АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Лукашенок

Откуда у деревьев глаза. Стихотворения

ПТИЧИЙ СОН

 

мне приснилось будто мы два клеста

нами правит хвойная пустота

впереди только шишек еловых  рябь

только небо сложенное из льда

 

мы влюбились друг в друга уже тогда

когда слётками падали из гнезда

я признался тебе что тебя люблю

протолкнув кислород через гнутый клюв

 

мы зачали птенцов когда был мороз

я звериную шерсть сквозь иголки нес

в этом странном зимнем клестином сне

я чирикал а ты отвечала мне

 

и проснувшись я долго не мог понять

почему держит в белом меня кровать

это после смерти седой снегирь

уволок меня в человечий мир

 

 

ПРО КОТА

 

никогда никогда никогда никогда

не тяните за хвост или ногу кота

кот обучен ворчать свирепеть и скрипеть

он способен вцепиться в тебя как медведь

для кота для кота для кота для кота

характерна усатовость и мягкота

но попробуй без спроса живот его тронь

его теплый настрой превратится в огонь!

у кота на носу у кота на носу

не роняй человечью скупую слезу

сантименты и влаги коту не нужны

ему нужно впиваться когтями в штаны

ему нужно впиваться когтями в ковры

ему нужно прогрызть простыню до дыры

ему нужно в полуночном свете луны

падать вниз вдоль поверхности гладкой стены

ему нужно в храпящей и пасмурной тьме

забираться наверх по шершавой стене

 

и всегда будь готов и всегда будь готов

испытать проницательность острых зубов

будет тихо шипеть и блескать пустота

никогда никогда не тяните кота

 

* * *

Когда соберусь выйти замуж -

Выкрашу волосы в красный,

Найду себе белое платье,

Найду перчатки без пальцев

(чтобы кольцо надевалось)

 

Букет будет мой самый лучший-

Из шишек и земляники,

Из проволоки и ленты,

Из фантиков и тюльпанов.

 

Выйду к волнам холодным

И закину букет подальше:

Пусть скорее любимый муж мой

В окружении рыб и спрутов

самолетных блестящих деталей

под вуалью китовой песни

Мой чешуйчатый, Мой иглокожий -

соберется и выйдет

тоже.

 

***

Она: мягкий круг, нежный котоворот

Как утренний снег бел её живот

Вздымается волнами круглый бок

Внутри этой шкурки дремлет бог

Под темным покровом из меха-мха

Молитва невнятна, полутиха -

Катя-щийся серебристый шар.

Узорит по пледу молочный шаг.

Смыкаются створки пушистых век:

Истерзан диван и закончен бег.

 

Она: константа уютного сна

Мурлык.

скрип усов.

тишина

 

***

с тех пор как я упала с велосипеда

все выглядит и чувствуется немного иначе

я вроде иду и уже никуда не еду

но асфальт выгибается словно бугристый мячик

ноги скользят, размякает и тает подошва

я тону в киселе из пыли и камня

в легкие набивается гравийная крошка

ещё минута - меня целиком затянет

по мне проезжают колеса автомобиля

в моих волосах запутывается кузнечик

кончики пальцев мои потемнели сгнили

а земля все наваливается, наваливается на плечи

ступни пускают корни к метро-политену

там затаятся за ровной спиной машиниста

тронется поезд я высвобожусь из плена

развалюсь на десятки бумажных квадратных листьев

с портретом себя и тревожным “она пропала

на ней были джинсы очки и нательный крестик”

однажды я с велосипеда лицом упала

с тех пор мы с асфальтом вместе.

навеки

вместе

 

ЛЕНИН

 

мне сказали будто ты умер

но я знаю все они врут

а иначе зачем же люди

днем и ночью к тебе идут

 

из тебя они вынули душу

нет уже мозгов и кишок

только воском натертые уши -

...это очень

нехорошо

 

мне твердят: он уже не встанет

мы зароем его в земле

слишком много он занимает

места. и разговоров в кремле

 

только я остаюсь упряма:

в букварях ведь не пишут лжи?

я все помню: читала мама

“ленин - жив. ленин - будет жить”

 

в этом мире обид и злости

где не смотришь ты больше с купюр

я надеюсь, что ты проснешься.

ты и светлый король артур

 

***

с наступлением ночи все обретает  второе дно

внутрь проваливается плоское днем  окно

желтый лимонный свет раскрывает суть:

люди внутри существуют только по грудь

 

люди снаружи - росчерки от пера

люди снаружи черные до утра

круг фонаря на миг извлекает плоть:

вычислить человека и распороть

 

выделить твердые кости откинуть тень

кинуть добычу в челюсти серых стен

скоро со скрипом сомкнется железный рот:

проплыть по бетонным кишкам можно вглубь и вброд

 

лишаясь одежды, надежды, объема, ног

люди-снаружи перетекут в окно.

ночь тычет веточным пальцем в стекло: смотри

Только по грудь мы существуем внутри

 

ОТКУДА У ДЕРЕВЬЕВ ГЛАЗА 

 

-1-

У одной женщины начал расти живот,

а потом из него родился ребенок.

Женщина удивилась и испугалась,

положила ребенка в корзину и унесла его в лес.

Нашла дерево с дуплом,

положила туда ребенка,

вернулась обратно в город.

Ребенок не умер, а начал расти потихоньку.

Его питали древесные соки,

бегущие в твердом стволе.

Тонкая кожа его срослась с белым лубом,

ноги и руки - между собой.

По жилам дерева потекла кровь человека,

По венам человека потек древесный сок.

Дупло затянулось.

Однажды вместо большого дупла,

В которое мать положила свое дитя,

остались лишь два круглых отверстия,

в которых были глаза человека.

Кости его, и мышцы, и кожа давно уже

проросли годовыми кольцами.

Снаружи наступала зима и смерть,

и от холодного ветра

глаза человека слезились.

На зеленых ресницах его

застывал ледяной жемчуг.

 

-2-

Один человек сеял в поле не рожь, не пшеницу, не горох,

а глаза.

Дело было так: работал он мясником и забивал скот,

мясо он продавал,

кости - отдавал мастерам,

которые делали оружие и гребни.

Все шло в ход - только глаза оставались.

Они смотрели на него сочувственно и умоляюще,

что он не нашел им применения.

Он собирал их в мешок и нес,

а потом рассыпал по земле -

может, склюют вороны или съедят собаки.

А вместо этого глаза ушли под землю

и пустили тонкие белые корни.

Следующей весной мясник снова пришел в это место.

Вместо чистого поля - прекрасная роща:

Из земли проросли костяные деревья без листьев,

но с круглыми и большими глазами,

в которых было удивление и любопытство

Протянув руку к ветке,

мясник сорвал себе ровный и зрелый плод.

Он жадно ел сочную мякоть,

и остальные плоды

наблюдали за ним безучастно и мудро,

смежая изредка тонкие веки.

Мясник ушел из той рощи.

Вернувшись домой, он обрел дар предвидения,

потерял любовь к мясницкому красному делу.

Народ шел к нему, чтобы узнать свою судьбу и  тайну дара,

и мясник ведал судьбы.

Но никогда и никому (кроме меня) не рассказал о своем секрете.

 

ВТОРАЯ ПЕРВАЯ

 

моя вторая первая любовь

была на удивление прекрасна

в ней не было душевных катастроф

и нервы не мотал никто напрасно

 

никто не лез с букетом на балкон

никто из нас не резал в ванной вены

моя вторая первая любовь 

была до простоты обыкновенной

 

она была печальна и тепла

как вечер возле бабушкиной печки

как будто я уснула и спала

а просыпаться некуда и не в чем 

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера