АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Татьяна Некрасова

Обмен чувств. Стихотворения

 


не  бойся


 


медленный синий, бешеный голубой...
были бы силы – сбудутся и с тобой
бусый да сизый, чёртово колесо,
ветер и тьма в лицо,
потом фонари – и всё.
дома проявятся краски, отпустит холодный мрак –
словно киношный дурацкий поезд промчался, как
видение, привидение, предупреждение – но о чём?
об ангеле за плечом? о демоне за плечом?
смотришь на белое – и проступает цвет.
что с тобой делает – не угадаешь, ведь
пока не впитаешь – не сбудешься, сам не свой,
но живой – и танцует медленный синий,
бьётся бешеный голубой.


 


и  как-то  нужно  Дальше  жить


 


если будет весна – мы с тобой до неё доживём:
белый март и апрель, безупречно зелёный и синий,
если будет весна – алый май и сердечный приём,
а потом птица лета и первый осенний посыльный.
если будет весна – то достанет естественных сил,
а не будет весны – так чудесного точно достанет,
и придётся признать, что февраль беспощадно


                       красив,
выпуская из рук сплошь дырявое зимнее знамя.
первый грубый помол – снег не снег –


               значит, будет второй,
значит, будет ещё, что-нибудь обязательно будет,
этой долгой зимой если выжил – конечно, герой,
и собою прощён, и до новой весны неподсуден.


Недовесеннее


 


неделя мороза, неделя снега – вот она, вся зима.
чёрные пальцы веток целует восточный ветер,
за тёплым дождём слепящее солнце,


              сквозь рисовую бумагу
кожи просвечивают подснежники да медведи.
с боку на бок ворочаются те и другие: кто
раньше проснётся, с кем сбудется первый тёплый
поцелуй света сквозь земляной картон,
ледяные стёкла?
медленно возвращается память
о том, что будет, как было уже не раз,
в глазах зелёные пчёлы в сиянье мёда.
стряхиваешь с себя зимнего серебра
еле живую воду,
поишь подснежных пчёл, вдыхаешь солнце
под мерный рабочий гул,
будишь соседей акынской весенней песней.
а мне никак не проснуться – и выспаться не могу,
и сон досмотреть, хоть тресни.
а снится мне снег и посреди зимы
зелёное дерево с белым солнцем на нижней ветви,
мы к нему тянемся, мы смеёмся,


     почти что счастливы, мы...
и дальше темно, и сначала,
и бесконечна сумма несоответствий.


 


как  всё  связано


 


дали бубен – стучи, не жалея рук
то-то мечется лихо в сухом жару
то-то хочется плакать и танцевать
веру ласточкой называть
как летит она и несёт весну
белый свет раздражает, как зуб десну
бьётся лбом о тьму, прорастает сквозь
здравствуй, первый подснежный гость
дали голос – звучи, не жалея сил
из какого сора, в какой грязи
а иначе был бы уже не ты
свет, который теперь цветы


 


калейдоскопчик


 


я побеждаю в полной тишине,
и долгий привкус радости и боли
оказывается всего нежней,
что можно было бы себе позволить.


 


покажется: оправдана цена –
и справедлива по большому счёту,
когда – весна,
у каждого – весна,
а недовольных – за рога и к чёрту.
пусть холодно и голо – птичий гвалт
и стёклышки-бумажки ветер вертит,
и головой проломленный асфальт
намного убедительнее смерти.


 


и  дальше  плыть


 


весна – и хорошо бы лодочку
проконопатить, осмолить
вялотекущий быт чахоточный
останется в пыли вдали
о, как оно сосёт под ложечкой
о, как захватывает дух
несёт река в скорлупке крошечной
куда-то вниз и в темноту
и хорошо, и делать нечего
считать овец до полуста
и безбоязненно-доверчиво
к любому берегу пристать
а спать не хочется ни чуточки
состроить нежное лицо
и подложить беспечной уточке
рябое тёплое яйцо
в порыве самоотречения
сомкнуть рогоз и камыши
в рябом яйце игла кащеева
и можно жить ещё и жить


 


приморское


 


ранним утром тихая вода
пахнет летом и арбузной коркой,
тёплый свет скользит вдоль живота,
осыпается песчаной горкой,
камни раскаляются, трава
шелестит над ящеркой лиловой.
заново всё это открывать –
словно оживлять пустое слово:
вечность ни печали, ни тоски,
белый шум разрежен до предела,
но звучанья чувственный изгиб
дополняет названное тело
до волны, до облака вдали,
до поющей раковины ночи.
это словно жажду утолить,
и не хочешь – пьёшь,
но ты-то хочешь.


и  ведь  не  нужно  ничего


 


в воздухе лодка стоит
в круге света
на пальцах веток
покачивается слегка
от ветерка
тень от неё легка
цвета топлёного молока
двоится троится
теряется в облаках
вот оно как
под головою твоя рука
и можно дремать пока


 


восхищённое


 


узкоглазой пчелой опустись на цветок
и в сиянье пыльцы и нектара
с медоносной тобой не сравнится никто
даже солнечный ангел картавый
после штопора к бочке и мёртвой петле
сквозь цветы и траву молодую
он завис над тобою впритирку к земле
и легонько на нежное дует
замотает гривастый цветок головой
обойми всеми лапами пестик
удержись удивленьем растрогай его
удержи ненадолго на месте
ему нравится твой негодующий гул
шутки ради и прихоти ради
я и пальцем коснуться тебя не могу
он же шельма смеётся и гладит


 


воспоминание  о  будущем


 


когда кинотеатры летние,
билеты на ряды последние,
в полнеба страсти чёрно-белые...
ах, что со мною время делает!
за всё про всё теперь ответчики
сверчки, цикады и кузнечики,
и море шепчет, друг застенчивый,
что пена всё, и плакать нечего,
что пары нет, а есть парение
и счастье, и благодарение –
вот-вот судьба меня спохватится,
и что разладилось – наладится.


 


 


Полуосознанное


 


мы дрожали – пятна света, просто солнечные пятна


на асфальте, было это отчего-то неприятно.


чуть теплее, чуть прохладней,


             чуть настойчивее ветер –


и рассеялись, и ладно. да никто и не заметил.


ни следа, ни отголоска, ни намёка кто мы, что мы –


только тонкая полоска грёз порога золотого.


мы лежали – пятна тени, просто тени пышной кроны
дерева перерождений, и дрожали изумлённо.


 


Недолгое


 


как хорошо, что с чистого листа,
а продолжать не хочешь – и не надо,
и совесть благодарна и чиста,
как синева над августовским садом.
покатишься под гору колесом,
споткнёшься у последней мшелой кочки...
а к ночи в синеве проступит соль,
лежишь себе – и ничего не хочешь:
что есть – и так не больно-то вместишь,
поэтому присутствуешь – и ладно,
и счастлив тем, что к соли впереди
рассвет томатный.

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера