АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Инна Домрачева

Из книги стихотворений «Обечайка»

Ознакомиться с книгой вы можете ЗДЕСЬ

 

*  *  *

Не любой, кто учил целоваться Иуду,

Видел Киев в четыре часа.

Логовенко достиг состояния Будды,

Но остался внутри колеса.

 

У строителей и устроителей чуда

Под кирзой захрустели леса.

Логовенко достиг состояния Будды,

Но остался внутри колеса.

 

Голова Иоанна не падает с блюда,

Удивлённо глядит в небеса:

Логовенко достиг состояния Будды,

Но остался внутри колеса.

 

На траву и любую другую посуду

По утрам выпадает роса.

Логовенко достиг состояния Будды,

Вышел за.

2001

 

*  *  *

Со временем

Мы все станем временем,

Пеплом или песком,

Младенческим теменем,

Сахарным тростником,

Остатками воздуха

В промасленной тишине,

Аллеями Звёздного,

Приснившимися стране.

 

*  *  *

Глобализация — это когда Алёна пишет в аське,

Что бомбят вокзал,

А он — рядом.

Глобализация — это когда Алёну могут убить

Младшие братья твоих одноклассников.

Глобализация — это когда мирное население страны-агрессора

Рассказывает про новую кофточку,

А потом замолкает, и ты не можешь дышать.

Две минуты, до нового сообщения.

Глобализация — это когда зона поражения при бомбёжке

Больше, чем расстояние от Алёны

До стратегического объекта страны-агрессора.

Глобализация — это когда любая война — гражданская.

Глобализация — это когда любая война — твоя.

2008

 

*  *  *

змей был тестировщиком, а яблоко — баг-репортом,

добро и зло отличались вкусом, но чаще сортом,

в большинстве они были с ещё не выведенного древа,

из того оборота, где strawberry fields forever.

а ева была уязвимостью, ева была проблемой,

ранкой, некстати надсаженной жилкою подколенной,

и даже не человеческим фактором, а настоящей бедою,

тёмной от крови с жёлчью горькой слюной густою.

я не хотела родиться евой, это доводит до исступления.

откуда синяк? подрался с никитой, чтобы не лез к лене. я,

мама, не думаю, что девочки должны варить и качать железо,

но она же тоже ходит на каратэ, и могла сама ему врезать!

понимаешь, сын, в том куске кода, который описывал еву,

уязвимость была прописана в начале строки, слева,

и когда этот участок закомментарили, вывели из работы,

ева перестала быть женщиной. стала ботом.

 

*  *  *

Если не найти кого-то, кроме, —

Голубем назначат воробья.

Томас, в этом сумасшедшем доме

Вся надежда только на тебя.

 

Из чего теперь не лепят храмы,

Хорошо, когда из пустоты...

Только ты отважно и упрямо

Рвёшься в раны вкладывать персты.

 

Мало опрокинуть чашу света,

Важно мимо не пролить его.

Томас, Томас! Не дает ответа,

И в пещере тоже никого.

 

*  *  *

 

С.И., Я.Г.

 

Люблю живой огонь, но согреваюсь мёртвым,

Стреноженным, пустым и запертым в тюрьме,

Передавай ожог по венам и аортам,

По небу и земле, по свету и по тьме.

 

Гори, гори звезда постъядерного мира,

Расстрелянного в пыль, сожжённого в пылу,

Но ложка в кринолин клубничного пломбира

Вмерзает, замерев Наташей на балу.

 

С последней немотой кончается эпоха,

Где родинка летит в зелёное ведро,

Как будто dura lex — не то, что «дура, Лёха!»,

И пережившим ночь покажется светло.

 

 

Домрачева-4


К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера