АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ал Пантелят

Переводы из Роберта Шинделя

Роберт Шиндель (нем. RobertSchindel; род. 4 апреля 1944, Бад-Халль) — австрийский писатель и поэт. Родился в семье евреев-коммунистов; отец погиб в концлагере Дахау, мать пережила заключение в Освенциме. По окончании гимназии работал в области книжной торговли, был близок к маоистским студенческим группам. В 1970 г. опубликовал первый роман, «Кассандра». Работал библиотекарем, редактором ночных новостей для агентства Франс Пресс, вёл групповые тренинги для безработных. С 1986 г. занимается исключительно литературным трудом. Шиндель удостоен ряда австрийских литературных премий, в том числе Премии Эриха Фрида (1993), премии Мёрике (2000), премии г.Вена (2003).

 

 

 

 

Реквием на одну дружбу

 

Гость мой умер, все ниже и ниже он спускается в ущелье,

Я все еще вижу его, вижу как даль спутывается с его волосами.

И ночью когда первая свезда дает о себе знать, серпентинится,

Серпентинится его эхо в моем сердце, гость мой умер.

 

Смех, обувь, скрипка от наших встреч,

Мы сидели и пили вино, или спали в новых словах,

И у нас были мгновения, когда мы выпутывались

Из трясины времени; и тогда мы могли это осознать.

 

Теперь он где-то впереди, имя его нашло отдых, нашло

Отдых время его. Я высвобождаю свои ноги из ущелья и иду

Назад по тропе, ее узость и ширина отзываются вместе с эхом

Я и ничто, мой частый гость с той стороны.

 

Бывают ли здесь другие пейзажи, спрашивают дети иногда.

Я выношу из ущелья камни и дарю каждому из них

Серпентин, серпентины, и они берут их будто яблоки или мак.

Ведь однажды мы уснем в словах, которые взломали однажды.

 

 

Requiem auf eine Freundschaft


 


Mein Gast ist gestorben, hinunter, hinunter der Hohlweg
Ich seh ihn noch gehn mit der Weite im Haar.
Und nachts, wenns der Stern tut, serpentiert, serpentiert
Sich sein Echo im Herzen, mein Gast ist gestorben.
Ein Lachen, ein Schuh, eine Geige aus Hiersein
Wir saßen beim Wein oder schliefen in neueren Worten
Und hatten Sekunden, welche wir sprengten
Heraus aus dem Zeitschlamm; so konnten wirs doch begreifen.
Nun ist er fort, sein Name rastet, rastet die Zeit
Ich heb meine Beine vom Hohlweg und gehe
Rücklings den Trampelpfad, Weite und Enge
Im Echo, ich und nie, Gastfreund aus dort.
Sind andere Gegenden hier, fragen manchmal die Kinder.
Ich brech ihnen stückweis den Hohlweg und schenke
Serpentin, Serpentine, sie nehmens als Apfel und Mohn.
Denn wir schliefen dereinst in den Worten, wir sprengten dereinst.

 

 

Облака

 

Я веду речь об убийстве нескольких человек

 

Там дым создал из себя облако

А внизу пасутся телята, перед тем как их съедят

Там где теленок создал из себя теленка

 

Там внизу я веду речь об убийстве нескольких человек

А сверху слово находится в своем убежище

Там где его идея создала из себя облако

 

Там внизу пасутся дети перед тем как

Увидеть внуков детей

Там где ребенок создал из себя ребенка

 

Я веду речь о словах в их убежищах

Я веду речь о газете которая прочтет меня до дыр

Там где тьма создала из себя человека

 

Там внизу он затягивает свои путы

Перед тем как увидеть зиму

Там где ребенок создал из себя теленка

 

Там внизу я веду речь о газете которая прочтет меня до дыр

А сверху находится убийство нескольких слов

Там где их идея создала из себя дым

 

Там внизу зима

Которая смотрит на своих внуков

Там где убийство создало из себя облако

 

Я веду речь об убийстве нескольких человек

 


Wolken

Ich spreche über die Ermordung etlicher Menschen
Da hat der Rauch aus sich eine Wolke gemacht
Darunter die Kälber grasen, bevor man sie isst
Da hat das Kalb aus sich ein Kalb gemacht
Darunter spreche ich über die Ermordung etlicher Menschen
Darüber steht das Wort in seinem Hof
Da hat der Begriff aus sich eine Wolke gemacht
Darunter die Kinder grasen bevor
Seht die Kindeskinder
Da hat das Kind aus sich ein Kind gemacht
Ich sprech über die Wörter in ihren Höfen
Ich spreche über die Zeitung, die mich zerlesen
Da hat die Schwärze aus sich einen Menschen gemacht
Darunter schnürt er die Fesseln
Bevor er geschaut den Winter
Da hat das Kind aus sich ein Kalb gemacht
Darunter spreche ich über die Zeitung, die mich zerlesen
Darüber steht die Ermordung etlicher Worte
Da hat der Begriff aus sich einen Rauch gemacht
Darunter ein Winter
Der schaut seine Kindeskinder
Da hat der Mord aus sich eine Wolke gemacht
Ich spreche über die Ermordung etlicher Menschen


Глубокой ночью

 

Глубкой ночью лежу внутри себя,

Снаружи бушует западный ветер

И планета наталкиваетя в темноте на мой

Заледенелый нос.

Внутри меня на сезам закрытый океан,

Состоящий из миллионов частиц,

И эти частицы проплывают во мне,

Пока я ,бездумно улыбаясь,

Лежу в своей обители.

Я лежу  на спине

И на животе,

Когда сновидческий шторм

Меня переворачивает

 


IntieferNacht


 


In tiefer Nacht liege ich in mir
Und der Planet stößt an meine Nase
Eiseskalt, draußen wütet der Westwind. In mir
Ist ein Ozean, der aus Millionen
Korpuskeln Sesamschließdich
Besteht und diese Millionen
Durchfluten mich, daweil
Ich da liege in meiner Behaustheit
Blöd und träge lächle.
Auf dem Rücken lieg ich
Auf dem Bauch, wenn
Der Traumsturm mich wendet

 

Песнь любви №18 (Волшебная ночь)

 

Волшебная ночь.Близнецы

Возвышаются над горизонтом Франкфурта. Я,

завернутый в собственное дыхание,

Ищу среди твоих мгновений

Cвой неведомый облик, но

Веет твое дыхание с севера,

Блуждая между рубашкой и

Волшебной ночью.

 

Кастор и Поллукс, 

Звезды застрявшие в вечностях. Но мы же,

 

Но мы с тобой. Ах, мы стобой. Мы оба

В радости и в горе.

 


Lieblied 18 (Zauberhafte Nacht)




Zauberhafte Nacht. Die Zwillinge
Über der Frankfurter Skyline. Ich
Eingewickelt im eigenen Atem
Suche in deinen Augenblicken
Mein fremdes Antlitz, doch es weht
Dein Atem vom Norden her
Verfängt sich unterm Hemd und
Zauberhafte Nacht


Kastor und Pollux
Eingesternt in den Ewigkeiten. Wir aber


Aber wir. Ach wir. Wirbeide
Zulusteundzuleide


 


 

Небольшая попытка  сыграть на органе смерти

 

Можно сказать и так

Глоток за глотком не является глотком за глотком

Глоток существует сам по себе а глоток существует сам по себе

 

Можно сказать и так

Ответ на вопрос не является ответом на вопрос

Ответ существут сам по себе а вопрос существует  сам по себе

 

Можно сказать и так

Жизнь ради смерти не является жизнью  ради смерти

Жизнь существут сама по себе а смерть существует сама по себе

 

Можно сказать и так

Можно сказать и так не является что можно сказать и так 

Можно существует сама по себе а сказать и так существует само по себе

 

Глоток за глотком

Ответ на вопрос

Жить чтобы умереть

Можно сказать и так

 

 


Kleiner Versuch Todesorgel




Man könnte auch sagen
Schluck auf Schluck ist nicht Schluck auf Schluck
Schluck ist für sich, Schluck ist für sich


Man könnte auch sagen
Antwort auf Frage ist nicht Antwort auf Frage
Antwort ist für sich, Frage ist für sich


Man könnte auch sagen
Leben zum Tod ist nicht Leben zum Tod
Leben ist für sich, Tod ist für sich


Man könnte auch sagen
Man könnte auch sagen ist nicht man könnte auch sagen
Man könnte ist für sich, auch sagen ist für sich
Schluck auf Schluck
Antwort auf Frage
Leben zum Tod
Man könnte auch sagen


 

 

 

 

Поиск слова

 

И в конце концов я должен оказаться в языке,

Застать его врасплох, вскрыть несколько

Отдельных слов, пока кровь моя все

Леденеет, добыть из слова кристалл,

непоколебимый, неподдельный.

Занятие не из лучших, входить в слово,

вместо какого-нибудь бара. Но вновь

Спускаются боги на уровень глаз

И озаряют меня, обязывают

Меня.

 


 


Wortsucht


 


Schließlich muss ich in der Sprache


Auf die Sprache losgehen, einzelne


Wörter aufschneiden, daweil mir das Blut


Gefriert, herausnehmen den Kristall


Aus dem Wort, eben den unumstößlichen.


 Unangenehm ists, ins Wort zu gehen


Statt ins Wirtshaus. Abermals


Senken sich Götter auf Augenhöhe


Und strahlen mich ab, pflichten


Mir zu.


 

 

Андалузская песня

 

1.

Девушка девушка ты в камне будто дома

Девушка девушка ты в древе будто дома

А твоя мама твоя мама она тенью стала

А твой отец а твой отец он обратился в пыль?

 

Девушка девушка сегодня ты как будто дома

Девушка девушка ты в этом месте будто дома

А твое тело твое тело бабочкой древесной стало?

А твои мысли твои мысли звездным следом обратились?

 

Девушка девушка вблизи себя ты будто дома

Девушка девушка вблизи него ты будто дома

Что спрашивала ты своей любовью

Что отвечала ты своим презреньем?

 

Девушка девушка ты счастлива что ты как будто дома

Девушка девушка не быть тебе как будто дома

Кулак стал хижиной твоею

Пристанище твое теперь отныне пыль?

 

2.

 

Девушка девушка ты в камне будто дома

Девушка девушка ты в моем сердце будто дома

А твоя твоя мама  ее наверняка убили

А твой отец а твой отец его давным давно зарыли?

 

3.

Вот так Амиго все и происходит

Все происходит так как ты об этом говоришь

 

 


Andalusisches Lied




1.


Bist du im Stein zu Haus Mädl
Bist du im Holz zu Haus Mädl
Ist deine Mutter ein Schatten
Dein Vater ein Staubkorn?


Bist du im Jetzt zu Haus Mädl
Bist du im Hier zu Haus Mädl
Ist dein Körper ein Holzwurm
Dein Denken die Lichtspur?


Bist du bei dir zu Haus Mädl
Bist du bei ihm zu Haus Mädl
Ist deine Liebe die Frage
Dein Hass eine Antwort?


Bist du so gern zu Haus Mädl
Bist du nie zu Haus Mädl
Ist deine Hütte die Faust
Deine Liegstatt ein Staubkorn?


2.


Bist du im Stein zu Haus Mädl
In meinem Herz zu Haus Mädl
Ist deine Mutter erschossen
Dein Vater verscharrt längst?


3.


So ist es amigo
Es ist so wie du es sagst


 

 

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера