АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Иван Клиновой

Автор завтра. Стихотворения

* * *
Снег раздвигает границы мира.
Молишься ТЭЦ и чуть меньше — пледу.
Новый, горячий, из-под копира,
День остывает уже к обеду.

В луже ледок — можно даже бриться,
Глядя при этом в другую лужу.
Все, кто порхали в лоскутном ситце,
Предпочитают — хорьком наружу.

Если не верить, что свято место
Скользко и пусто, тогда всё просто:
Можно греметь человек-оркестром
И с высоты небольшого роста.

Если забыть, что твоя квартира —
Крепость, где стены себе дороже,
Снег раздвигает границы мира…
Или сужает, что тоже может.


* * *
Когда тебе не рады — это плюс.
Твоя свобода неприкосновенна:
Ни лишних обстоятельств, ни вселенных
И никому — «дождись, и я вернусь».

И хорошо, когда тебя не ждут:
Ты волен уходить, не возвращаясь,
Ты волен без плодов оставить завязь —
Да, не простят, но и не проклянут.

Ты никому не нужен, не влюблён,
Ты не в оркестре, не в дуэте — сольно!
Твоя свобода — лучший бастион!
Но быть свободным тяжело и больно.


* * *
Сегодня я не тот, что завтра,
А завтра — хуже, чем вчера.
Я сам себе, и точка. Автор
Ушёл в себя, и до утра

Его никто не потревожит.
Он в собеседники возьмёт
Лишь дым, что сигаретой позже,
Да монитора жидкий лёд.

И жизнь со всеми мелочами —
Лишь только шум, лишь только фон, —
Так отключается ночами
Его мобильный телефон,

Так автор завтра брови хмурит,
Но я не автор, я не тот,
Кто кофе пьёт, кто много курит
И до утра не доживёт.


* * *
Шумит кофейня, словно стая чаек,
Случайные прохожие в окне
Мелькают, ничего не замечая:
Спешить сегодня, как всегда, в цене.

А я люблю от суеты и спешки
Сбежать за кружку латте на часок.
И в Красноярске нет другой кафешки,
Где был бы я так чудно одинок:

Порой сижу, и в плеер — с головою…
Бариста кофе так наволхвовал,
Что город со своею шелухою
Теряет на меня свои права.

И музыка, которой полон плеер,
И латте, полный пепла и огня,
И сигарета, что тихонько тлеет, —
От суеты отгородят меня.


* * *
Светает… По ведомству бреда
Проходят ночные стихи,
Хотя от дневной шелухи
В них нет ни малейшего следа.

Но этим и страшен рассвет:
Он муку и музыку ночи,
Что, вроде, была между строчек,
Безжалостно сводит на нет.

И то, что казалось алмазом,
Блестящим у ночи в горсти,
Уже никого не прельстит
Самум 1, заходящий за разум.



* * *
Лето кончается. Начерно
Пишется осень пока.
Сколько метафор растрачено?
Сколько вместила строка?

Не обесцвечено прошлое.
В будущем резкости нет.
Сердце остывшее вброшено
В ножны, как будто стилет.

С привкусом лáтте осеннего,
С россыпью точек в горсти
Дни, от которых спасения
Трудно бывает найти.

Суффиксы, префиксы, аффиксы —
Слово теряет листву…
Осень кому-нибудь нравится.
Значит, и я проживу.


1. Самум — знойный ветер (араб.)

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера