АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Смоляков

Изумрудные рыбьи сады. Стихотворения

БЕССОННИЦА

 

Завтра я лягу спать,

буду лежать плашмя,

дном будет мне кровать,

правой рукой клешня.

Левая тоже, но

меньше, чем правая. Чуть.

Буду, вжимаясь в дно,

камнем царапать грудь.

Синие глыбы рыб

падают в чёрную глубь, –

Это всё недосып,

он тяжелей, чем ртуть,

тянет меня на дно,

в чёрную бездну тьмы.

Жёлтой луны пятно

стынет в стекле сурьмы

 


РУСАЛКЕ


 

У одних засыхает плавник,

у других, несмотря ни на что,

в горле бьётся хрустальный родник,

но для всех сквозь небес решето

 

звёзды падают к зелени вод

в изумрудные рыбьи сады,

где русалки кружат хоровод

в ожидании первой звезды.

 

Я найду тебя в хаосе струй,

и на кромке земли и воды

подарю тебе свой поцелуй

под сиянием павшей звезды.

 


АФРОДИТА

 

Я любил тебя так, как мог,

я отламывал сердца край,

поцелуев твоих ожог

цвёл на теле, как пропуск в рай.

 

Это море качало нас

или мы раскачали его?

Но скрипел на волне баркас,

и прибой был белей снегов,

 

и миры отражались в нас

или мы отражались в них?

Без тебя я, как свечка, гас,

а с тобою горел за двоих.

 

Я был небом, горой, рекой,

и Земля была так мала,

когда, к сердцу прильнув щекой,

Афродита на нём спала.

 


УТРО

 

Вздрагивая от холода утреннего,

сердца  музыку загрудинную,

переливы её  внутренние,

воркование голубиное,

 

будем слушать под стон моря –

для меня нет важней  дела,

переливам твоим вторя,

укрывать тебя своим телом,

 

воркование голубиное,

в лабиринте  ветвей омелы,

лепестков твоих цвет рубиновых,

на прибрежных песках белых.

 

Жаркий ток в глубине тела,

даже волны со стоном  вторят –

у нас самое важное дело –

мы для вас раскачали море...

 


ОМЕЛА


 

Закат был красен, воздух – синь,

бутоны губ цвели на белом.

Я пил  любви твоей полынь

в плетении ветвей омелы.

 

Судьба моя сплошной облом,

одно ходячее несчастье.

Вот и тебя задел  крылом,

как будто бритвой по запястью.

 

Закат был красен, воздух – синь,

волна баркас едва качала.

Я перерезал тонкий линь

и оттолкнулся от причала.

 

И только взялся за весло,

как со скалы на борт слетело,

наверно, ветром принесло,

вечнозелёный лист  омелы.

 

***

Февраль обманный месяц – лгун,

обманет он меня, обманет.

Луны плывун плывёт в тумане,

русалка бьёт хвостом и манит

среди осколков павших лун.

 

И я один на берегу

сижу. Сижу и жду рассвета,

как будто вдруг вернётся лето,

мы допоём, что недопето,

ты выйдешь из волны – «ах, лето,

лето» – и я навстречу побегу.

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера