АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Игорь Губерман

Новые гарики

Всё, что думал, я вроде сказал –


даже, кажется, в лёгком излишке,  


а уже замаячил вокзал,


но опять копошатся мыслишки.


*


Жизнь – это чудный трагифарс


весьма некрупного размера,


и как ни правит нами Марс,     


а всё равно царит Венера.


*


Пока оратор в речи гладкой


молотит чушь, по лжи скользя,  


люблю почёсывать украдкой


места, которые нельзя.


*


Стихийные народные движения,


когда режимы рушатся во прах,


сначала вызывают уважение,  


а после – омерзение и страх.


*


Кто властью бесконтрольно облечён,


отравной подвергается волне,


и вскоре так жестоко облучён,     


что он уже нормален не вполне.


*


Старик, не хмурь печальный глаз,


мы движемся с тобой попутно,        


а дети помнят ещё нас,


хотя уже довольно смутно.


*


Не вижу ни деталей, ни подробностей,


поскольку путь житейский наш подобен


дороге, где полным полно неровностей,  


ухабов, рытвин, ям и колдоёбин.


*


Держава, из которой без оглядки


сбежал уже несчётный иудей,  


естественно страдает от нехватки


научных и коммерческих идей.


*


Мой местечковый взгляд на вещи


и мир земной, куда-то мчащийся,   


в себе содержит голос вещий,


ко мне от предков доносящийся.


*


Слыша стоны, что измотан и измучен,


я туда не направляю шаг поспешливый,


потому что долгим опытом научен:    


там сидит наверняка еврей успешливый.


*


Шаблоны, штампы, трафареты


всегда в ходу у всех народов,   


народы любят винегреты


из этих вялых корнеплодов.


*


Я с тех людей беру пример –


они заметны и немногие, -     


которые поклали хер


на все вокруг идеологии.


*
С годами шире наша лысина,


но волоски то там, то тут     


от этой плеши независимо


из двух ушей у нас растут.


*


Ещё недавни все эти дела:


Россия совершила резкий крен,


возможность ей подарена была,    


но вместо бывшей редьки вырос хрен.


*


Настолько жизнь моя разнообразна


была всегда по милости Создателя,     


что я и наступление маразма


приму без нареканий и признательно.


*


Мой неприкрыто обывательский


взгляд на события вокруг –          


нисколько не богоискательский,


а низкой правды близкий друг.


*


Когда я жизнь мою разруливал,


себе творя судьбу грядущую,       


то сигарету я прикуривал


о сигарету предыдущую.


*


Печаль и горечь населения,


когда на склон пошла дорога, -    


что жировые накопления


крупней финансовых намного.


*


Забавно мне, что мир куда-то катится,


смешон идеалист с его наивностью;    


а девица натягивает платьице,


и снова нежно светится невинностью.


*


Стихи сегодня пишут все,


и каждый – в горле ком! –


как он по утренней росе


прошёлся босиком.


*


Бурлит культурная элита,


в ней несогласия развал,     


и юдофоб антисемита


жидом недавно обозвал.


*


Пример высокого излишка –


то, как я хитро сочинён:


душа имеет свой умишко,    


и мозгу он не подчинён.


*


Я не базарил, не кричал,


не спорил наповал,


но много мыслей намолчал,       


пока существовал.


*


Не раз ориентиры мы теряли,      


крутые совершая виражи,


а в сумерках сегодняшней морали


опять нас обольщают миражи.


*


В густом азарте творческого рвения


Господь, употребляя свет и тьму,


зачем-то начинил Его творения     


чертами, ненавистными Ему.


*


Не могу, не хочу, не умею


отказаться и жить независимо,      


потому что зелёному змею


я обязан отменными мыслями.


*


Куда сейчас ни кину взор


с душевной болью заскорузлой –      


повсюду мерзость и позор


цивилизации обрюзглой.


*


Большие происходят катаклизмы –


стихий разгулы, войны, революции,


блаженны те живые организмы,    


которые живыми остаются.


*


Во мне нисколько чувства не остыли,


шуршат пустые мысли многолиственно,     


по - прежнему на дне хмельной бутыли


лежит и улыбается мне истина.


*


Я осознал по ходу лет


большую пользу заключения:


мне от судьбы в тюрьму билет


был послан с целью обучения.


*


Увы, тугие струны тайные


в нас есть помимо остальных,     


и мысли тёмные, подвальные


вдруг исторгаются из них.


*


Не помню, кто, но кто-то и когда-то


сказал благословенные слова:


когда наступит финишная дата –     


в судьбе начнётся новая глава.


*


Пою я страстно, чувственно и сочно;


лишённый напрочь певческих талантов,


порою я фальшивлю очень точно,     


чем сильно изумляю музыкантов.


*


Уже мне восемьдесят лет,


а всё грешу стихосложением.


И хоть нисколько не поэт,      


но я мудак с воображением.


*


И гасит – вот оно, старение –


в нас ветер возраста холодный    


души высокое горение


и пламень тела греховодный.


*


Не знает никто ничего,


и споры меж нас ни к чему:


есть Бог или нету Его –        


известно Ему одному.


*


У жизни нет предназначения,


и смысла в ней искать не надо,     


в ней ценны только приключения –


ума, души и даже зада.


*


Прости, Господь, за верхоглядство,


но я и правда не пойму:


везде творящееся блядство –


зачем созданью Твоему?


*


Я верю в чудные эксцессы


и тьму событий интересных:


в раю такие бродят бесы –     


почище ангелов небесных.


*


 Все палачи и все гонители,


что ели властные объедки,    


в быту – отменные родители


и обаятельные предки.


*


В душе пробуждается дивное эхо


от самых обыденных мест;          


люблю я пространство, откуда уехал,


и славлю судьбу за отъезд.


*


Охотно спать ложусь я каждый вечер,


и долгими блаженными ночами     


мой верный организм усердно лечит


испорченное жизнью и врачами.


*


Что-то нынче не до смеха,


у меня вопрос нелишний:         


это Божий мир поехал


или тронулся Всевышний?


*


 Влияет ли еврей на ход событий?


Конечно, да! Притом – весьма зловредно;       0


всемирной паутины нашей нити


колышутся незримо и победно.


*


 Комики, шуты и юмористы,


местного танцуя гопака,      


все на самом деле сионисты,


просто не уехали пока.


*


Стихи мои ходят в широких кругах –


читают министры и бляди,       


а я ковыляю на вялых ногах,


и крылья полощутся сзади.


*


Удачный вышел нынче день:


с души опала поволока,


и сочинялась дребедень,


и было дивно одиноко.


*


Хилость мышц, лица морщины –   


я состарился, как видно,


и что хер – лицо мужчины,


мне признать уже обидно.


*


Курбеты, сальто, антраша –


в былом, и я забыл их быстро,


но тихо светится душа


и честно тлеет Божья искра.


*


Я красотой, умом и знанием


ничьи сердца не волновал,   


сражал девиц я обаянием,


порою – даже наповал.


*


А постарев, я пью азартней,


и пью отнюдь я не ситро;     


осталось жизни литра на три,


но может быть – и на ведро.


*


Легко заселяя пространство


и запах даря за версту,


холопство, холуйство и хамство      


из общего корня растут.


*


Нет, я не помню, как родился,


как пил из мамы молоко…       


Легко я в этот мир явился –


уйти хотелось бы легко.


*


К научному я не причастен процессу –


не жалко ничуть и не хочется;


Творец потому не мешает прогрессу,      


что знает, чем это закончится.


*


Давно уже лежит на мне печать


шута, весельчака и балагура,           


но мне теперь уютнее молчать,


живую жизнь оглядывая хмуро.


*


Неужто исполняет волю Божью,


повсюду умножая зло на свете,      


пропитанное кровью, страхом, ложью


сегодняшнее время на планете?


*


Я на гастролях виски пью,


его в себя я щедро лью,


боясь, чтоб местная вода


мне не наделала вреда.       


*


Этот парадокс не обсуждается,


числясь по разряду дел естественных:  


дьявол в человеке пробуждается


от идей высоких и божественных.


*


Мы много уже знаем и умеем,


мы деньги с пониманием меняем,   


и только в отношении к евреям


мир невменяем.


*


Искра Божия не знает,    


рассекая облака,


что порою попадает


в пустозвона – мудака.


*


Нет, о любви писать я не устал –     


сменилось жизнечувствие моё:


души моей таинственный кристалл


как раз и помутнел из-за неё.


*


Колышется зловещая заря,


готовя мир к жестокому утру,


и Бог уже печалится, что зря       


затеял на Земле свою игру.


*


По зову сердца, не для выгоды


мы затеваем споры сложные,


кроя из общих фактов выводы,     


взаимно противоположные.


*


Я пью всегда и неизменно


за то, чтоб фарт не оскудел;


мои дела идут отменно,     


поскольку напрочь нету дел.


*


В доме книг моих – навалом .     


Воздадут им дети честь –


чердаком или подвалом.


И помойка рядом есть.


*


Не превращусь в такого типа я,


чтобы еврейство мной гордилось,    


и голова моя бескипая


навряд обрящет божью милость.


*


Мне это нравится – стареть,


не предаваясь угрызениям,


и утром в зеркало смотреть    


с симпатией и омерзением.


*


Война взрывает мир житейский,


и всем понятней с каждым годом,


что это заговор еврейский


умело пакостит народам.


*


Творец, покинув свой чертог,     


свет выделил из тьмы,


но до сих пор не знает Бог,


зачем создались мы.


*


Я предан рифме всей душой


и взглядом, чуть косым,


и пусть поэт я небольшой,     


но я не скукин сын.


*


О, это чувство мне знакомо,


и мемуары нам не лгут:


еврей везде живёт как дома,     


покуда дом не подожгут.


*


Уже наверняка назначен день


закончить чтоб земную эпопею,
и я споткнусь о собственную тень,   


и выругаться, может быть, успею.


*

 

К списку номеров журнала «АРТИКЛЬ» | К содержанию номера