Александр Мельник

Белый заяц толчёт в ступе снадобье бессмертия. О русской поэзии в Китае

«Отсюда за морем – Китай. Садись и за море катай». Сегодня мы последуем совету Маяковского и отправимся в Поднебесную – страну, давшую миру немало великих поэтов и множество устойчивых поэтических образов, в том числе и тот, что вынесен в название. Мне довелось около 20 лет прожить в Бурятии, откуда до Китая рукой подать, но Великую китайскую стену я так и не увидел, потому что далёкий Запад притягивал больше, чем родная и близкая Азия. Теперь, если когда-нибудь и соберусь, то придётся лететь в Пекин из Брюсселя. Но сначала хотелось бы понять, звучит ли за китайской стеной русская лира.

…Первая крупная русская община в Китае появилась в начале XX века после строительства Китайско-Восточной железной дороги – магистрали, проходившей по Маньчжурии и соединявшей Читу и Владивосток с Порт-Артуром. Тем самым бывшим портовым городом на Жёлтом море, в котором 70 лет назад родился замечательный поэт и член редколлегии нашего журнала Даниил Чкония. Сейчас город называется Далянь2. Эта община на северо-востоке Китая, состоявшая в основном из семей служащих железной дороги, в 20-30-е годы пополнилась эмигрантами из Советской России. Правда, в конце 20-х – начале 30-х гг. большая часть советских служащих КВЖД была выслана на историческую родину, но это дела не меняет. Характерными чертами русской диаспоры в Китае были высокий уровень образования и большое количество талантливых журналистов, прозаиков и поэтов, совместными усилиями создавших на чужбине новую самобытную и богатую культуру. Как отмечает Ю. Минералов3, в период с 1918 по 1947 гг. только в Харбине и Шанхае вышло более 200 (!) поэтических сборников русских авторов, постоянно живших на китайской земле.

В довоенном Китае издавались газеты и журналы на русском языке (одним из самых известных журналов был харбинский «Рубеж»), шёл активный культурный обмен между русскими и китайскими интеллектуалами. В Шанхае и Харбине, благодаря стараниям эмигрантов, появились русские симфонические оркестры, театры, оперетты и опера. Однако после победы китайских коммунистов в 1949 г. ситуация изменилась. До конфликта Мао Цзэдуна с Хрущёвым и советско-китайского раскола русская культура в Китае всячески поддерживалась. В ходе культурной революции (1966-1976 гг.) она была практически уничтожена и долгое время находилась под негласным запретом.

По мнению того же Ю. Минералова, русская поэзия в Китае характеризовалась не только щемящей тоской по утраченной родине, но и необыкновенным синтезом европейской и китайской культуры. Китайские русисты тоже отмечают, что «русская эмигрантская литература в Китае сохранила не только характерные для литературы «серебряного века» особенности культуры России, но вобрала в себя и многие черты китайской культуры. Её отличают яркая индивидуальность, присутствие местного колорита, глубокая и искренняя тоска по покинутой Родине, неповторимый этнический стиль»4.

Составитель антологии поэтов первой и второй эмиграции «На Западе» (Нью-Йорк, 1953) Юрий Иваск объяснил в предисловии название книги тем, что «данные о дальневосточных поэтах отсутствуют». Действительно, русская поэзия Китая первой половины XX века, в отличие от поэзии западной ветви русской эмиграции, была к тому времени гораздо менее известной. Между тем она, не побоюсь этого слова, процветала. Среди русских поэтов Китая того времени выделялись А. Несмелов, В. Перелешин, М. Колосова, Ю. Крузенштерн-Петерец, А. Ачаир, О. Скопиченко, Л. Андерсен, В. Обухов, Г. Сатовский-Ржевский, Н. Щёголев, М. Щербаков... В этот список в качестве популяризатора русского поэтического слова можно добавить и жившего в Шанхае в 1935-1943 гг. Александра Вертинского.

 

1.      Русские поэты в Китае в первой половине XX века. Расцвет поэтической диаспоры.

 

Основными вехами в жизни русской поэтической диаспоры Китая стали: (1) появление в этой стране, начиная с 1918 года, многочисленной харбинской группы русских поэтов, (2) первый «великий исход» поэтического Харбина (ядром которого было литературное объединение «Чураевка»), преимущественно в Шанхай, после начала японской оккупации Маньчжурии (1931 г.) и продажи в 1935 г. Советским Союзом доли КВЖД «Маньчжурской империи», (3) «великий исход» (фактически рассеяние по всему миру) русской диаспоры Китая после окончания Второй мировой войны, победы китайских коммунистов в гражданской войне и провозглашения КНР в 1949 году – явление, к которому с полным основанием можно отнести афористичные строки одного из крупнейших поэтов русского Китая Алексея Ачаира: «И за то, что нас Родина выгнала, / Мы по свету её разнесли».

Подробный рассказ о богатой литературной жизни «русского» довоенного Китая не входит в мои планы. Всех интересующихся этой темой отсылаю к замечательной антологии «Русская поэзия Китая»5, которую без проблем можно прочитать в интернете. Я же ограничусь кратким упоминанием важнейших имён.

Наиболее крупным поэтом не только русского Китая, но и всего русского восточного зарубежья можно по праву назватьАрсения Несмелова6 (1889-1945). Бывший офицер армии адмирала Колчака и участник Сибирского Ледяного похода, Несмелов с 1920 по 1924 гг. жил во Владивостоке. Скрываясь от ареста и расстрела, он ушёл оттуда в Китай с помощью карты, данной ему писателем и географом Владимиром Арсеньевым. Поэт жил в Харбине. В сентябре 1945 года он был арестован смершевцами и вскоре погиб в пересыльной тюрьме под Владивостоком7. «Нынче ветер с востока на запад, / И по мёрзлой маньчжурской земле / Начинает поземка, царапать / И бежит, исчезая во мгле».

Интересно, что один из лучших русских поэтов второй волны эмиграции Иван Елагин (ум. в 1987 г. в США) годовалым ребёнком был в 1919 г. вывезен родителями из Владивостока в Харбин. В 1923 г. семья вернулась в СССР. В конце 20-х годов отец Елагина, поэт-футурист Венедикт Март был арестован, а после повторного ареста в 1937 г. – расстрелян. Таким образом, Харбин дал русской диаспоре двух лучших поэтов – одного в восточном, другого – в западном полушарии.

Поэт Алексей Ачаир (1896-1960) происходил из семьи сибирских казаков. Активный участник гражданской войны, в 1922 г., после занятия Владивостока красными, он пешком через тайгу ушёл в Корею, а оттуда – в Харбин. А. Ачаир организовал харбинское литературное объединение «Молодая Чураевка», ставшее в 30-х годах ведущим поэтическим центром русского эмигрантского Дальнего Востока. Наравне с А. Несмеловым Ачаир был настоящим кумиром эмигрантов, оказавшихся в Китае после революции и гражданской войны. В сентябре 1945 г. А. Ачаир был принудительно депортирован в СССР. Он провёл 10 лет в ГУЛАГе (в Воркуте) и три года в ссылке на севере Красноярского края. После освобождения жил в Новосибирске. «Дно чаши озерной покроется илом, / Столетние ели наденут тенёта, / Таежные птицы загрезят о милом / И будут осеннего ждать перелёта».

Мемуарист «первой волны» эмиграции, поэт, переводчик и журналист Валерий Перелешин (1913-1992) эмигрировал с матерью в Харбин в 1920 г. В 1932 г. он вошёл в литературную группу «Чураевка». В 1938 г. Перелешин принял монашеский постриг под именем Герман, а через год переехал в Пекин, где работал в Российской духовной миссии. В 1943 г. поэт перебрался в Шанхай, откуда в 1950 г. выехал в США, а в 1953 г. – в Бразилию. Всю последующую жизнь он прожил в Рио-де-Жанейро. Наряду с А. Несмеловым, Перелешин считается одним из наиболее крупных поэтов «восточной ветви» русской эмиграции. Для его стихов, написанных преимущественно в жанре философской медитативной лирики, характерна классическая манера с ориентацией на твёрдые формы. «Ты пойдешь переулками до кривобокого моста, / Где мы часто прощались до завтра. Навеки прощай, / Невозвратное счастье! Я знаю спокойно и просто: / В день, когда я умру, непременно вернусь в Китай».

Поэтесса Марианна (Мария) Колосова (1903-1964) в годы гражданской войны, будучи ещё совсем юной, по воле судьбы ненадолго связала свою судьбу с наркомом В. Куйбышевым, впоследствии одним из руководителей советского государства. После разрыва с ним и скитания по России, в 1922 г. девушка эмигрировала в Харбин. С 1934 г. Колосова жила в Шанхае, где содержала платную русскую библиотеку. В её творчестве преобладала гражданская лирика. Современники называли её «бардом Белой армии» и харбинской Мариной Цветаевой. Вот отрывок из стихотворения М. Колосовой, посвящённого бывшему другу-наркому: «Но я твой след подкараулю / И обещаю, как врагу, / Что в черном браунинге пулю / Я для тебя приберегу. / За то, что многих злобно мучишь, / За то, что многих ты убил, – / Ты пулю смертную получишь / От той, которую любил». В 1946 г. вместе со своим мужем, одним из организаторов русского патриотического движения за рубежом А. Покровским, поэтесса переехала сначала на Филиппины, оттуда в Бразилию и затем в столицу Чили Сантьяго. Здесь она и умерла. На табличке, прикрепленной к могильному кресту, написано: «Русская национальная поэтесса».

Потомок знаменитого мореплавателя, адмирала Ивана Крузенштерна, журналист и поэт Юстина Крузенштерн-Петерец(1903-1983) была дочерью кадрового офицера, погибшего в Первую мировую войну. В 1920 г. с волной беженцев, вместе с матерью и братом она оказалась в Харбине (где ещё до войны провела детские годы). Молодая поэтесса участвовала в деятельности «Чураевки». В 1930 г. она переехала в Шанхай. Её мужем был поэт и критик Николай Петерец. Не успев вовремя уехать, поэтесса несколько лет жила в красном Китае. Лишь в 50-е годы она выехала в Бразилию, откуда в 1960 г. перебралась в США.

Поэтесса и писательница Ольга Скопиченко, в замужестве Коновалова (1908-1997), эмигрировала в Харбин около 1923 г. с отцом, кадровым офицером Белого движения. Скопиченко активно участвовала в работе «Чураевки». Она была близка с М. Колосовой (чьи стихи оказали на неё сильное влияние), дружила с А. Несмеловым. Чуть позже О. Скопиченко переехала в Шанхай. С потоком русских беженцев, уходивших от побеждавших в гражданской войне в Китае коммунистов, поэтесса попала на Филиппины, где прожила два года в лагере русских беженцев В 1950 г. она перебралась в Сан-Франциско. «…Но знаю я, что и в далёких, / Красивых, но чуждых полях / Я буду писать те же строки / И прошлое встанет в стихах. / Я знаю, по-прежнему будет / Мне сниться далекая Русь, / И где бы я не был, повсюду / Настигнет знакомая грусть».

Поэтесса и танцовщица Ларисса Андерсен (1911-2012) попала в Харбин в 1922 г. вместе с родителями. Именно так, с двумя «с» пишется её имя. С юного возраста девушка увлекалась поэзией и балетом. Литературную деятельность она начала под эгидой всё той же «Чураевки». В начале 30-х годов Андерсен переехала в Шанхай. Влюблённый в Лариссу А. Вертинский называл её поэзию «Божьею Милостью талантом». Вокруг Лариссы всегда царила атмосфера восхищения и влюбленности. Она была знакома с С. Рерихом, Вс. Ивановым, А. Несмеловым, И. Одоевцевой. В 1946 г. вышел сборник шанхайской группы «Остров», название которого, по одной из версий, придумано Лариссой Андерсен. В отличие от других дальневосточных поэтов-эмигрантов, она почти ничего не написала о Китае. В её творчестве преобладает лирика, эмоциональный взгляд на жизнь, сердечные переживания. В 1956 Л. Андерсен вышла замуж за сотрудника французской морской компании Мориса Шеза (Chaize), после чего много лет провела в разных странах, в которые был командирован её муж. С 1971 г. Андерсен поселилась во Франции, где проживала в местечке Иссанжо (Овернь). После отъезда из Китая литературным творчеством она почти не занималась. Умерла поэтесса на 102 году жизни в госпитале в городке Ле-Пюи-ан-Веле (в 25 километрах от Иссанжо)8. В наши дни во Владивостоке, в стенах Приморской краевой публичной библиотеки имени Горького регулярно проходят заседания Клуба друзей Лариссы Андерсен. «Я думала, Россия – это книжки. / Всё то, что мы учили наизусть. / А также борщ, блины, пирог, коврижки / И тихих песен ласковая грусть. / И купола. И тёмные иконы. / И светлой Пасхи колокольный звон. / И эти потускневшие погоны, / Что мой отец припрятал у икон. / Всё дальше в быль, в туман со стариками. / Под стук часов и траурных колёс. / Россия – вздох. / Россия – в горле камень. / Россия – горечь безутешных слёз».

Поэт и прозаик Василий Обухов (1905-1949) жил в Харбине с детских лет. Его кумирами были Гумилёв и Анненский. Обухов входил в литературное объединение «Чураевка», публиковал стихи и прозу в харбинской и шанхайской периодике. В. Перелешин назвал В. Обухова «дальневосточным акмеистом». В 1945 г. поэт был арестован советскими властями и депортирован в СССР, где некоторое время сидел в лагере. Вскоре он был освобожден и мог остаться в Советском Союзе, но решил вернуться в Харбин. Это ему удалось. Умер поэт в 1949 г. По словам Н. Резниковой, «каждое стихотворение Василия Обухова – отражение его трудной, мучительной жизни, в которой единственной настоящей радостью было творчество»9. «Как крылья стрекозы, осенний воздух сух. / Калитка в сад. Скамейка. Стол. Поляна. / И дремлет старый вяз, протягивая сук / Над тонкими стеблями гаоляна».

Поэт Григорий Сатовский-Ржевский (1909-1955) попал в Харбин в 1918 г. вместе с родителями. С 1940 г. он жил в Шанхае. Его единственный поэтический сборник «Золотые кораблики» вышел в свет летом 1942 г. в Харбине. Книга получила название по первому стихотворению, в котором противопоставлены «житейское злое ненастье» и «золотые обломки небывшего счастья». Согласно В. Перелешину, Сатовский «обожал стихи Бориса Поплавского и знал их все наизусть»10. «Мне так страстно хочется в Россию, / В западные нищие поля, / Где озера сине-голубые / Васильками смотрят из жнивья, // Где дороги в комьях желтой глины / С косогора убегают в лес / И болотистые низкие равнины / Спят под блеклым пологом небес…».

Поэт и журналист Николай Щёголев (1910-1975) в эмиграции, куда попал мальчиком, сначала жил в Харбине (где в 1930 г. стал одним из руководителей, а чуть позже – председателем «Чураевки»), затем переселился в Шанхай. Совместно с В. Перелешиным Щёголев редактировал поэтический альманах «Остров» (1946) участников литературного объединения «Пятница». В 1947 г. поэт добровольно вернулся в СССР. «Дни, сотканные из тумана, / Вновь начинают возникать... / Вначале – больно, нынче – странно / Мне отрочество вспоминать».

Поэт и писатель, фотограф и неутомимый путешественник Михаил Щербаков (1890-1956) покинул Владивосток осенью 1922 г., за день до прихода большевиков, на вспомогательном крейсере «Лейтенант Дымов», разбившемся во время шторма за 150-200 миль до Шанхая. Щербакова спасло от смерти то, что на одной из стоянок он пересел на канонерскую лодку «Улисс». Трагическое путешествие автор описал в очерке «Одиссеи без Итаки». В 1929 г. в Шанхае М. Щербаков был избран председателем Содружества русских работников искусств «Понедельник». Щербаков много путешествовал по Юго-Восточной Азии и островам Тихого океана, неоднократно бывал в Японии, Корее, Гонконге, посетил Цейлон и остров Пасхи. Его путевые очерки и заметки публиковались в шанхайских газетах и журналах. Всю жизнь поэт увлекался фотографией. В 1950-х гг. Щербаков оказался во Вьетнаме. Там он заболел нервным расстройством, после чего друзья перевезли его в Париж и определили в психическую больницу. Из больницы М. Щербаков вышел в 1955 г. В январе 1956 г. он в состоянии депрессии выбросился из окна. «Душный гул тропического леса / Весь пропитан пряными отравами; / Гроздья змей, – лианные завесы, – / Чашами шевелятся шершавыми...».

Поэт и философ Лев Гроссе (1906-1950), сын немецкого барона и блестящего дипломата Виктора Гроссе (генерального консула Российской империи) в эмиграции жил в Шанхае, где входил в содружество «Понедельник». В Харбине он организовал религиозно-философский кружок. Гроссе превосходно знал английский, немецкий, французский, китайский языки и позже, после учебы в Сорбонне и Берлинском университете, работал переводчиком в иностранных фирмах. В 1948 г. поэт добровольно уехал в Советский Союз. Был арестован, погиб в лагере. «Благовест об Архангеле я / Складываю на лире... / Если не дар Евангелия, / Как бы я выжил в мире?».

В довоенном Шанхае проживала старшая сестра Бориса Поплавского, поэтесса Наталья Поплавская (ок. 1900 – конец 20-х годов). «Ты едешь пьяная и очень бледная / По тёмным улицам совсем одна. / И смутно помнишь ты ту скобку медную / И штору синюю окна».

Говоря о русской поэзии Китая, нельзя также не упомянуть имена Н. Алла, Б. Бета, М. Визи, М. Волина, Б. Волкова, Л. Ещина, В. Н. Иванова, В. Иевлевой, Ф. Камышнюка, Я. Кормчего, Н. Крук, И. Лесной, В. Логинова, В. Марта, А. Паркау, Н. Петереца, Е. Рачинской, Н. Резниковой, М. Спургота, М. Шмейссера, Е. Яшнова… Этот список далеко не полон.

 

2.      Политические пертурбации второй половины XX века (до распада СССР). Исчезновение русской поэтической диаспоры в Китае.

 

После окончания Второй мировой войны одни русские эмигранты («колчаковцы», «каппелевцы», «семёновцы» и др.) были репрессированы, другие получили советское гражданство и вернулись в СССР, третьи перебрались в Австралию, США, Канаду и другие страны. Последняя массовая волна возвращения русских из Маньчжурии в СССР пришлась на середину 50-х гг. Почти все эти репатрианты были отправлены на освоение целины. К первой половине 60-х гг. практически всё русское население Харбина покинуло Маньчжурию. К началу 90-х в этом городе осталось около двадцати русских, в большинстве своем преклонного возраста. «Туристы, приезжающие сегодня в Харбин, не находят даже следа «самого большого русского города за пределами России». Ничего не осталось – ни русских церквей, ни кладбищ, ни зданий, ни людей»11.

Одной из причин этой новой волны переселения стало провозглашение в 1956 г. китайскими властями нового курса, вылившегося в победу идей Мао Цзэдуна и политику «большого скачка» (1958-1966). Чуть позже (1966-1976) была провозглашена «культурная революция», сводившаяся к отказу от старых культурных ценностей во имя строительства нового, коммунистического общества. В эти годы в стране громили университеты, избивали уважаемых профессоров, учёных и писателей. Были уничтожены почти все памятные места, связанные с русской довоенной эмиграцией. Под горячую руку разорению подверглись даже русские кладбища. Православные храмы в Харбине и Шанхае оказались разрушенными12. Понятно, что конфронтация в китайско-советских отношениях сказывалась и на русской поэзии. Во-первых, наших поэтов в стране практически не осталось. Во-вторых, даже потенциальные поэты боялись брать в руки перо. Когда на тебя смотрят как на потенциального шпиона, тут не до стихов. По словам тех, кто пережил эти годы в Китае, даже говорить по-русски было небезопасно. Об этом времени родившаяся в Харбине поэтесса Нора Крук рассказывала так: «…моя подруга вышла замуж за китайца. Жили они очень хорошо. И вот началась культурная революция, пришли хунвейбины к ним домой. (…). Схватили они её, вывели в парк, поставили на какую-то тумбу, надели на неё дурацкий колпак, ходили вокруг, ругали всяческими словами, плевались»13.

Кроме немногочисленных старожилов, в Китае в эти годы проживали несколько сотен советских женщин, вышедших замуж за китайцев. Одной из лучших представительниц русской эмиграции этого периода в Китае была Елизавета Кишкина (Ли Ша) (1914-2015). В 1936 г. она вышла замуж за одного из руководителей китайской компартии Ли Лисаня, а в 1946 г. вместе с мужем приехала в Китай. В этой стране Е. Кишкина пережила все самые сложные годы советско-китайских отношений. Во время «культурной революции» ей около восьми лет пришлось провести в одиночном заточении. Ли Лисань стал объектом травли со стороны хунвэйбинов, в результате чего в 1967 г. покончил жизнь самоубийством. А в 1979 г., после полной реабилитации, Е. Кишкиной присвоили звание профессора русского языка. Все последующие годы она работала на факультете русского языка в Пекинском университете. Ли Ша вела активную преподавательскую и научную деятельность до последних дней. Её последним трудом стала автобиографическая книга «Из России в Китай – путь длиною в сто лет», изданная в 2014 г. О дочери Ли Ша Инне Ли речь пойдёт чуть ниже.

В 1952-1965 годы из КНР в Австралию, Аргентину, Бразилию и Новую Зеландию при поддержке Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, общественных и религиозных организаций было вывезено более 1500 русских14. Наконец, в 1978 г. (при Дэн Сяопине) был провозглашён курс на социалистическую рыночную экономику. После смягчения политического климата в Китае с начала 80-х годов вновь изменилось отношение государства к русскому национальному меньшинству.

Для любителей статистики приведу цифры, наглядно показывающие динамику исчезновения русской диаспоры в Китае после Второй мировой войны. Если к 1930 г. в Китае насчитывалось 125 тыс. русских (в том числе 110 тыс. в Маньчжурии), то в 1953 г. их осталось менее 23 тыс. человек15. За годы, прошедшие после создания КНР, большинство русских эмигрировали в Австралию, США, Канаду и Южную Америку. Особенно тяжело по русской диаспоре ударила «культурная революция». Перепись 1982 года выявила в Китае лишь 2933 русских (причём большинство из них, 2262 человека – в Синьцзяне, на протяжении около 45 км граничащим с Россией)16.

Итак, в 80-е годы отношение к русским изменилось к лучшему. В 1983 г. в Синьцзяне официально признали право русских не выходить на работу в Пасху и на Рождество, в 1991 г. в Урумчи открыли православный храм, в 2000-х годах в Кульдже – русскую школу, а в 2008 г. власти Синьцзян-Уйгурского автономного района выделили деньги на новый храм в Чугучаке17. Накануне распада СССР (в 1990 г.) в Китае насчитывалось 13,5 тыс. русских18. Численность русской диаспоры в Китае, бывшей близкой к исчезновению, начала понемногу увеличиваться.

Что касается русскоязычных поэтов этого драматичного периода, у меня нет о них совершенно никаких сведений. Хотя вполне возможно, что и в это время в Китае жили русские поэты, писавшие стихи, но не публиковавшие их.

 

3.      Реформы конца XX-го (после распада СССР) – начала XXI-го вв. Начало возрождения русской поэтической диаспоры в Китае.

 

3.1.  Русские клубы и центры, китаисты и русисты.

 

В результате потепления отношений между Китаем и СССР, особенно после исторической встречи Дэн Сяопина и Михаила Горбачева в 1989 г., в Китай сначала зачастили многочисленные русские предприниматели-«челноки», затем начали приезжать студенты, желающие изучать китайский язык. Постепенно русские снова принялись обживать Поднебесную. К началу третьего тысячелетия численность русской диаспоры немного увеличилась. В 2000 г. в Китае насчитывалось 15,6 тысяч, а в 2010 г. – 15,4 тысяч русских19. По данным Всекитайской переписи населения 2010 г., большинство русских КНР жили в Синьцзяне (9000 человек) и во Внутренней Монголии, в том числе в русской национальной волости Шивэй под городом Аргунь, что рядом с Забайкальским краем (5000 человек)20. При этом надо иметь в виду, что китайская статистика учитывает лишь русских, ставших гражданами Китая (преимущественно «старых» русских), и совершенно не берёт в расчёт «новых», приехавших в эту страну по семейным обстоятельствам, на учёбу или в коммерческих целях и живущих преимущественно в Харбине и Шанхае, Тяньцзине и Пекине.

В городах проживания наибольшего количества выходцев из России и стран бывшего СССР открылись Русские клубы.

Русский клуб в Шанхае (www.russianshanghai.com) появился в 1998 г. – почти через 50 лет после закрытия своего довоенного предшественника. Это первое общественное объединение живущих в Китае выходцев из России со времен послереволюционной эмиграции. Им руководит Михаил Дроздов. В ноябре 2010 г. клуб провел творческий вечер поэта Юрия Кублановского, опубликовавшего интересные воспоминания о своей поездке в Шанхай и об этом вечере (в записи от 15 ноября): «Наши в Шанхае. Я выступал у них в Русском Клубе, небольшом зале богатого отеля. Человек 30 – 40. Как понимаю, это некрупные честные предприниматели, которые не нашли себя в России (…). Люди чистоплотные, но стремящиеся к достатку. И в Шанхае, где бизнес не омрачен беззаконием и поборами, они себя нашли. Купили квартиры, даже выписали из Самары учителя Закона Божия и русского языка»21. Гостями Русского клуба в Шанхае было также немало писателей: Леонид Бородин, Валерий Ганичев, Юрий Поляков, Александр Проханов, Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, критик Владимир Бондаренко и др. Выступали в Шанхае и группа «Мумий Тролль», и лидер «Аквариума» Борис Гребенщиков.

Русские клубы работают также в Пекине, Гуанчжоу, Харбине, Урумчи и Гонконге. Надо сказать, что мало кто из новых русских переселенцев планирует остаться в Китае навсегда. Слишком много различий в жизненных укладах, а многим не по нраву и перенаселённость больших городов22. Тем не менее, потребность в русских центрах и клубах появилась, а это – хороший знак для русской поэзии. В Шэньяне, Харбине, Урумчи, Шанхае, Гуанчжоу, Шэньчжэне на добровольных началах работают образовательные центры, классы и кружки для детей по изучению русского языка и литературы. Воскресные школы открыты при православном храме, расположенном на территории российского посольства, а также в Шанхае. В Гонконге и Макао работают Центры русского языка. Солидный фонд художественной литературы на русском языке имеется в библиотеке провинции Хэйлунцзян, которая активно сотрудничает с Дальневосточной государственной научной библиотекой в Хабаровске, а также в Государственной библиотеке Китая. Небольшая библиотека русской литературы есть и при Русском клубе в Шанхае. В генконсульствах в Шэньяне и Гонконге, а также в посольстве и Российском культурном центре в Пекине тоже открыты библиотеки русской литературы. Это значит, что русская поэзия в Китае как минимум проникла на полки библиотек.

Российский культурный центр в Пекине (http://russianculture.cn/ru/) регулярно проводит разные мероприятия, связанные с русским языком и культурой. Поэтических вечеров в программе центра я не нашёл, но судя по всему, это дело недалёкого будущего. Проведение поэтического фестиваля «„Эмигрантская лира? в Пекине» (или в любом другом крупном городе Китая) наверняка способствовало бы оживлению русско-китайской литературной жизни. Но прежде чем думать о будущих поэтических фестивалях, надо как можно лучше понять китайскую жизнь. Здесь не обойтись без помощи русских китаистов, китайских русистов, а также разного рода журналов, издающихся на русском языке.

Для познания Китая и китайской мудрости чрезвычайно полезен сайт «Средоточие» (http://www.sredotochie.ru/), созданный живущим на Тайване российским китаистом Владимиром Малявиным (род. в 1950 г.). Малявин перевёл на русский язык многие китайские трактаты («Чжуан-цзы», «Ле-цзы», «Дао дэ цзин» и др.) и написал более 30 книг и сотни статей, посвященных китайской философии и истории культуры. А Бронислав Виногродский (род. в 1957 г.) не только китаевед, но и поэт (автор четырёх сборников стихов), писатель и переводчик всё тех же основополагающих китайских текстов («Чжуан-цзы», «Дао дэ цзин», «Книга Перемен»). Правда, в Китае москвич Б. Виногродский постоянно не живёт, бывает здесь наездами, по несколько раз в год, но творческие силы черпает именно в здешней культуре. В 2015 г. поэтесса Ирина Чуднова (о которой я расскажу дальше) переводила на китайский язык одну из его книг. Личный сайт Б. Виногродского: http://bronislav.ru/ О китайской поэзии и поэтике активно пишут китаисты Марина Кравцова, Сергей Торопцев, Лидия Стеженская, Иван Семененко и другие. Очень полезный сайт о китайской культуре (http://www.synologia.ru/) курирует Отдел Китая Института востоковедения РАН.

Активно работает в области образования и переводческой деятельности дочь Елены Кишкиной и Ли Лисаня (о которых я рассказывал выше), профессор, русист-филолог, переводчик и поэт Инна Ли (Ли Иннань), с 2001 по 2012 гг. возглавлявшая Центр русского языка в Пекинском университете иностранных языков»23. В далёком 1985 г. за переводы русской литературы она была удостоена премии «Радуга», учрежденной Союзом писателей Китая. Большое удовольствие доставляет ей перевод поэтических произведений. В числе изданных поэтических сборников, в которые вошли переводы Ли Иннань – «Антология современной китайской поэзии», «Стихотворения Чэнь И», «Стихотворения Джиди Мацзя». Персональный сайт Ли Иннань:http://www.laoshi2.ru/?page_id=135 На этом сайте можно найти и несколько собственных стихов поэтессы.

В Шанхае функционирует русскоязычный Книжный клуб (http://vk.com/shanghaibookclub). Члены клуба встречаются раз в две-три недели и обсуждают прочитанные книги. В этом же городе инициативная русская молодёжь регулярно проводит на свежем воздухе Арт-пикники – небольшие фестивали интересов, увлечений и хобби. Например, в октябре прошлого года в Cenruty Park прошёл второй Шанхайский слёт любителей авторской песни «Струна»24.

 

3.2.  Журналы, сайты и интернет-форумы на русском языке.

 

В 2005 г. возобновлено издание китайского государственного русскоязычного журнала «Китай»(http://www.kitaichina.com/), впервые вышедшего в свет в 1951 г. В рубрике «Культура» немало материалов посвящено новостям литературной жизни в стране. С 2009 г. издаётся и распространяется в обоих странах журнал «Россия и Китай»(http://www.owasia.org/china.html) – международное издание с параллельным переводом, посвященное китайско-российским отношениям. В просмотренных мной номерах материалов о литературе не обнаружено. С 2009 по 2013 гг. на территории Китая раз в месяц выходило первое и единственное в своем роде бесплатное русскоязычное печатное издание – «Наш журнал»(http://www.наш-журнал.рф/). В 2014 г. вышел единственный номер журнала, по всей видимости – последний. В доступных для скачивания номерах литературных новостей нет. В 2004 г. начал издаваться сетевой русскоязычный журнал «Дыхание Китая»(http://russian.china.com/enterprise/magzine/), рассказывающий о разных сторонах жизни Поднебесной. В 2012 году этот журнал стал выходить как приложение к государственной «Российской газете». В нём можно найти много интересных статей и материалов, касающихся китайской жизни. Что касается литературы, а тем паче поэзии… Как вы догадались? В журнале«Словесница Искусств» есть постоянная рубрика «Русский Харбин»: http://www.slovoart.ru/taxonomy/term/62/all

Кстати о Харбине. Здесь с 2002 г. издаётся русскоязычный журнал «Партнеры» – орган пресс-канцелярии правительства той самой приграничной с Россией провинции Хэйлунцзян, в которой расположен Харбин. Эта провинция наиболее тесно связана с Россией в силу исторических, географических и экономических причин. С 2009 г. по 2011 гг к журналу выходило приложение – «Партнеры. Берега дружбы» (https://sites.google.com/site/partneryberegadruzby/), ориентированное на русских, проживающих в Китае. Форма приложения к китайскому журналу была выбрана из-за того что по китайским законам иностранные издания не могут самостоятельно издаваться в КНР. Инициатор издания – Лариса Жебокритская, живущая в Китае уже 25 лет (она же является литературным редактором «Партнеров»). Приложение издавалось при поддержке Русского клуба в Харбине, Российского культурного центра и Координационного совета соотечественников в Китае. Время от времени в нём публиковались и стихи.

«Восточное Полушарие» (http://polusharie.com/) – это крупнейший интернет-форум в русскоязычном сегменте интернета, посвященный Китаю и Азии. Одна из веток сайта (http://polusharie.com/index.php?topic=156753.0) посвящена переводам китайской классической поэзии. Здесь русские китаисты и переводчики выкладывают свои заметки и переводы с китайского и обсуждают проблемы литературного перевода китайской поэзии – как старинной, так и современной. Большинство участников форумов спрятаны под вымышленными именами. Большой популярностью пользуется сетевой журнал«MANDARIN» – издание о жизни в Китае, в котором люди делятся полезной информацией, анонсами мероприятий, рассказывают о выставках, встречах с интересными людьми и т.д. Журнал распространяется лишь в ВиЧате (WeChat, программа мгновенных сообщений). Очень востребован в русскоязычной диаспоре и сетевой журнал «Магазета» (http://magazeta.com/) живущего в Ханчжоу Александра Мальцева. Александр также со-ведущий аудио-проекта «Laowaicast» (от слова Лаовай – иностранец, чужак, посторонний). ЖЖ А. Мальцева: http://eluosi.livejournal.com/#/eluosi162113.

В сентябре 2013 г. по инициативе и под редакцией лингвиста, переводчика и писателя Антона (Тони) Гау25 вышел первый и последний выпуск Литературного альманаха «CRUX» («Южный Крест»), заявленного как южно-китайский литературный альманах, издание независимого литературного клуба г. Гуанчжоу26 (http://www.russianchina.org/wp-content/uploads/2013/09/CRUX-No.1-1.pdf). В разделе «От редактора» Антон Гау, в частности, рассказывает: «Данный альманах является сборником литературных работ русскоязычных людей, так или иначе связанных с Китаем. Начинался он с желания отдельных русскоговорящих обитателей южного Китая показать друг другу свои работы, встретиться и даже, может быть, провести некий литературный салон, при всей иронии данного словосочетания. Такая встреча случилась 20 апреля 2013 года в г. Гуанчжоу. (…) Скорее, это стенгазета или же рабочие тетради пишущих китаистов – и профессиональных, и, – волею судеб, – любителей. (…) Город Гуанчжоу был выбран как эпицентр существования в южном Китае, хотя уже раздаются голоса о проведении подобных мероприятий в других городах и провинциях, чему мы рады и что мы приветствуем. (…) Наше издание не ставит целью из последних сил добиваться литературных высот каждой строки и выверенности каждой буквы. Это, скорее, подиум для того, чтобы выразить себя, посему строгие суждения о литературной ценности произведений приветствуются, хотя и не принимаются, ибо, с одной стороны, пока некуда, а с другой – «каждый пишет, как он слышит» и далее по тексту. Авторы, публикующиеся здесь, не подают заявок на исключительную отточенность литературного мастерства, скорее – на право выразить себя и свой мир».

В первом номере альманаха «CRUX» были, в частности, опубликованы стихи и переводы Игоря Алимова, Альберта Крисского (Папа-Хуху), священника о. Александра (Панасенко)27, Гранта Грантова, Марии Громаковой, Анны Виктория, Тони Гау (Tony Gau)28 и Полины Синицкой29.

 

3.3.  Русскоязычные поэты и переводчики современного Китая.

 

В этом разделе речь пойдёт об интересных переводчиках с китайского (в том числе поэзии), об интересующихся поэзией китаистах и о поэтах, живущих в Китае постоянно или живших здесь некоторое время и вернувшихся в Россию.

Забегая вперёд, замечу, что в целом ситуация с русскоязычной поэзией в Китае напоминает затишье перед бурей. Поэтической общности пока ещё не сложилось, поскольку в стране не успела ещё сложиться многочисленная и хорошо структурированная русская диаспора. Нет ни литературных журналов, ни широко известных за пределами Китая поэтов, пишущих стихи на русском языке и регулярно публикующихся в поэтических сборниках, серьёзных журналах или «несерьёзном» интернете. Переводов современной русской поэзии тоже делается крайне мало. Даже выходивший недавно сборник Цветаевой в переводах известного поэта Ван Цзясиня делался через английский язык30. Но всё не так пессимистично, если учесть, что русско-китайские контакты в полной мере активизировались лишь каких-нибудь 20-25 лет назад. Поэтому я смотрю в будущее русскоязычной поэзии Китая с осторожным оптимизмом.

Один из основателей «Русского клуба в Шанхае» (в 1998 г.) и его председатель (с 2001 г.), он же – председатель Всемирного Координационного совета российских соотечественников Михаил Дроздов (род. в 1971 г. во Владивостоке) живёт в Шанхае с 1996 г. Он один из соавторов и куратор проекта по выпуску книги «Русские в Китае. Исторический обзор» (2010), автор нескольких статей о жизни русской диаспоры и интервью с деятелями русской культуры в эмиграции, редактор сайта «Русский клуб в Шанхае», организатор творческих вечеров с российскими деятелями культуры в Шанхае. Стихи М. Дроздова публиковались в сборнике «Побудь у одиночества в гостях» (Владивосток, 2002) и газете «День литературы» (Москва, №7, 2007). Дроздов – автор поэтического сборника «Шанхайские акварели» (2002)31. «Опять туман. / Неясно фонари / Мерцают. // Прохожим дела нет – Возникнут близ меня / И тают. // А я, как будто пленник, / Сквозь строй / По лужам // Венчаю понедельник / Дождем / На ужин. // И ветер, / Словно лист, / Меня вращает, // В густом тумане / Лиц Не различает». Персональный сайт: http://russianemigrant.ru/links

Китаист, востоковед и переводчик Альберт Крисской (Папа ХуХу) является одним из организаторов интернет-сообщества «Восточное Полушарие» (см. выше) и автором сайта «Папа ХуХу» (http://www.papahuhu.com/), который и дал ему его неформальное имя. А. Крисской родился в Ростове-на-Дону в 1974 г., там же поступил на геолого-географический факультет Ростовского университета. После двух лет учебы, в 1993 г. получил предложение поехать по обмену в Китай для продолжения обучения. За годы учебы освоил китайский, английский и испанские языки.32 Крисской занимается переводами старинных китайских стихотворений. В прошлом году он переехал в Словению. «Ведь Тао Юаньмину было тридцать семь / Когда печать повесив, из ворот столичных вышел / Я тоже в этот год уеду насовсем / На берег Си, в деревню к горам Шан поближе» (Возвращаясь к полям. Юань Чжэнь. – Перевод А. Крисского). ЖЖ: http://papahuhu.livejournal.com/

Профессиональный китаист-филолог Юлия Дрейзис33 родилась в 1986 г. в Москве, где сейчас и проживает. Юлия закончила Институт стран Азии и Африки по специальности «лингвистика» (китайский язык), а кандидатскую защищала уже по литературе китайского авангарда. В 2005-2006 гг. она проходила стажировку в Педагогическом университете центрального Китая (Ухань, КНР), а сейчас работает в МГУ имени М.В. Ломоносова и в Институте стран Азии и Африки (на кафедре китайской филологии). В конце прошлого года вышел в свет её перевод романа Юй Хуа «Братья». Затем Юлию очень заинтересовала современная поэзия Китая. Оказалось, что это совершенная terra ingonita для русского читателя, мало кто этим занимается профессионально. Так появился сайт-блог Юлии Дрейзис «Стихо(т)ворье» о китайской поэзии последних тридцати лет (https://versevagrant.com/). Переводы Ю. Дрейзис печатались в журнале «Транслит», а также презентовались в 2015 г. на ежегодном Фестивале свободного стиха/верлибра в Москве. Сейчас Центр мировой поэзии Института языкознания, с которым Юлия сотрудничает, совместно с тайваньскими коллегами запускает проект двуязычной антологии современной русской поэзии в переводах китайских поэтов. Если всё получится, книга выйдет через три года. В настоящий момент Юлия Дрейзис занимается исследованием литературы китайского авангарда и переводами Юй Хуа, одного из наиболее ярких представителей течения. Ю. Дрейзис – лауреат поэтической премии журнала Poetry East West (DJS Art Foundation в номинации «Перевод современной китайской поэзии» (2015). Все публикации Юлии Дрейзис: http://istina.msu.ru/workers/5652460/style/gost/

Востоковед, китаевед, директор Центра «Петербургское Востоковедение», доктор исторических наук, писатель-прозаик и переводчик Игорь Алимов (род. в 1964 г.) в конце 80-х гг. стажировался в Китае. Сейчас он, по его словам, «живёт и работает в Санкт-Петербурге и по мере сил – в Пекине». Фактически Алимов проводит в Китае ежегодно около месяца. В 2010 г. он защитил докторскую диссертацию по теме «Китайские авторские сборники X-XIII вв. в очерках и переводах». Переводы И. Алимова можно прочитать в антологии современной китайской поэзии «Азиатская медь» («Петербургское Востоковедение», Санкт-Петербург, 2007, http://alimov.pvost.org/pdf/Ch_mo_po.pdf). Под псевдонимом Вениамин Гусь Игорь Алимов публикует короткие шутливые стихи: «Поднять искусство до себя – / Иль опуститься до искусства?» («Раздумья»), «Опять мой кот ликует. / И так – который год подряд. / Приди уже в себя, кастрат!» («Весна»), и т.д. Персональный сайт Игоря Алимова:http://alimov.pvost.org/wp/

Очень одарённая и тонко чувствующая поэтесса Зоя Гудкова жила в Пекине с 2011-го года (в 2015 г. она умерла). Прах её развеяли под Пекином, поэтому она теперь навсегда осталась в Китае. «Сыграй – на нервах – роль Савонаролы, / Пристрастной лютни струны приструни, / Про грех богатства с красотой шепни, / Чтоб покаянье принесла в подоле» (из последнего стихотворения «Великая иллюзия», опубликованного на сайте «Стихи.ру» 10 марта 2015 года). Страница Зои Гудковой на этом сайте (где она публиковалась под псевдонимом Umeko): http://www.stihi.ru/avtor/umeko. Личная страница на сайте «diari»:http://www.diary.ru/~umeko/?s

Поэтесса Света Бритова (род. в 1975 г.), более известная по своему псевдониму Yandel, по профессии – лингвист. Во время учёбы в МГУ Света в 1998-1999 гг. стажировалась в Китае, потом преподавала китайский язык в МГУ. С 2010 по 2012 гг. она жила в Пекине, работала (или стажировалась – точно не знаю) в Международном университете бизнеса и экономики, после чего снова вернулась в Москву. В творчестве Yandel часто звучит китайская тема. Муж поэтессы, поэт и переводчик Евгений Дерлятко (Deyck, Дейк), скоропостижно умерший в 2009 г., писал: «Ключ к поэзии ЯнделЪ – Восток. Причем Восток Дальний, прежде всего китайский. Лингвист и китаист по профессии, Светлана прожила несколько лет в этой древней и вечно юной стране, прониклась ее духом, ее эстетикой, ее поэзией. (…) В каждой своей вещи Светлана пребывает там и тогда, где и когда свершается это чудо – отливка опыта, впечатлений, чувств и мыслей в законченную поэтическую форму»34. Всех интересующихся творчеством Yandel отсылаю к её давнему интервью Павлу Самсонову.35 «я не видела снега шесть тысяч пятьсот часов, / вдоль великой китайской – по часу за пару ли. / от москвы до пекина две трети мечты. в висок / тук-тук-тычется нищенка-память. скребёт. скулит». Страница Светланы Бритовой (ЯнделЪ) на сайте «Интерлит»: http://www.interlit2001.com/britova-1-07.htm. Страница Yandel на сайте «Стихи.ру»: http://www.stihi.ru/2008/02/21/2033. ЖЖ: http://yandel.livejournal.com/

Поэт и переводчик, журналист и фотограф Ирина Чуднова36 родилась в 1974 г. в Ростове-на-Дону. Более 20 лет живёт в Пекине. Стихи пишет, по собственному признанию, «сколько себя помнит». Относится к ним очень придирчиво – многое летит в корзину, многое остается недописанным из боязни одним неточным словом испортить несколько хороших строк. Ирина публикует свои стихи, переводы и рассказы преимущественно на сайте Максима Мошкова «Самиздат»37(http://samlib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/). Она член редколлегии сборников авторов «Самиздата». Страница Чудновой в «ЖЖ»: http://china-cat.livejournal.com/ (под именем Китайская КошЬ). Подборка стихов И. Чудновой «Десять стихотворений, написанных ночью» была опубликована в 130-м номере «Вечернего Гондольера» (http://zhurnal.lib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/night_stike.shtml). Несколько её переводов тайваньского поэта Линь Цзянь-Луна опубликованы в наиболее представительном собрании современной китайской поэзии новейшего времени, антологии «Азиатская медь» («Петербургское Востоковедение», Санкт-Петербург, 2007).38 «эй! кто-нибудь! мои руки-крылья дождями исколотые намотайте на локоть. / закат небо исполосовал в радужные разводы, / трепещет сердечная камера клапанами-перегородками – / отходят воды. что-то в полночь родится – флейта ему позвоночником, / рифмы рёбрами, аллитерации кровью, вселенская тоска смыслом».

Поэтесса Марина Мурсалова39 родилась в 1982 г. в Москве. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького. В 2006 г. Марина стала лауреатом премии «Дебют». Она публиковалась в журнале «Новый мир», альманахе «Алконостъ», региональных изданиях. После «Дебюта» и «Нового мира» публикаций практически не было (не считая собственного блога – тоже почти заброшенного). Уже третий год М. Мурсалова проживает в южном китайском городе Шэньчжэнь, где представляет российскую ювелирную компанию. «Всякий брошенный дом достаётся природе: / Крысам в подполе, серым кротам в огороде, / И жучкам в почерневшей, трухлявой доске, / И светящимся дивным грибам в уголке».

Поэт, филолог и искусствовед Митя Цветков родился в 1982 г. в Ленинграде, окончил филологический факультет СПбгу. Активно участвовал в питерской литературной жизни, публиковался в альманахах, выступал на фестивалях, записывал музыкальные диски. В 2004 г. при участии Цветкова в Петербурге был организован так называемый арт-клуб «Болт», занимавшийся продвижением современной поэзии и молодых авторов. В 2008 г. М. Цветков вышел в финал поэтического турнира «Русский слэм». В 2012 г. он перебрался в Шанхай, где до сих пор и проживает, принимая активное участие в культурной жизни его русскоязычной диаспоры. В 2014 г. в Санкт-Петербурге вышел поэтический сборник Мити Цветкова «Тексты из ниоткуда»40. Это его первый полноценный сборник стихов, составленный из текстов, написанных за последние десять лет. Поэт неоднократно выступал перед шанхайской русскоязычной публикой. Он также неоднократно устраивал арт-квартирники, литературные вечера и кинопоказы, принимал участие в организации и входил в жюри конкурса «Читай, Шанхай!» (конкурс на лучшее прочтение вслух стихов). По частному сообщению Мити, в своё время он «кидал клич» по китайским городам и весям с призывом совместного поэтического слёта, но так никто, увы, и не откликнулся. «Изгибы твои / дорогая моя Сучжоухэ / так пленительны / вечером томным / и что мне та Хуанхэ / что течет вдалеке / если рядом со мной / ты лежишь / ты бежишь / ты ласкаешь волной / берега, корабли / и бросают сетями / в тебя рыбаки / от банальной тоски...».

Поэтесса и скрипачка Анна Ганина родилась в Костроме. Детство прошло на Северном Кавказе, потом Анна жила на Камчатке, закончила Дальневосточную Академию искусств во Владивостоке, а с 2000 года вместе с мужем, художником Владимиром Ганиным, она живёт в Китае в г. Юэян (Yueyang). Уже 15 лет Анна работает в Хунанском политехническом институте (провинция Хунань расположена в юго-восточном Китае). А. Ганина – доцент кафедры скрипки, лауреат международного конкурса-фестиваля в Пекине. Она преподаёт и выступает с концертами. И Анна, и её муж – обладатели Золотых медалей провинции Хунань «Лучший иностранный специалист», причем Владимиру первую медаль в 2004 г. вручал премьер-министр Вэнь Цзябао, а вторую в 2015 г. – председатель КНР Си Цзиньпин. Анна Ганина начала писать стихи в 2013 г. Её страница на сайте «Стихи.ру»: http://www.stihi.ru/avtor/annaganina (обратите внимание на стихи, сгруппированные в цикле «Китайские стихи. Хунан»). Специально для нашего журнала российский дирижёр, композитор, пианист и философ Михаил Аркадьев рассказал о её творчестве: «Есть разные поэты. Есть те, кто ждёт остроты ощущений и подбирают к ощущениям рифму. А есть те, кто постоянно мыслит рифмой, ритмом, образом, стихом. К этому более редкому и ценному типу принадлежит поэт и музыкант Анна Ганина, живущая уже более 15 лет в Китае, в провинции Хунань. Поэзия её насыщена пронзительным ощущением китайской природы, всего живого. Ганина удивительным, и при этом естественным образом примыкает к древней великой традиции Китайской пейзажной лирики. Лирика эта несёт в себе нечто абсолютно личное, и одновременно космическое, за ней чувствуется смертельное переживание жизни. Это знак подлинности, знак погружения в саму стихию поэзии, где любовь, природа, смерть, возрождение перетекают бесконечно одно в другое. Обратите внимание как в этих прекрасных стихах свет и тень, Инь и Ян органично сплетены в музыкальные аккорды, как разные голоса вплетены в непрерывность времени и пульс, почти как в любимой и исполняемой Анной Ганиной Чаконе Себастьяна Баха: «Блестящий хор цикад! / Как ночью у воды / похожи все деревья! / Возьму свой плащ / и подберу подол – / скорей к ручью! / Но как найти у ночи / единственное дерево свиданья?». Гармония стиха Ганиной соткана из покоя и разрыва, из созерцания и диссонанса. Так – сквозь её строчки, мы слышим музыку древности и музыку современности, радость и боль, полет и катастрофу. Спасибо Анне Ганиной – русскому поэту в китайском пространстве звука за эту чистоту строя»41.

Поэт с экзотическим именем Грант Грантов (один из участников альманаха «CRUX») родился в 1969 г. в Пятигорске Ставропольского края. В детстве с родителями он переехал в Москву. В 1992 г. окончил международное отделение факультета журналистики МГУ по специальности «Литературный работник телевидения». В 1998 г. посетил Непал и Тибет, после чего вернулся в Москву, бросил бизнес и начал изучать китайский язык. В 2001 г. уехал учиться на факультет китайского языка для иностранцев Сианьского института иностранных языков42. Блог Гранта Грантова в «Магазете»: http://magazeta.com/tag/grant-grantov/. Здесь же можно прочитать два его поэтических цикла – «Китайский цикл» (http://magazeta.com/2010/11/stihi-kitayskiy-tsikl/) и «Синьцзянский цикл» (http://magazeta.com/2011/05/xinjiang/), а также поэтические переводы (http://magazeta.com/2011/05/poeticheskie-perevodyi/). «Не поймёт богатый суть Востока, бедный же монах её нашел. / Если на Востоке сердцу плохо, это очень, очень хорошо!».

Актриса и фотомодель, певица и блоггер, поэт и филолог, журналист и преподаватель русского языка как иностранногоМария Громакова родилась в Москве, высшее образование получила в Санкт-Петербурге (филфак СПбГУ). С 1998 по 2007 гг. Мария была ведущей актрисой и режиссёром-постановщиком питерского «Театра Поэтов». С 2007 г. она живёт в г. Сямэнь (юго-восточный Китай), где преподаёт в местном университете. Увлекается фотографией (http://www.photosight.ru/users/162533/). Мария Громакова – автор трёх поэтических сборников, участник и победитель всероссийских и международных литературных конкурсов. Публиковалась в нескольких российских журналах, альманахах и антологиях, а также в журнале «Новые берега» (Копенгаген, Дания, 2004). Подборку стихов Марии Громаковой можно почитать здесь:http://beauty.slavterra.ru/photo/gromakova/verse.php (часть 1; ссылки на две другие части приведены на указанной странице). Послушать стихи поэтессы можно тут: http://goo.gl/nLFyaR. «Некрасивая девочка плачет. / Сны уходят. / Уходят туда, где утро. / Капризное небо / под ногами прохожих / щёлкает клювами. / Птицы. / Брызнет радугой / из-под колё что-то. / Может, радость пролили, / а, может быть, просто лужа / после вчерашнего / не просохла».

Один из авторов упомянутого выше альманаха «CRUX» Анна Виктория поэтом себя не считает, стихи пишет «только по настроению или по случаю». Родившаяся в приморском Дальнегорске и выросшая во Владивостоке, филолог А. Виктория приехала на юг Китая в 2006 г. в годовую командировку, однако и по сей день живёт и работает в этой стране. «Здесь Новый год не пахнет хвоей, / Здесь всё совсем наоборот: / Зимой зелёные газоны, / И витамины круглый год».

Молодая поэтесса из Шанхая Светлана Кособокова публикует свои задиристые и нескучные стихи под заголовком «Стихи из сибирских хутунов» в социальной сети «В контакте» (https://vk.com/sibirskiehutuni, здесь же можно найти и видеозаписи её чтения), а также на сайте «Стихи.ру» (http://www.stihi.ru/avtor/yablokovaja). Светлана, заместитель председателя Русского клуба Шанхая, придумала и реализовала тот самый проект «Читай, Шанхай!», про который я рассказывал выше. Это начинание оказалось востребованным, поэтому мероприятие решено расширить и провести в масштабах всей страны с новым названием «Читай, Китай!» (https://vk.com/chitaikitai). «Тормозите голову – я сойду! / Без тебя тут паника и паранойя, / Город тошно ходит в больном бреду, / Я сама тоже не знаю кто я».

Живущая с 2004 г. в г. Далянь Мира Максимова родилась в Якутии. По матери она якутка, по отцу – китаянка. Филолог по образованию (Якутский гос. университет, 2003), Мира занимается переводами с использованием четырёх языков – русского, якутского, китайского и английского. М. Максимова работает в сфере международного бизнеса. Она также редактор отдела культуры двуязычного англо-китайского журнала «Focus on Dalian» и представитель русско-китайского журнала «Россия и Китай» в Даляне. В свободное время рисует, пишет авторские песни, переводит стихи и песни с разных языков. Стихи и переводы на сайте «Стихи.ру»: http://www.stihi.ru/avtor/umira2/

Пишет стихи и Екатерина Цабенко из Шэньяна, однако связаться с ней мне не удалось.

В Харбине живёт музыкант, автор и исполнитель бардовской песни Алексей Шихалеев (род. в 1962 г. в Благовещенске). Запись беседы с ним о жизни в современном Китае я прочитал с большим интересом.43 Тексты песен, иронические стихи и стихи для детей Алексея Шихалеева можно прочитать здесь: http://www.stihi.ru/avtor/amsoccer. К числу поэтов, имеющих прямое отношение к Китаю, можно отнести и Илью Лагутенко, создателя и лидера группы «Мумий Тролль». Певец, музыкант, поэт, композитор, актёр, художник и писатель, Лагутенко окончил одну из школ Владивостока с углублённым изучением китайского языка, затем Дальневосточный государственный университет (восточный факультет по специальности «Страноведение»), где защитил диплом на тему «Развитие приграничной экономики между Россией и Китаем». Довольно долго в Шанхае жил писатель Вадим Чекунов, известный своими романами «Кирза» и «Шанхай. Любовь подонка». Здесь же проживает автор двух книг о Китае Владимир Марченко, известный также по псевдониму Aqua. Марченко пишет и стихи, некоторые из которых становятся песнями в его собственном исполнении.

 

3.4. Хроника поэтической жизни русского Китая последних лет.

 

В ноябре 2010 г. Русский клуб в Шанхае провел творческий вечер русского поэта и публициста Юрия Кублановского. В ноябре 2013 г. в Пекине прошло вручение первой в новейшей истории премии за лучший перевод современной русской литературы на китайский язык. Лауреатом премии «Россия – Новый век» стал Гао Ман. Он был удостоен награды за перевод поэмы А. Ахматовой «Реквием»44. В мае 2014 г. в Шанхае прошли мероприятия в рамках Конкурса самодеятельной и бардовской песни им. А.Н. Вертинского. Их организовал и провел Русский клуб в Шанхае при поддержке Правительства Москвы. Конкурс ставил перед собой задачу пропаганды наследия великого русского шансонье А.Н. Вертинского, жившего в Шанхае в последние годы эмиграции перед своим возвращением в 1943 г. на Родину, и был приурочен к 125-летию со дня его рождения. Победителем стал упоминавшийся чуть выше Владимир Марченко. 15 ноября 2015 г. в Пекине поэту Евгению Евтушенковручили престижную китайскую поэтическую премию «Чжункунь». Он стал первым лауреатом этой награды из России. 82-летний поэт лично прилетел в Пекин на вручение премии. С 27 по 30 ноября 2015 г. в Шанхае проходил первый международныйФорум молодых писателей Китая и России, посвящённый Году дружбы китайской и российской молодёжи, и Году русской литературы. В рамках Форума прошёл поэтический вечер, собравший славистов, переводчиков и любителей поэзии. Каждое стихотворение читалось на русском и китайском языках, при этом все тексты проецировались на стену45.

 

Вместо послесловия

 

Признаюсь, мне не по душе умозаключения некоторых моих собеседников и советников о том, что ситуация с русскоязычной поэзией Китая удручающая. Удручает всегда то, что угасает, умирает, исчезает. Русская же поэзия в этой стране лишь только-только начинает заново пускать корни, вырванные перипетиями бурного XX века. Она ещё не набрала «критической массы» для того, чтобы забурлить, как бурлила некогда в Харбине. Есть немало способов поддержать имеющиеся сегодня робкие поэтические ростки. Чем-то могут помочь русскоязычные поэтические диаспоры других стран, чем-то – толстые литературные журналы, чем-то – российские власти. Возможно, окажется полезной и «Эмигрантская лира». Но последнее слово остаётся за самими русскими поэтами и переводчиками, живущими в Китае.

Белый заяц толчёт в ступе снадобье бессмертия.

 

 






1 Информация об авторе опубликована в разделе «Редакционная коллегия» (стр. 4).



2 Далянь раньше назывался Дальний. Порт-Артур (сейчас – Люйшунь) расположен от него примерно в 50-ти км.



3 Минералов Ю.И. Русская поэзия Китая http://mineralov.ru/russkaya-poeziya-kitaya.html)



4 Мяо Хуэй. Особенности отражения китайской культуры в русской эмигрантской литературе. – Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015. № 3. Ч. 3. С. 136-140. www.gramota.net/materials/3/2015/3-3/36.html



5 Русская поэзия Китая: Антология / Сост. В. Крейд, О. Бакич. М.: Время, 2001. http://royallib.com/read/all_nikolay/russkaya_poeziya_kitaya_antologiya.html#0



6 О поэзии А. Несмелова читайте статью М. Сычёвой «Ветви одного дерева. Россия в поэзии дальневосточной эмиграции первой волны и в современной поэзии бывших советских республик» в этом номере нашего журнала.



7 Андрей Можаев. Белый поэт Арсений Несмелов. По следу памяти (литературно-исторический очерк) http://samlib.ru/m/mozhaew_a/msworddoc-28.shtml



8 По материалам Википедии.



9 Резникова Н. // Новый журнал. № 172-173. С. 393



10 Русская поэзия Китая: Антология / Сост. В. Крейд, О. Бакич. М.: Время, 2001.http://royallib.com/read/all_nikolay/russkaya_poeziya_kitaya_antologiya.html#0



11 Наталья Старосельская. Повседневная жизнь «русского» Китая. – М, Молодая гвардия. – 2006, 384 стр. http://coollib.com/b/158169/read#t4



12 В Шанхае сохранились два самых известных православных храма (частное сообщение Михаила Дроздова).



13 Наталья Крофтс. «От русских стихов никуда не уйти» (интервью с Норой Крук). – «45-я параллель» № 15 (183) от 21 мая 2011 г.https://45parallel.net/nora_kruk/



14 Дынникова И. Годы странствий. Русские староверы в Бразилии // Сизоненко А. И. Россия – Бразилия: богатые традиции, хорошее настоящее и перспективное будущее // Родина. – 2013. – № 10. – С. 74.



15 Пискунов С. А. Добровольная репатриация из Китая в СССР: опыт 1947 года (на примере РСФСР) // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. – Благовещенск, 2013. – С. 93



16 Рябова М. С. Проблема сохранения идентичности русского национального меньшинства в Китае // Вестник Томского государственного университета. – 2015. – № 393. – С. 152



17 Там же.



18 Ставров И. В. Тенденции демографического развития неханьских национальностей Северо-Восточного Китая (начало XXI века) // Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук. – 2013. – № 4 (170). – С. 148



19 Ставров И. В. Указ. соч.



20 Языковая ситуация на Дальнем Востоке России и в приграничной территории (на материале российской территории и провинции Хэйлунцзян). – Благовещенск, 2014. – С. 103.



21 Юрий Кублановский. Десятый. – «Новый мир», 2013, № 4. http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2013/4/k10.html



22 Наталья Старосельская. Повседневная жизнь «русского» Китая. – М, Молодая гвардия. – 2006, 384 стр. http://coollib.com/b/158169/read#t4



23 Российские соотечественники в Китае http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=8452



24 Арт-пикник «Шанхай» – Вконтакте: http://vk.com/artshanghai



25 См. страницу Антона Гау в журнале «Самиздат»: http://samlib.ru/g/gau_a/



26 Организовать этот клуб не удалось (частное сообщение Антона Гау).



27 Находился в Китае в составе православной миссии в 2012-2013 г.: http://www.0623.com.ua/news/597560



28 Опубликован рассказ «Китаяночку».



29 Художник и дизайнер Полина Синицкая, родившаяся в г. Обнинск Калужской обл., жила в Китае с 2006 по 2016 гг.



30 Частное сообщение Юлии Дрейзис.



31 «Шанхайские акварели». Стихи Михаила Дроздова http://www.russianshanghai.com/hi-story/now/post513



32 Крисской Альберт Николаевич http://www.russianchina.org/members/2010/12/10/2915



33 В этом номере нашего журнала опубликованы стихи китайского поэта Ян Лянь в переводах с китайского Юлии Дрейзис.



34 Евгений Дерлятко (Дейк). Сады души Светланы Янделъ. Предисловие к книге стихов «Тушью по черному». 2008 http://www.interlit2001.com/deyck.htm



35 Павел Самсонов. Интервью с yandel http://www.stihi.ru/2003/04/29-07



36 Подборка стихов И. Чудновой опубликована в разделе «Поэзия диаспоры» этого номера журнала «Эмигрантская лира».



37 См. Сергей Серегин. Ирина Чуднова: «По поводу стихописания у меня есть совершенно параноидальная идея...»http://samlib.ru/s/seregin_s_w/int001.shtml



38 Антология доступна для чтения здесь: http://alimov.pvost.org/pdf/Ch_mo_po.pdf



39 Подборка стихов М. Мурсаловой опубликована в разделе «Поэзия диаспоры» этого номера журнала «Эмигрантская лира».



40 Митя Цветков. Биография. – Вконтакте: http://vk.com/topic-87250990_31221273



41 Михаил Аркадьев. Частное сообщение (публикуется с согласия автора).



42 Литературный альманах «CRUX» http://www.russianchina.org/wp-content/uploads/2013/09/CRUX-No.1-1.pdf



43 В гостях у Gorga. Беседа с интересным человеком. http://www.sandronic.ru/e/2941568-beseda-s-interesnyim-chelovekom-aleksey-shiha



44 «Литература не знает границ, вечная ностальгия – о русской литературе в Китае». – http://russian.cri.cn/841/2016/01/28/1s572838.htm



45 Наталья Иванова. «Русская литература в Китае – не иностранка». – «Литературная газета», № 1-2 (6538) (21-01-2016) http://lgz.ru/article/-1-2-6538-21-01-2016/russkaya-literatura-v-kitae-ne-inostranka/



К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера