АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анатолий Смирнов

Снова время пахнет соснами. Стихотворения

* * *


Словно хруст крахмальной простыни,


Словно в свете рампы брошь,


Эти вёрсты, эти россыпи


Свежих мартовских порош.


Дали ясные за городом,


На кустах песцовый мех...


Подступает к сердцу голодом


Память юностных утех.


Солнце щурится, как дразнится,


И смыкает жизнь в кольцо


Невоспетой одноклассницы


Непорочное лицо.


Сорок лет пришло и минуло,


Одевая жизнь в грехи;


Только всё плохое сгинуло,


Всё расплавилось в стихи!


Снова время пахнет соснами,


Индевь тайны в камыше


И, как хруст крахмальной простыни,


Чувства белые в душе.


 


* * *


От бледного огня, что теплил в небе Север,


От звёзд, планет, комет и дымчатой луны


Булавками росы сверкал над полем клевер,


Чернел за полем лес, во мгле летали сны.


 


Вдали от городов, у мира на запечке,


На шёпотах листвы и шорохах села


Сидела тишина, от подобрывной речки


Вдыхая дух воды и шум, как плеск весла.


 


Я рядом с ней стоял. Несчастья и невзгоды,


Ожоги слёз, утрат и всяческих скорбей,


Все были где-то там – вне истины природы,


Все жили где-то там – под истиной людей.


 


Дрожала тишина лиловыми губами


И мёдом глубины глотала бледный свет...


Что истина людей, раз все мы станем снами


Непредставимых нам сознаний и планет?!


 


ТУДА!


 


Туда, туда! В бревенчатый скит!


Туда, туда, где небо и лес!


Где Спас в углу и лампада горит,


А ночью ангел слетает с небес,


Шуршит в окно весёлым крылом,


Наполнив келью светом с пера,


И можно с ним говорить обо всём,


Но можно с ним и молчать до утра.


 


Туда, туда от душных теснин


Ущельных улиц, полных греха,


Чтоб дух вдыхать сосновых лесин,


Еловых игл и печного горшка!


На завтрак – хлеб, вода и морковь;


У кельи – грядки, свисты щегла;


А в сердце – чистым сияньем любовь,


Ни щепки злобы, ни тени зла!


 


* * *


В душе моей блестят снега,


В любви моей хрустит песок...


Не плачь, родная, не ругай


За этот грубый холодок.


Мне самому не по нутру


Судьбой свершённое со мной,


Но шёл и выстыл на ветру


Эпохи нашей продувной.


Как ратник шёл, к тебе спешил


Сквозь пыль и грусть, сквозь зло и снег,


Когда всю Русь в смерчах крутил


Кончавшийся двадцатый век.


 


О ВЕРЕ


 


Младенчества измятая дорога:


Ночь. Колыбель. И странный свет в висок...


Я в жизни ощутил наличье Бога,


Когда ещё не ведал слова «бог».


 


В стране атеистических мистерий


Я рос, но светом внутренним храним,


Не думал: верить в Бога иль не верить?


Он был со мной, и жил я рядом с Ним.


 


С годами прочитал святые книги,


В уме связал Престол и естество,


Но если б мир не выдумал религий,


Я б также слушал Бога моего!


 


ВЕСЕННЯЯ ЗАВИСТЬ


 


Туманят тучи серый взгляд реки.


Недвижный воздух банным паром киснет.


Рябины разжимают кулачки


младенческих в белесом ворсе листьев.


 


Вдруг вспомнил детство, словно старину,


от коей я – как ветхое наследство,


и завидно, что каждую весну


деревья въяве проживают детство.

К списку номеров журнала «СЕВЕР» | К содержанию номера