АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анастасия Орешкина-Николаева

Тамара Жирмунская, «Веет осенью. Тишина»


Тамара Жирмунская, «Веет осенью… Тишина…»
М.: «Вест­Консалтинг», 2015

Тамара Жирмунская — яркий поэт современности. Ее новая книга «Веет осенью… Тишина…», выпущенная в мини-формате московским издательством «Вест-Консалтинг», некоторым образом подводит итог ее многолетней творческой деятельности. Как сказано во вступлении: «Эстрадный успех, аплодисменты, автографы — позади. Органический дар, которым награждена поэтесса, требует предельной искренности и опрятности в выражении чувств, понятных и близких не одному ее поколению. Жизненность — вот главное свойство ее лирики. Составленная автором небольшая по формату книжка — итог ее поэтической работы за десятилетия».
Вот и умещается избранное в 192 небольшие странички. Много это или мало? Как посмотреть. То, что можно прочитать за вечер, неизмеримо в духовном исчислении. Порой жизнь тратится на то, чтобы оставить после себя пару строк. Что останется после нас?
Но необходимо сказать несколько слов о поэте. Тамара Александровна — племянница академика В. М. Жирмунского. Поэтесса окончила семинар поэзии Евгения Долматовского в Литературном институте им. А. М. Горького (была свидетелем зарождающихся и развивающихся отношений Евгения Евтушенко и Беллы Ахмадулина, чему впоследствии посвятила ценнейшие мемуары, см. «Дети Ра», № 5, 2012). Работала в газете «Труд», журнале «Крестьянка». В 1963 году была принята в Союз писателей СССР, из которого в 1979 исключена (в связи с подачей документов на выезд в Израиль), но восстановлена в 1981 году. С 1999 года живет в Мюнхене, Германия.
В последние годы Тамара Александровна публиковалась в журналах «Новый мир», «Знамя», «Студия», «Континент», «Крещатик», «Октябрь», «Иерусалимский журнал», «Дружба народов», «Дети Ра» и др. Автор многих книг: стихов, прозы и мемуаров.
Что из себя представляет ее новая книга поэзии? Обобщенный духовный опыт богатой на события жизни. Тамара Александровна застала многое, была свидетелем самых разных событий, происходящих с нашей страной. Но нежность, утонченная трогательность и внимательность по отношению к миру нашли отражение в ее чистых стихах:



Ты кто? Мой друг? А может, брат?
Любовь — натянутый канат.
Один конец — в моей руке,
другой — в твоей, но вдалеке…
Представь, что эта часть земли
ровней стола, что полегли
столбы, деревья, города,
из речек вылилась вода,
под нами мертвенная гладь,
и нам канат над ней держать.
От нас зависит, жизни быть
или совсем ее убить.
Я, точно тонущий пловец,
хватаю ртом один конец,
держу зубами — не рукой,
а ты держи конец другой.
Не охладей, не отрекись,
давай мотай его на кисть,
где был недавно перелом…
Удержишь? Знаю, что с трудом.



Нерв, энергия, соединенные с переживанием, сокрыты в этих стихах. Но это только поверхностный слой понимания. Канат — метафора. Не только любви, но больше: человеческих взаимоотношений. Кто готов бороться за второго до конца? Лирическая героиня вцепилась в эти странные отношения зубами и предлагает его наматывать лирическому адресату на сломанную недавно руку… Чувства, верность — через боль. Через преодоление, поскольку друг познается не в дружбе, а в беде. А этот канатик — символ беды, который может обернуться радостью обретения, если удержат, если сблизятся, если найдут другого. Здесь не только история некоей пары людей, здесь — о сближении людей вообще. Не через хи-хи, ха-ха, а через испытания.
В книге немало стихотворений посвящены Германии, эмиграции, богатой и чуткой природе. Жизни, которая соединяется с природой, становится с ней единым целым, и природе, которая соединяется с человеком. Философия и размышления о жизни — с позиции человека, осознавшего, что к чему…
Эта небольшая рецензия — не аналитическая статья, скорее небольшой рассказ об авторе и книге. Попытка заинтересовать.
Приведем стихотворение, давшее название сборнику:



Веет осенью…
Тишина…
Я иду под чьими-то окнами,
не усталая, не одинокая, —
просто я сегодня одна.


Фонари надо мной зажглись.
Клены
желтые звезды сбросили.
Я беру на память об осени
горьковатый, в морщинах, лист.


Кто-то шепчется там, впотьмах.
Бродят парочки
вереницами.
Это счастье, быть может, снится мне
только в самых секретных снах.


Я гляжу сквозь кленовое кружево,
прижимаю листья к груди,
невлюбленная, незамужняя…
Это все
еще впереди!

Удивительное стихотворение. В самом деле — все еще впереди! И все еще будет, все еще случится. Это главный посыл книги Тамары Жирмунской. Верящей и будущее и заставляющей верить своего читателя. А на строчку «просто я сегодня одна» хочется ответить: Вы не одна, Тамара Александровна! У Вас есть мы — Ваши почитатели! И да будет так и впредь!


К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера