АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Галина Коренман

Параллели. Компиляция по интернетовским источникам

1.

 

ШИМОН БРИМАН

(родился в Харькове в 1971году; закончил Исторический факуль-тет Харьковского государственного Университета (в 1993 году). Репатриация в Израиль (1996). С 1999 года преподаватель еврейс-кой истории и традиций в рамках Института изучения иудаизма. Член Союза журналистов Израиля (с 1998 года). С 1 октября 2011 года редактор по Израилю и СНГ ведущей русскоязычной газеты США «Форум» и портала www.forumdaily.com).

 

За что Европе нашествие?

Таксовпало, чтонаднях я читалновуюкнигушведскогобиографа о РаулеВалленберге, спасшем 100 тысячевреевБудапешта, и видел в СМИ картинкизабитыхвокзаловВенгрии, Австрии, Германии с грязью и толпамиисламскихбеженцев. Виделэтонашествие в Европу– и, читаякнигу, я понимал, ЗА ЧТО оно.

Одинизсотенслучаев, описанных в книге: 11 декабря 1944 годамолодомушведскомудипломатусообщают, чтонастанцииКелен-фёльд к западуотБудапештаужемногоднейнаморозестоят 50 товар-ныхвагонов, набитыхевреями, предназначенными к депортации. Всёэтовремялюдейнекормят. Средиевреев в поездебылилюди, ужеоднаждыдепортированные, ночудомвозвращенныедомой.

РаульВалленбергмчитсянастанцию, пытаетсяостановитьдепор-тациютысячзапертыхевреев, вывозимыхнауничтожение. Отименишведскоймиссиионпишетнотупротеста в МИД Венгрии, новенгрыторопятсяотправитьсвоихевреевнасмерть– и 19 декабряэшелонпо-кидаетБудапешт и едет в перевалочныйлагерьнаавстрийскойгранице.

Валленбергнаправляет 21 декабрямеморандумпротестаправите-льствуВенгриипротивпреследованияевреев: «Маршидепортируемыхпродолжаются. В гетто, в нетопленыхкомнатахлежаттысячибольных, безматрасов и одеял, с питанием в четвертьотнормального. НанабережнойДунаяеврееврасстреливаютбезсуда». В первыедниянва-

 

 

 

ря 1945 годаВалленбергпроситнемецкогогенералавермахтаостано-витьпогромы и убийстваевреевБудапешта, которыетворятбандывенгерскихбоевиков-нилашистовпособственнойинициативе.

Дорогиеевропейцы, гдевыбылитакимигуманистами в 1944-м навокзалахБудапешта, когдаза 40 днейбесперебойныхжелезнодорож-ныхрейсовпрямо в газовыекамерыОсвенцимабылиотправленыболее 400 тысячевреевВенгрии? По 10 тысяччеловек в день с платформыБудапешта в печикрематориевюжнойПольши.

Венгры, австрийцы, немцы и прочиеевропейцы, внезапноставшиетакимиотзывчивыми и полюбившимибеженцев, –знайте, понимайте и помните:вагонзавагон, вокзалзавокзал, кровьзакровь.

Евреи–вашидобропорядочныесограждане, развивалибизнес, науку и культуру. Венгриядаламиру 15 Нобелевскихлауреатов–изних 10 былиевреями. Выизбавились 70 летназадотсвоихеврейскихсоседей– нутакполучайтесейчасдикиетолпымусульман, которыервутся к вам, чтобыразорвать в клочьявашусытуюжизнь и нежиз-неспособныеценности «либерализма и политкорректности».

РаульВалленбергспасалотдепортацийевреев, превращённых в беженцев. Оностанавливалпоезда с жертвами. А сегодняшние «гуманисты» наденьгиевробюрократовформируюттакиепоезда, которыеделаютбудущимижертвамисвоихсобственныхграждан.

ЭтовысшаястепеньтолерантногоидиотизмаЕвропы: раскаятьсяпередевреями (искренноли?) запреступленияВторойМировой– и реализоватьсегодняэтораскаяниенапрактике, пуская в сердцеЕвропыеёбудущихкиллеров, которыелютоненавидятнетолькоевреев и Израиль, но и самусутьевропейскойцивилизации.

Европа, опомнись, поканепоздно. Невсепоездаушли–ихещёможноостановить.

 

2.

 

ЭЛИЭЗЕР БЕН-ИСРАЭЛЬ (ЭЛИЭЗЕР ВАРТМАН)

Перевод Элеоноры Шифрин

(это «письмо» впервые появилось в качестве редакционной статьи летом 1969 года в газете "The Times of Israel", которой давно уж нет.Некоторые фразы не совсем точно вписываются в сегодняшнюю ситуацию, но суть письма и его страстность бьют в цель точно так же, как и почти 50 лет назад).

 

 

 

 

ПИСЬМО МИРУ ИЗ ИЕРУСАЛИМА

 

Я не существо с другой планеты, как вам, похоже, кажется. Я иерусалимец, такой же человек из плоти из крови, как и вы. Я гражданин моего города, неотъемлемая часть моего народа.

Мне хочется сказать вам кое-что, чтобы облегчить душу. Посколь-ку я не дипломат, мне нет нужды выбирать слова. Я не стремлюсь доставить вам удовольствие или даже в чём-то убедить вас. Я вам ничего не должен. Вы не строили этот город, не жили в нём; вы не защищали его, когда они пришли, чтобы его разрушить. И мы будем прокляты, если позволим вам отобрать его у нас.

Иерусалим был раньше, чем появился на свет Нью-Йорк. Когда Берлин, Москва, Лондон или Париж были гнилыми лесами и вонючими болотами, здесь была процветающая еврейская община. Она дала миру то, что вы, народы, неизменно отвергали с тех самых пор, как организовались – человеческий моральный кодекс.

Здесь ходили пророки, чьи слова прожигали сердца, как молния. Здесь народ, который не хотел ничего, кроме того, чтобы его оставили в покое, отбивал волны язычников, которые стремились его завоевать; захлебываясь в собственной крови, народ погибал в бою, предпочитая броситься в пламя своих горящих Храмов, чем сдаться; а когда он был, в конце концов, подавлен – просто в силу численного превосходства врага – и был уведён в плен, люди этого народа поклялись, что прежде чем забудут они Иерусалим, язык у них присохнет к гортани и отсохнет правая рука.

В течение двух наполненных болью и страданиями тысячелетий, пока мы были вашими незваными гостями, мы ежедневно молились о возвращении в этот город. Три раза в день мы просили Всевышнего: «Собери нас с четырех концов света, перенеси нас прямо в нашу землю, верни нас по милости Твоей в Иерусалим, Твой город, и живи в нём, как Ты обещал». Каждый Судный день и Песах мы отчаянно взываем с надеждой, что следующий год застанет нас уже в Иерусалиме.

Ваши инквизиции, погромы, изгнания, гетто, в которые вы нас сгоняли, ваши насильственные крещения, ваши системы процентных норм, ваш благовоспитанный антисемитизм и, наконец, невыразимый ужас Холокоста (и еще хуже – ваше ужасающее безразличие к нему) –  всё это нас не сломило. Это могло бы высосать у вас остатки моральной силы, которой вы ещё обладали, но нас это только закалило. Вы думае-

те, что вы можете сломить нас теперь, после всего, что мы прошли?

 

 

Неужели вы действительно верите, что после Дахау и Освенцима мы испугаемся ваших угроз блокады и санкций? Мы побывали в аду, который вы создали, и вернулись оттуда. Что же ещё можете вы добыть из своего арсенала, что могло бы нас испугать? Я видел дважды, как этот город бомбили страны, которые называют себя цивилизованными. В 1948 году, пока вы взирали равнодушно, я видел, как женщин и детей разрывало на куски – после того, как мы удовлетворили вашу просьбу превратить этот город в интернациональный. Это была смертоносная комбинация: британские офицеры, арабские стрелки и пушки амери-канского производства. А потом дикое разграбление Старого города, злонамеренная резня, повальное разрушение всех синагог и религи-озных школ; осквернение еврейских кладбищ; распродажа гнусным правительством надгробных камней для постройки курятников, армей-ских стоянок – и даже сортиров.

А вы ни разу не произнесли ни слова. Вы никогда даже не выдох-нули ни единого протеста, когда иорданцы закрыли доступ к самому святому из наших святых мест, к Западной стене, в нарушение всех обещаний, которые они дали после войны – войны, которую они затеяли, кстати, против решения, принятого в ООН.

Ни звука, ни бормотания не было слышно с вашей стороны, когда легионеры в остроконечных шлемах небрежно открывали огонь по нашим гражданам из-за этих стен.

Ваши сердца обливались кровью, когда Берлин оказался в осаде. Вы срочно послали свои самолёты «спасать храбрых берлинцев». Но вы не послали ни грамма еды, когда евреи голодали в осаждённом Иерусалиме.

Вы метали громы и молнии по поводу стены, которую восточные немцы провели через центр немецкой столицы – но вы даже не пикнули по поводу другой стены, той, что прорезала сердце Иерусалима.

А когдато же самое случилось снова 20 лет спустя, когда арабы снова начали дикую, ничем не спровоцированную бомбёжку Святого города, хоть кто-то из вас сделал что-нибудь?

Единственный раз, когда вы вдруг ожили, произошёл, когда город был, наконец-то, воссоединён. Тут вы начали заламывать руки и произносить высокие слова о «справедливости» и необходимости нам по-христиански подставить вторую щёку.

По правде – и вы знаете это глубоко внутри – вы бы предпочли, чтобы этот город был разрушен, чем чтобы в нём правили евреи.

 

 

 

 

Как бы дипломатично вы это ни выражали, многовековые предрас-судки сочатся из каждого вашего слова.

Если наше возвращение в этот город повязало вашу теологию узла-ми, очевидно, вам следовало бы пересмотреть свой Катехизис. После всего, что мы пережили, мы не намерены пассивно приспосабливаться к извращённой идее, что нам предназначено вечно страдать от бездом-ности, пока мы не примем вашего спасителя.

Впервые после 70-го года н.э. во всём Иерусалиме существует полная свобода религии. Впервые с тех пор, как римляне подожгли наш Храм, все обладают равными правами. (Вы бы, правда, предпочли быть более равноправными, чем другие). Мы ненавидим меч – но это вы вынудили нас поднять его.

Мы стремимся к миру – но мы не вернёмся к миру 1948 года, как вы бы хотели.

Мы у себя дома. Это потрясающе звучит для народа, который вы бы хотели видеть бродяжничающим по планете. Но мы не уйдём. Мы выполняем клятву, данную нашими предками: Иерусалим отстраива-ется. «В будущем году», и в следующем после него, и следующем, и следующем, и следующем – до конца времён – «в Иерусалиме!».

 

3.

 

АЛЕКСАНДР НЕПОМНЯЩИЙ

(родился в 1972 году в Перми. В Израиле с 1990, живёт в Герцлии. Закончил Хайфский Технологический Институт (Технион). В 1997 стал одним из инициаторов создания аналитической группы МАОФ, созданной для ознакомления русскоязычных репатриантов с платформой и позицией израильского национального лагеря по ключевым вопросам внешней и внутренней политики, а также с сионистскими ценностями посредством русскоязычной прессы).

 

ХЕВРОНСКОЕ ИЗГНАНИЕ – ОСТРИЁ ПРОБЛЕМЫ

 

Унизительное изгнание евреев Хеврона из приобретённых ими домов является неизбежным политическим ритуалом.

Два дома общей площадью 1200 квадратных метров, рассчитанные примерно на 20 семей, в старой части Хеврона между древней святы-нейМеарат ха-Махпела– зданием, построенным царём Иродом Великим над местом, где, согласно традиции, покоится прах Праотцев еврейского народа, и небольшим еврейским кварталом Авраам Авину, были куп-лены несколько дней назад.

Покупателем стало товарищество хевронских евреев «Эрхиви маком охалеха» («Расширь место шатра твоего»), названное по фразе из книги Пророков, Исайя 54:2. Бывший арабский владелец и его адвока-ты подтвердили факт продажи. Это, однако, не повлияло на решение министра обороны Моше Яалона использовать солдат, чтобы выгнать новых жильцов из дома. Причём сделать это в пятницу, за несколько часов до наступления субботы, что для соблюдающих еврейскую тра-дицию жителей Хеврона стало дополнительным унижением, оскорбле-нием и проблемой.Яалон мотивировал своё решение тем, что евреи вселились, не заверив документы и не получив соответствующего разрешения от военных властей, управляющих Иудеей и Самарией – на эти территории, в отличие от Голанских высот и восточных кварталов столицы, до сих пор не распространён израильский суверенитет.

В то же время, если бы в аналогичной ситуации в пустующие долгие годы дома вселились бы новые владельцы-арабы, а не евреи, министр вряд ли бы послал войска для их выселения.

Подобной практике в Хевроне подвергаются только еврейские жители. И происходит это далеко не в первый раз. В так называемый «Дом мира», расположенный между Меарат ха-Махпела и крупнейшим еврейским кварталом Хеврона, Кирьят-Арбой, евреи сумели вселиться лишь через 7 лет после заключения сделки. Эпопея с тяжбой в отноше-нии двух других домов: «Дома Шапиро», купленного ещё в 2002 году, и «Дома Махпела», приобретённого в 2012, продолжается до сих пор.

Часть зданий, которые евреи пытаются купить в Хевроне, на самом деле вообще являются еврейским имуществом, захваченным арабами после погрома 1929 года и устроенной англичанами депортации остатков еврейской общины. Записи о правах еврейских владельцев на некоторые из этих домов по-прежнему хранятся в соответствующих реестрах Британской империи в Лондоне.

В годы оккупации Хеврона Иорданским королевством арабские жильцы получили эти дома в долгосрочную аренду от иорданского Вакфа, уполномоченного распоряжаться «имуществом сионистского врага», израильская же администрация просто признала эту аренду законной. Так что теперь евреи выкупают дома не у законных владельцев, а у наследников тех, кто их захватил в ходе погрома у убитых или изгнанных еврейских семей.

Естественно, министр мог бы, учитывая, что у прежнего владельца нет возражений по факту покупки, распорядиться рассмотреть все документы и аспекты сделки без выселения еврейских жильцов. Лишь задним числом, в случае, если бы оказалось, что сделка была оформлена неверно или вообще не была заключена, он мог бы заставить евреев уйти. Хотя, скорее всего, наученные горьким опытом заключения похожих сделок в прошлом, на этот раз поселенцы имеют все необходимые документы.

При этом, армейские власти попустительствуют целенаправлен-ному и активному захвату земель с помощью нелегальногостроительс-тва– как в Хевроне, так и в других частях Иудеи и Самарии –арабс-кимиорганизациями, щедро спонсируемыми Европейским союзом.

Несмотря на обращения организации «Регавим», занимающейся мониторингом ведущегося незаконно арабского строительства, достиг-шего в последние годы, благодаря поддержке ЕС, бешеных темпов, абсолютно ничего в этом направлении не предпринимается.

Эта откровенная расистская дискриминация евреев необходима министру обороны и поддержавшему его премьер-министру для того, чтобы продемонстрировать сопротивление расширению еврейского присутствия в Хевроне и в целом – в Иудее с Самарией. Аналогичная ситуация сложилась и на Храмовой горе, где евреям запрещают молиться и даже просто вносить на территорию самого святого места еврейской традиции религиозные атрибуты.

Ясно, что таким образом израильское правительство стремится снизить всплеск арабской ярости, взрывающейся беспорядками каждый раз, когда евреи пытаются защитить свои национальные интересы, а также уменьшить международное политическое давление на Израиль со стороны враждебных еврейскому государству политиков Запада, в первую очередь, команды президента США Барака Обамы.

Судя по недавнему заявлению посла США в Израиле Дана Шапиро на конференции Института исследований национальной безопасности (INSS), заявившего о якобы приоритетном отношении властей к еврейским правонарушителям по сравнению с арабскими, складывается ощущение, что уходящий американский президент, оказавшись на заключительном отрезке своего срока, решил нанести максимально возможный ущерб международной репутации еврейского государства, поддержав клеветнические обвинения, исходящие от ряда политиков Евросоюза.

Недаром именно при Обаме запрещённое прежде в США движение «Братьев-мусульман» (чьим филиалом в Израиле является ХАМАС) не просто стало законным, но и через CouncilonAmerican–IslamicRelations (Совет по американо-исламским отношениям) и MuslimAmericanSociety (Мусульманский американский совет) даже ввело своих представителей в правительственный аппарат.

 

 

Вместе с тем, избранная правительством стратегия уступок ради снижения внешнего давления кажется отнюдь не оптимальной, наобо-рот, она лишь провоцирует его в ещё большей степени.

В Палестинской автономии существует вопиющий закон, предпо-лагающий смертную казнь в отношении тех, кто продаёт недвижимость евреям. Спекулятивные утверждения о том, что власти автономии на практике не применяют этот нацистский закон в последние годы, не отменяет его преступной сущности. Тем более что трупы заподозрен-ных в подобной подаже несчастных продавцов регулярно обнаружи-вают на свалках Иудее и Самарии.

Поэтому вместо того, чтобы тормозить попытки евреев укрепить своё присутствие даже в тех в местах, которые, подобно Хеврону и Храмовой горе в Иерусалиме, являются символами национального самосознания, израильскому правительству стоило бы привлечь внимание международного сообщества к абсолютной неприемлемости существования в автономии подобных законов.

Одновременно, реализуя рекомендации отчёта покойного судьи Высшего суда справедливости Эдмонда Леви, правительству следовало бы устранить бюрократические проволочки, сопровождающие разре-шение и утверждение заключаемых евреями сделок по недвижимости в Иудее и Самарии.

В нынешней же ситуации у поселенцев чаще всего нет шансов получить соответствующие разрешения у военных властей, поскольку, обратившись, они неизменно получают ответ вроде «сейчас это нежелательно». Политическому руководству, незаинтересованному в арабских беспорядках и давлении враждебных западных политиков, проще не давать развиваться своим законопослушным гражданам.

Поэтому лишь пойдя на нарушение порядка и громко заявив о при-обретении дома, поселенцы имеют шанс с помощью общественного мнения инициировать процесс и в итоге добиться получения разрешений.

Таким образом, вселяясь в дом, хевронские евреи понимают, что правительство обязательно выселит их, обосновывая это отсутствием заверенных документов. Вместе с тем, скандал вокруг заселения и изгнания вынудит власти заняться рассмотрением бумаг и, в конце концов, приведёт к получению нужных разрешений.

Неизбежность этой заведомо известной последовательности, тре-бующей от еврейских жителей Хеврона проходить через унижения ради достижения абсолютно легитимной цели – развития собственной общины  и  укрепления  присутствия в первой столице еврейского госу-

 

 

дарства и втором по значению и святости городе после Иерусалима, печальна и возмутительна.

Еврейская традиция считает, что в Земле Израиля существуют три места, по поводу которых никто не может сказать, что их евреи захва-тили незаконно (Мидраш, Берешит Раба 79:7). Эти места, которые еврейские праотцы приобрели за деньги, получив на них полное право собственности. Речь идёт о поле с находящейся на нём пещерой Махпела, которую Авраам купил у Эфрона-хетта за четыреста шекелей серебром (Берешит 23:16), Храмовой горе, которую царь Давид приоб-рёл у Орнана-евусея за шестьсот шекелей золотом (Диврей ха-Ямим, 1, 21:25) и земле, купленной Яаковом у детей Хамора – главы города Шхем за сто слитков (Иегошуа 24:32), на которой один из праотцeв раскинул свои шатры, а впоследствии был похоронен его сын Иосиф.

По мнению Любавичского ребе Менахема Менделя Шнеерсона, тот, кто владеет тремя этими святыми местами Израиля, владеет и всей Эрец-Исраэль. Сегодня ситуация состоит в том, что могила Иосифа фактически находится полностью во власти Палестинской автономии, право евреев на Меарат ха-Махпела непрерывно подвергается оспари-ванию и столь же эфемерен израильский суверенитет на Храмовой горе.

В свою очередь, около 20 лет назад знаменитый американский историк Дональд Каган написал культовое эссе «Наши интересы и наше достоинство» (OurInterestsandOurHonor), утверждая, что «пренебрежение нематериальными активами во внешней политике государства противоречит историческому опыту и вдобавок нерационально». Другими словами, уступки в вопросах национального достоинства, продиктованные псевдо-прагматическими соображения-ми, ведут нацию к краху.

Именно поэтому защита еврейских интересов в Хевроне и на Храмовой горе является куда более важным фактором в борьбе Израиля за своё существование, нежели это представляется значитель-ной части общества. Однако до тех пор, пока это не будет осознано, исправить положение не удастся.

Покупка отдельных домов не решит существующую проблему. Как не может решить её и выдвижение требований к правительству, являю-щемуся на сегодня, возможно, наиболее дружелюбным по отношению к поселенческому проекту. Любое другое правительство будет симпа-тизировать ему гораздо меньше. Реальное улучшение ситуации станет возможным лишь с изменением отношения израильского мейнстримак

сложившейся проблеме.

 

 

Столь же важно, как приобретать дома в Хевроне, добиваться признания легитимности и важности поселенческой деятельности в глазах израильского общества. А для этого нужно преодолеть индо-ктринацию, которую на протяжении долгих лет проводят ангажирован-ные израильские СМИ, значительный сегмент системы образования, юридические круги, псевдоинтеллектуальная элита и якобы правоза-щитные организации.

Словом, дезавуировать весь тот могучий аппарат крошечного, но крайне агрессивного и влиятельного левого меньшинства, используе-мый для продавливания своей доктрины.

 

4.

 

АРКАДИЙ КРАСИЛЬЩИКОВ

(родился в 1945 году в Ленинграде. Закончил ВГИК, автор и режиссёр 20 художественных и документальных фильмов. Репатриировался в Израиль в 1996 году. Автор книг «Рассказы для детей» (1997), «Дело Бейлиса» (1999) и «Рассказы в дорогу» (2000). Живёт в Холоне. Работает журналистом в газетах концерна «Новости недели»).

 

БЫТЬ ЕВРЕЕМ В АМЕРИКЕ

 

Последнее по времени неожиданное откровение вице-президента Байдена потрясло американскую еврейскую общину. Возможно даже, что оно натолкнёт её на размышления. Байден со всей свойственной ему прямотой сказал еврейским лидерам, что, если над евреями Америки нависнет опасность, они могут рассчитывать только на Израиль – не на саму Америку.

Об этом необычном признании сообщил журналист Джеффри Гольдберг в журнале TheAtlantic. В своей статье он пишет, что минувшей осенью, когда в связи с праздником Рош а-Шана вице-президент принимал в своём доме лидеров американского еврейства, он рассказал им о том, как в бытность свою молодым сенатором встречался с бывшим премьер-министром Израиля Голдой Меир: "Я никогда не забуду разговора в её офисе с ней и с её молодым помощником – парнем по имени Ицхак Рабин – о Шестидневной войне.

В конце встречи мы поднялись и пошли к выходу.Дверь открыта, пресса щёлкает фотоаппаратами… Она посмотрела прямо вперёд и сказала:

 

 

– Сенатор, не глядите так грустно… не волнуйтесь. У нас, евреев, есть секретное оружие.

Байден тут же спросил, что это за оружие. «Я думал, она скажет мне что-то про ядерную программу, – признался он, – но она посмо-трела прямо перед собой, – продолжил свои воспоминания Байден, – и сказала: – «Нам больше некуда идти».

После этой фразы Байден выдержал паузу и повторил: «Нам больше некуда идти,–после чего продолжил, – друзья, идти больше некуда, и вы ощущаете это своими костями. Вы понимаете своим кост-ным мозгом, что как бы гостеприимна ни была страна, как бы значи-тельны и активно вовлечены вы ни были, как бы глубоко вы ни вжи-лись в Соединённые Штаты ... гарантия есть только одна – и только одна абсолютная гарантия, и это государство Израиль», – заявил Байден.

Реакцию многих американских евреев высказал политолог и жур-налист Кори Робин, который написал на популярном сайте «Salon», что это очень тревожное заявление вице-президента, который, по сути, «заявил части американских граждан, что они не могут надеяться на правительство США, как на гаранта своей свободы и безопасности».

«Человек, занимающий вторую по важности должность в стране, считает, что американские евреи должны рассматривать иностранное правительство как основу своих прав и безопасности, – пишет Робин. – Страна, которая когда-то предлагала себя в качестве прибежища преследуемым евреям по всему миру, теперь говорит своим евреям, что в случае какой-то страшной вспышки антисемитизма им придётся…– что? – Планировать попасть на ближайший самолёт на Тель-Авив?»

Это заявление вице-президента США стало тяжёлым ударом для 78% американских евреев, поддержавших и всё ещё поддерживающих Барака Обаму. Спасибо за откровенность, господин Байден!

 

5.

 

ЕВГЕНИЙ ЧЕРНЯК

(родился 12 апреля 1969 года в Запорожье.Имеет три высших образования. Одним из основных видов деятельности является торговля алкогольными напитками. Сегодня Евгений Черняк контролирует около 31% алкогольного рынка Украины. Алкогольная империя Черняка входит в состав холдинга GlobalSpirits, продукция которого экспортируется в 77 стран мира.

Основатель и президент благотворительного фонда «Патриот Запорожья». Владелец еженедельника «Остров свободы»).

 

 

 

ГОСУДАРСТВО С НУЛЯ

 

Для щедро наделённой ресурсами Украины нет поучительнеепримера, чем история Израиля, который исключительно силами своих мозгов превратил пустыню в мощное государство, уважаемое друзьями и соседями.

Когда-то в молодости я прочитал «Мастера и Маргариту» с тех пор любимого мною Михаила Булгакова, а затем, уже пропустив сквозь себя библейские сцены великого романа, под невероятным впечатле-нием оказался в Иерусалиме. Я видел замурованные Золотые ворота, через которые Мессия вошёл в город. Был в Гефсиманском саду, где Иуда предал своего учителя за 30 сребреников. Был там, где Понтий Пилат принимал решение о казни Иисуса Христа. Побывал в пещере Иосифа Аримафейского, куда положили тело сына Бога и откуда он вознёсся. Прикладывался лбом к камню, накотором лежало тело Иисуса после снятия с креста. Никогда и нигде я не испытывал такого душевного подъёма, как в этих местах. «Бог есть!»– говорит здесь каждый камень. «Вот его неопровержимые доказательства!»– кричат тут птицы.

Я полюбил Иерусалим за то, как сильно бьётся в этом городе моё сердце.

Чуть позже мой близкий друг в силу определённых обстоятельств провёл в Израиле пару лет. Он полюбил эту страну всей душой и показал мне её с другой стороны. Земля в окружении врагов и без ресурсов. Без пресной воды. 70% территории – пустыня. Из активов – только мозги. И эта пустыня превращается в государство с невероят-ным уровнем патриотизма. Становится поставщиком программного продукта для большинства систем вооружений во всём мире. Выигры-вает все войны (об этом книга «Шестидневная война» Рэндольфа и Уинстона Черчиллей), переживает огромное число локальных быстро-течных конфликтов. К тому же, это государство продаёт овощи и фрукты половине Ближнего Востока. И сажает по 2млн деревьев в год,

превращая пустыню в цветущий сад. Здесь цена недвижимости выше, чем в Майами, потому что каждый богатый еврей мира считает своим долгом иметь здесь квартиру.

 Израиль окружает себя каким-то фантастическим куполом, кото-рый отслеживает ракеты, ловит их, как только они пересекают воздуш-ное пространство, элегантно выводит их траекторию в безлюдную пус-тыню и без вреда для людей, но с потерями для бюджетазапускающей стороны взрывает.

 

 

Это чудо, а не страна, где девушки обязательно служат в армии, а по выходным возвращаются домой, но с оружием в руках – для постоянной боеготовности. Война может быть сексуальной, я вам скажу, – некоторых персон, сидящих на пляже в купальниках и с автоматами можно просто так, без грима, отправлять на голливудские площадки в партнёрши к Брюсу Уиллису спасать мир. Вся израильскаятерритория увешана бело-голубыми государственными флагами, просто как старший брат, Америка, – звёздно-полосатыми. А
если где-то в мире осудят еврея, громокипящая толпа хасидов, друзей, послов будет атаковать принимающих решения лиц до отправки его на историческую родину, за что бы ни был осуждён их брат. А уже на исторической родине примут решение, что с ним делать. Хасиды и прочие ортодоксальные иудеи живут по правилу «ешь, молись, люби». Они на полном обеспечении государства. Молятся за весь народ. За весь народ и любят – у них по 10-12 детей.

Служить в армии здесь модно и престижно, служба даёт капитали-зацию каждому при увольнении. При найме на работу обязательно смотрят, где служил(а), и уже затем предлагают должность.

Удивительно, какие метаморфозы происходят с эмигрировавшими сюда людьми. Наши спокойные, интеллигентные евреи через пару лет после переселения в Израиль, набрав в грудь местного воздуха свободы и расправив крылья, становятся агрессивными сторонниками идеи, что всех арабов нужно срочно... переселить. Как минимум, переселить. Израиль, кстати, полностью обеспечивает все эти арабские поселе-ния, снабжает их работой и электричеством. Ну и иногда, конечно, могут точечно взорвать или снести бульдозером дом, где проживал террорист. Но так происходит только тогда, когда, по мнению израиль-ских спецслужб, не было другого способа поймать и судить этого человека. Смертная казнь, кстати, в Израиле запрещена, а человеческая жизнь признана высшей ценностью.

Но умер один еврей – умрут два араба. Такой девиз популярен здесь последние 50 лет. Голда Меир, культовая историческая личность,

добрая бабушка с глазами, в которых сосредоточилась вся грусть еврейского народа, после теракта в Мюнхене пообещала найти каждого террориста и сдержала своё слово. И, несмотря на ошибки во время войны Судного дня (приведшие к неоправданным потерям – в этом уверено старшее поколение жителей Израиля), её уважают и любят до сих пор.

 

…Израильтяне, абсолютно уверенные в своей правоте и богоизб-ранности, живут по законам военного времени, не уставая радоваться каждому неимоверной красоты закату, потому что завтра его может и не быть. Ведь, кроме всего прочего, рядом враги, и они не дремлют.

Особая тема – местная еда, хумус и тхина с рыбой сегодняшнего улова. А израильский совиньон пробовали? Если пробовали, то тянуть вас сюда будет всегда. Из Киева лёту – два часа 40 минут. Ещё час – и вы в Тель-Авиве, городе, который никогда не спит. Заходите в любую забегаловку. Уровень еды очень высокий. Вкусно поесть – националь-ный вид спорта. И это всё– несмотря  на полное отсутствие серви-са. Приняв заказ, всё перепутают, а иногда уронят. Со снисходительной улыбкой, но без извинений и после двух-трёх напоминаний переставят порции. Удивятся, что люди недовольны сервисом. Ребята, у нас война! К чему условности?

Хотя тут вкуснейшие завтраки с огромным количеством кисломо-лочных продуктов и прочей кошерной вкуснятины.

Отдельная история – шабат. Креативный ход позволяет больше суток ничего не делать. Не успел подготовиться – будешь сидеть голод-ный в пятизвёздочной гостинице и ездить на лифте, останавливаясь на каждом этаже, потому что кнопки в шабат тоже нажимать нельзя. Маразм, по-нашему? Но эта нация выжила и стала успешной только потому, что соблюдала правила. И намерена это делать в дальнейшем. Израиль – страна контрастов. Это не банальность – это вывод. Всем, кого манит форма, а не содержание, не сюда. Им в страны, в одночасье настроившие небоскрёбов без души, которые, кажется, ткни пальцем – упадут, как картонная бутафория, обнажив тысячелетнюю девственную пустыню с кочевниками.

В Израиль нужно ехать за вдохновением и прозрением в святых местах. В Израиль нужно ехать за пониманием, как небольшая страна исключительно благодаря мотивации и мозгам своих граждан превратилась в мощное государство, которое заклятые соседи боятся и уважают. Сюда нужно ехать, чтобы вкусно поесть невероятного качества еды, запивая её здешним вином тоже отличного качества и по смешной по киевским меркам цене.

Сюда надо ехать за восточным колоритом, густо замешанным на остром чувстве юмора. Сюда отправляются за оптимизмом целой нации, несмотря на непростую историю и проблемное географическое положение. Сюда – встречать закаты и любоваться рассветами, пони-мая, что так любить жизнь может только Великая Страна.

 

 

К списку номеров журнала «НАЧАЛО» | К содержанию номера