АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Белла Верникова

Имение неимение части прошлого Поэма

Имение неимение части прошлого.  Поэма


 

многочисленные знаки препинания – по правилам орфографии – ломают ритм, к тому же они излишни для понимания смысла, т.к. стихотворный синтаксис определяется разделением на строки, запятые нужны в середине строки, я их ставлю, но можно обойтись и без них, и современные поэты сделали такой стихотворный синтаксис нормой

                                                                                     (автоцитата)

 

какое будущее может быть у

порыва?

порыв иссяк

если ситуация рассматривается

как реальная, она реальна

по своим последствиям

запредельный и гормональный

блеск любви

 

тысячекратно черешня цвела

женщина счастлива жизнью была

не поправляя свои дела

завтрашним днем не торгуя

слогом возвышенным пренебрегла

не отрекаясь

от близости и тепла

английское слово «блоссом»

произнесла, «цветение»

родные глаза целуя

 

музыкальность, грация

свободная интонация

проснулись во мне к утру

в полусне

ты обнял меня рукой натруженной

и нежен мускул руки нагруженной

разберу

черты твоего лица на память

завяжу в узелок, запрячу

заплачу наедине

здравствуй, родной

какое счастье проснуться с тобой

пора на работу

я завтрак на двоих соберу

(и знала: если ты не придешь

завтра, в субботу, к весне

я уже не умру)

 

он помогал, а больше так сидел

читал, пока полы, посуду мыла

и чистота к ним в комнату входила

и день заснеженный в окно глядел

обычная картина, но у них

меж стенами повисло напряженье

семейности его сопротивленье

на ток тепла

помножено на миг

посторонился

мол, сама неси

свою любовь, мне нечего ответить

перечеркнул стереотипы этим

мечтательница, наяву вкуси

но приходил

а иногда бывал

столь нежен

и исполнен чувств бессловных

в тот вечер ей казалось — безусловных

на постоянство кто не уповал?

 

не тщась пустое реноме сберечь

за тишиной и длительностью встреч

она привыкла к странностям партнера

и не искала повода для ссоры

несуетный сторонний наблюдатель

от мнений независим и затей

речей и мод он не законодатель

тем более не поводырь страстей

за что наказан иногда тоской

и не питает к жизни интереса

но совестлив

и на путях прогресса

не обзавелся прытью городской

 

потерянный — в техническое время

упало байроническое семя

на тонкий слой, удобренный молвой

вослед литературе мировой

добавим быт, жилищную проблему

обычай раздражение срывать

на муже

и совместную кровать

когда уже не губы — нервы немы

 

весна и в город пыли намело

и воздух загазован, гарь и гадость

но легок дождь и беспричинна радость

и моешь ты оконное стекло

и напеваешь

и надела плащ, он голубой

и лодочки-уродки, идешь по улице

плывешь на лодке

и слезы на лице не означают плач, а смех

и хочется поговорить возвышенно

и милостью дарить обиженных

и пробежать вприпрыжку

и не другого, а его любить

и под дождем увидеть в нем мальчишку

 

как задевает доброта

не столь уж частый дар в мужчине

и отношений простота

неведомая ей доныне

разлука делает свое

и доброе

и злое дело

переиначив для нее

то, что лишь краешком задело

любовь, как сорная трава

опустошает

тянет соки

и сил не хватит оборвать

и незачем, сама засохнет

 

обстоятельность в голосе

нежность в подтексте

за привычными

«здравствуй», «спасибо»

«вот так»

прошлогоднее счастье

невозможность быть вместе

и любви отлетевшей

телефонный контакт

 


КАРМЕНСИТА-МАРГАРИТА

 

Из e-mail-переписки с писателем Вадимом Ярмолинцем: еще одно выражение моего удивления, как все переплетено в искусстве и в жизни, и очень подходит под характеристику из «Верлибров Юрия Тынянова» – «стих как строй рождает свои стиховые оттенки смысла».

 

На золотом крыльце сидели

царь, пастух, пророк, переписчик

плотник, рыбак, проповедник

сборщик налогов, врач

изготовитель палаток

драгун, папиросница

контрабандисты

карменсита-маргарита.

 

Падает почетное бремя веток

ветер запутался вслух, владелец

окон смотрит в окно

в силу слабой попытки

опыта застывшего счастья

гвоздь в сапоге фантазий Гете

карменсита-маргарита.

 

Друг герменевтики, интерпретатор

смыслов и бессмыслицы жизни

появляется в нужное время

в нужном месте

в быстром темпе в потоке аллюзий

Бизе, Мериме, коктейль из текилы

карменсита-маргарита.

 

Стена тоски растворится ночью

простое счастье не будет лишним

семья вернется домой до завтра

что-то заставит их оглянуться

на входе в старый знакомый город

Фагот-Коровьев и Рита Хейворт

Карменсита Маргарита.

 

 

 

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера