АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Иван Соснин

Я девять дней, как жив…


* * *
Есть камуфляж и пара крепких рук;
огонь в глазах расцвечен трассерами,
а волосы не выжжены боями,
хоть было их — сочти, поди-ка, друг!

Есть дом и в стену ловко вбитый гвоздь;
есть хриплый голос с полного стакана,
когда под звон гитары грозно-рваный
в крест виновато прячется Христос.

Есть горький дым и острые виски.
Есть сны и море, женщины и море,
но всё, что было — мёртвое, живое —
хоронит ночь в зыбучие пески.

Есть молодость, друзей случайных круг,
и орден Мужества — за мужество! Достоин!
Нет только ног — по самое мужское.
Асфальтом скачет жизнь под парой рук.


* * *
Рождённый в плазме северных морей,
домой однажды с пламенем безумным
вернётся в жёлтом пластике Борей
за новобранным перебором струнным;

за бранным словом, вброшенным в рассвет,
за воскресеньем, сломанным привычно,
за тем, кто слогом выстрела отпет
на всём пространстве мира безъязычном;

и иностранно, будто невзначай,
разбудит слёзы в листьях придорожных,
и, сбитый бурей, росный иван-чай
уронит небо звёздами тревожно

в вороний грай, в летящую метель,
в сырую тяжесть глиняных квадратов,
где роты стянуты в ковыльную постель,
непреходящим: русские солдаты…

Для уходящих время не стоит,
не врезан в память голос запылённый,
и в ретуши с серванта не глядит
бессменно мальчик, чем-то удивлённый.

Замены нет; ему и всем, кто взмыл
над медным роем, души обретая;
кого из пламени прощания с живым
Борей в бессмертие вплетает…


* * *
Город ещё дышит,
но пульс его отгремел.
Он тихую музыку слышит,
забыв, что когда-то пел.
Изломаны рук мостовые,
руинами вспорот живот,
и светится в раны сквозные
холодный январский восход.


19 января 1995 1
Я девять дней, как жив;
пружинящие швы
распались на груди
на точки огневые;
по новой бьёт свинцом
близ сердца, под соском,
в бинты через проём,
в блокады болевые.

Я девять дней, как цел;
молитвы перепел
за всех, кто не успел
в периметре метели;
за всех, кто шквалом вмят
в окалину наград,
за каждого, кто ад
вбивал обратно в щели.

Я девять дней в бреду;
к оставшимся бреду
с предательством во рту,
в хрипящий гарью зуммер;
с заката на рассвет,
над слякотью газет,
исправлен и воспет
я девять дней, как умер.

1. 10 января 1995 года в г. Грозном был введён мораторий на завершение войны.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера