухим и незрячим

хан велит тебе быть, детина.

 

Но с каким бы ни жил народцем,

а от них наберёшься всё же:

не ходить в табуне иноходцем,

вдруг поверишь их боженьке тоже.

 

В ягдташе – ярлыки да басмы –

промеж ябед и недоимок

вдруг случается приступ астмы,

этих песенок жалкий суглинок.

 

 

***

Олег Гориславич едет в Орду,

говорит: привезу из Орды Беду,

будем с той Бедой бедовать,

Русью станем вдвоём помыкать.

 

Борис Безобразович едет в Орду,

говорит: там невесту себе найду,

стану у хана любимым зятем –

все вы подавитесь «ером» да «ятем».

 

Пёс Поганович едет в Орду –

сам для хана жену украду,

стану для хана законный тесть,

без меня чтоб ни встать!

без меня чтоб ни сесть!

 

А Иван-свет-Васильевич едет в Орду,

хана – мыслит – уж я изведу,

помогайте же мне ворожба да обман –

сам де буду – Великий хан.

 

Вот Олег возвращается из Орды:

запряжён коренным у Беды,

а Борис, став любимым зятем,

сам удавлен невестой в кровати.

 

Ну а Пёс Поганыч – законный тесть –

гложет цепь, а с неё не слезть,

а Иван стал взаправду хан,

и свиреп, как волк, и как змей – поган.

 

К списку номеров журнала «Русское вымя» | К содержанию номера