АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Виталий Леоненко

Голоса живых. Стихотворения

 


/Археологический музей Македонии,


Салоники, июль 2015/


 


 


НАДГРОБИЕ  С  ИЗОБРАЖЕНИЕМ  РЫБАКА В  ПАРУСНОЙ  ЛОДКЕ


 


Ткут полотна страданья, скрещаясь, стихии;


правит сила, вещает обман.


 


Удят в море скитания судьбы людские


сквозь ночей темноту и туман.


 


Был мне домом корабль,


крепкий парус – покровом,


рыбок стаи взлетали, блестя, над волной.


 


Лишь отплыв навсегда,


может, в странствии новом


я узнаю, что было со мной.


 


НАДГРОБНЫЙ  РЕЛЬЕФ  ГИППОСТРАТА,


ЕГО  МАТЕРИ  И  ЕГО  ЖЕНЫ


 


Под единой плитой наши корни подземные слиты;


взгляд обеих направлен туда, где на ней


светлый ликом, высечен наш повелитель –


Гиппострат, укротитель могучих коней.


 


Сын одной, муж другой; но о прочем меж нами,


как имеющий разум, не спрашивай ты.


Угль ночей, пережженных тревожными снами,


слез и желчи потоп, черной ревности пламя –


здесь, в утробе, под пеплосом белой плиты.


 


 


СТЕЛА  ТРАГИЧЕСКОГО  АКТЕРА,


ИЗОБРАЖЕННОГО  В  ДОСПЕХАХ, –


ВОИНУ


 


Марк Вариний Арéскол, актер, я в доспехах из меди


здесь представлен; не сочти за насмешку сего.


Ты – металла лишь гром на арене трагедий;


я же – правды божественное торжество.


 


СТЕЛА ДЕВОЧКИ С ПТЕНЦОМ ГОРЛИЦЫ ИЗ КАЛЛИКРАТИИ


 


В Калликратии, где отец мой, и мама, и братья,


мой бежал ручеек, полноводнее день ото дня.


Но однажды несмелые любящие объятья,


разомкнувшись, как птицу, не удержали меня.


 


ЗОЛОТОЙ  ВЕНОК


В  ВИДЕ  ЦВЕТУЩЕЙ  МИРТОВОЙ  ВЕТВИ  ИЗ  КУРГАНОВ  ПИДНЫ


 


Это шорох чеканных листов говорит


в плесневелую пустоту:


нету нужды в металле сходящим в Аид,


кроме только обола во рту.


 


Но воздень на умершего звонкий венок,


чтоб, когда он коснется кудрям,


чистый звук расставанья ты чувствовать мог,


и горела слеза, и морской ветерок


искры гнал по бегущим волнам.


 


ГЛИНЯНАЯ  СТАТУЭТКА  АФРОДИТЫ,


РОЖДАЮЩЕЙСЯ  ИЗ  РАКОВИНЫ, –


ЛАИДЕ


 


Я, красноглиняная подруга,


спутница в вечность, Лаида, тебе,


ныне ушедшей из тесного круга


женских забот по блаженной тропе,


 


где Мнемозины источник хрустальный,


где кипарис, где Лаиде теперь


в таинстве брачном и погребальном


истины приоткрывается дверь,


 


я, жемчугов чистоты ожерелье,


девственной раковиной рождена,


я, разделенных друг к другу движенье,


перво-Желание, перво-Жена,


 


я, чьи бесчисленны древние лики,


ласковых рук простираю лучи


к богоневесте, сестре, Эвридике,


Коре, Семеле, я жизни ключи,


 


видишь, держу на ладони, сверкая,


белый даря и божественный свет,


в землю, как в раковину, укрывая


жемчуг твоих девятнадцати лет.


 


ПОРТРЕТ  АВГУСТЫ  ГАЛЕРИИ  ВАЛЕРИИ  НА  ТРИУМФАЛЬНОЙ АРКЕ,


ПОСЛЕ  ЕЕ  КАЗНИ,  ПЕРЕДЕЛАННЫЙ 


В  ОБРАЗ  БЛАГОЙ  СУДЬБЫ


ГОРОДА  ФЕССАЛОНИКИ


 


С арки Триумфа – прошлые лица


резвые стесывают резцы.


Профилю мертвой императрицы –


новый венец; крепостные зубцы


 


верх украшают честного убора,


лучшей судьбой наделяя его:


уж не царица – но царственный город,


больше не смертная – но божество!


 


И под покровом столетий крещеных,


под полумесяцем злые века


женскою жертвою освященных


стен не разрушит мужская рука.


 


Будь же пронизано светом великим,


ярким лучом благосклонных небес,


имя победы, Фессало-Ники,


волн средиземных стремительный блеск!


 


ПОСВЯТИТЕЛЬНАЯ  НАДПИСЬ  ИСИДЕ


С БЛАГОДАРНОСТЬЮ  ДОМНЕ  ЦЕЦИЛИИ  ОТ  ЖЕНЩИН,


ОСВОБОЖДЕННЫХ  ЕЮ  ОТ  РАБСТВА


 


«…Я положила необходимостью, чтобы мужья  


  любили жен;


Я соделала справедливость сильнее золота и серебра;


Я установила, чтобы истину считали благом…»


 


Пусть Домны Цецилии дело – на камне


под звонким резцом воспоют имена


отныне свободных! Пусть память веками


ее не умолкнет, пусть будет полна


 


кладовка – вином, а подвалы – пшеницей,


а сердце – любовью, а радостью – дом!


Пусть будет желанною, пусть колосится,


как колос на Ниле, а в мире ином


 


твоею рукой ей отмерено будет,


богиня, той мерой – как знают о ней


сухие глаза говорящих орудий,


отныне обретшие души людей. 


 

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера