АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лев Гурский

"ГДЕ БЫ МЕНЯ НИ СПРОСИЛИ, С ГОРДОСТЬЮ ВЫКРИКНУ Я..."


Саратовский губернатор Петр Столыпин был, как известно, большим поклонником изящной словесности и более всего привечал литераторов, писавших стихи о родном крае. Так что когда Петру Аркадьевичу водрузили памятник в родном городе, жители были неприятно удивлены отсутствием среди аллегорических скульптур, по периметру окружающих постамент, фигуры местного поэта, который сжимал бы в каменной деснице каменную рукопись.
Чтобы хоть отчасти заполнить досадный пробел, МУК "Культурный центр им. П.А. Столыпина" совместно с Управлением по культуре администрации МО "Город Саратов" нынешним летом провели поэтический конкурс "Мои стихи -- тебе, мой город". Победителям были гарантированы почетные дипломы вкупе с публикацией стихов.
"Так и представляешь себе, как саратовские стихотворцы, одухотворенные призывом мэрии и взволнованные обещанной наградой, лихорадочно бросятся сочинять (вариант -- выкапывать из шкафов) нетленные шедевры на местную тематику", -- предсказывали мы в одном из летних номеров газеты, едва условия конкурса были обнародованы. Теперь, когда по итогам культмассового мероприятия издан одноименный сборник (КИЦ "Саратовтелефильм" -- "Добродея", 2009), стало ясно: ожидания полностью оправдались. В книгу вошли 52 текста 26 авторов -- как с членскими билетами разных Союзов писателей, так и без оных.
Впрочем, по ходу чтения книги довольно трудно провести четкую границу между членами и нечленами СП, поскольку такое понятие, как литературное качество, организаторами конкурса изначально вынесено за скобки. Недаром автор предисловия поэт Михаил Муллин сравнивает версификацию с дворовым футболом: мол, раз уж мы не требуем от спортсменов-любителей профессиональной игры (гоняют мячик по полю -- и на том спасибо), то "необходимо ценить (ради духовного здоровья) и литературное творчество горожан без постановки непременного условия творить не хуже Фета и Есенина!"
"Где бы меня не спросили, / С гордостью выкрикну я: / "Лучшая область России -- / Наша, Саратовская", -- пишет один из участников (здесь и далее опустим конкретные фамилии авторов из сострадания к землякам). Тираж сборника невелик, поэтому не будем скупиться на цитаты: "Посмотри на небо, / Посмотри вокруг: / Здесь же так чудесно, / Дорогой мой друг"... "Все улицы старой застройки / Я счастлив увидеть и рад. / И эти восходы над Волгой, / И волжский "немецкий Арбат"... "Брожу по воскресениям / По улицам Саратова, / Когда листва осенняя / Особенно богатая"... "Музеи, храмы и театры. / Духовной жизнью мы богаты"... "Музеев горделивых фонды, / Театров яркие труды / И тихий силуэт ротонды, / Грустящий в полночь у воды"...
Определенно это не Фет и не Есенин: зато у наших -- собственная, отдельно взятая гордость. В каждом втором стихотворении упоминается Волга, в каждом третьем -- журавли, в каждом пятом -- колосящиеся нивы. Также не обойдены вниманием саратовская гармошка, консерватория, степные просторы и калач в ассортименте. И все это, разумеется, -- объекты нежного, пылкого и, главное, бескорыстного чувства наших местных поэтов.
"Важно учесть, что литературное творчество саратовцев движимо искренней любовью к своему родному краю, с Саратову. А любовь не запретишь!" -- говорится в том же предисловии М. Муллина. Да уж, добавим от себя, эту песню не задушишь, не убьешь. "Люблю я Саратов и Энгельс родной / И клин журавлиный летит над горой"... "Переливы от заката / Стынут где-то над волной, / Полюбила я Саратов -- / Волжский город мой родной"... "Люблю я здесь все до асфальтовой лужицы: / Гостиницу, мост и собора наклон"... "Люблю я город свой Саратов, / И цепь огней -- сплошь золотых, / Еще -- люблю женатого... / И всех прохожих холостых, / И всех, кто из Саратова!" (Впрочем, другой автор уже через несколько книжных страниц, варьируя ту же песенную тему, аккуратно поправит чересчур любвеобильную коллегу: "Забудь, замужняя, меня, женатого. / Печальный свет нам льют вослед огни Саратова").
И все бы хорошо в нашем городе -- и люди, и фонтаны, и памятники, и улицы, -- но авторов волнует еще и официальный статус этого богатства. Придуманный Дмитрием Аяцковым титул Саратова как "столицы Поволжья" и по сей день смущает умы. Кто мы, собственно говоря, такие? "И есть надежда -- просветлится / Твой волевой духовный лик, / Вот скоро станешь ты столицей / И будешь царственно велик", -- обещает Саратову, благоразумно не вдаваясь в детали, один из авторов сборника. Другой же советует не заноситься в гибельные выси и славить то, что уже и так есть под рукой: "Саратов, хоть и не столица, / Мы смело можем им гордиться". А третий из авторов, вслед за Андреем Вознесенским, находит нашему городу скромную экологическую нишу: "Нет на свете другого такого угла, / Ты забудь, дорогая, сомненья. / Есть столицы свинины, кино и угля, / А Саратов -- столица сирени".
Цветы -- это, конечно, хорошо, но... Превратится ли наш город когда-нибудь заодно и в столицу Здравого Смысла, Хорошего Вкуса, Честных Чиновников, Прочных Дорог? Придет, придет ли времечко? Или мы так и останемся стоять на мосту через Волгу эдаким поэтическим штампом: гармошка в одной руке, калач в другой, взгляд устремлен на журавлей, а в зубах -- букетик сирени?

К списку номеров журнала «ЗАПАСНИК» | К содержанию номера