АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Мариян Шейхова

Откройте мне имя отца

Да будут пути далеки

 

Небо позволь пересечь — ждут двенадцать богов до рассвета,
Рог врага набирается сил, чтоб пронзить моё имя насквозь.
Поднимаюсь в ночи и плыву сквозь владения Сета,
Не поглотит уснувшее око тишину засыхающих слёз.


Боги Дуата! Откройте к жилищу дорогу — так велит вам могущество Гора.
Боги Дуата! Лицо поднимите, чтобы я видеть вас мог.
О великий Осирис! Пред тобою я чист и спасён от вины и укора.
Из убежищ выходят хранители храма, призывают меня на порог.


Ибо я освятил все пути, что ведут к горизонту, пути его стражей,
Обращался к богам — и речью, исполненной силы, открыл воплощения зла.
Я равен отныне бессмертным, и в вечности Ра не откажет,
Я сохраню свою сущность, я владею названьем числа.


Сорок два бога признают моё воскрешенье, ибо чист и богам поклонялся,
Землю у смертных не отнял, не крал подношений, на птиц не готовил силки,
Не обрушивал берег канала, огонь не гасил, ложной клятвой не клялся...
О, даруйте способность дорогой идти — и да будут пути далеки.


Небо позволь пересечь — воздадут мне хвалу горизонты и пребудут во мне,
Тени смотрят мне вслед. Я прогнал прочь врагов и свожу их деянья на нет.
В изголовье Исида стоит, силу дарует Осирис, живущий в зерне,
Ибо сын я ему, ибо сын я ему, ибо сын я ему, ибо вечен любви его след.


Откройте мне имя отца

 

Две сестры, две богини, откройте мне имя отца.
Расщеплённое горло удержит от входа в ладью.
Я вдыхаю восточные ветры, провожаю их тени с лица,
Позволяю вкусить от хлебов и голодные реки кормлю.


Я избавлю отца от огня на ладони ладьи,
Он с мольбой обратится к гробнице вчерашних владык.
Над пучиной воды, о отец мой, как Солнце, взойди,
Ты обрёл мою жизнь, я к твоим возвращеньям приник.


Две сестры, две богини, легко разомкните уста.
Для привратника — речь, для писца — возвращение в дом.
О нашедший лицо! Парус знает, где пристань отца.
Будь прямее богов и склонись к их молчанью челом.


* * *

Ты познал начало и конец,
Ты пил молоко из вымени четырёх коров,
И боги простирают к тебе руки
И узнают тебя.
Следите за теми, кто мёртв,
И вы пройдёте свой путь.


Я больше не мёртв

 

Пять белых лепёшек, пернатая дичь — и только не ведать рук;
Пшеница и пиво, ячменное поле — в колосьях колеблется звук.
Владенья Дуата под стражей у Солнца — я больше не мёртв, если жил;
От гавани ночи плот к свету несётся — в объятья поющих светил.


Сердце — моя мать,
Стук в чужую жизнь,
Сердце — моя мать,
Сердце — мой двойник.
Будет ли карать
Мой случайный крик
На весах судьбы
Осирис?


Перо или сердце, истинна ль правда — молчит погребальный Совет;
Трон и гробница, посох и птица — в лотосе спрятан ответ.
От подношений до поклонений — путь пожирателя душ;
Скипетром тайным блюдо разбито, полное бычьих туш.


Сердце — моя мать,
Стук в чужую жизнь,
Сердце — моя мать,
Сердце — мой двойник.
Будет ли карать
Мой случайный крик
На весах судьбы
Осирис?


Птица Маат, сёстры прячут глаза — не следит за весами писец.
Пожирателю мёртвых отдам свою тень, зорко смотрит за мною отец.
Сокол в темя клюёт, и владыка ветров наполняет дыханием смерть.
Я принёс тебе воды, я вспахал твоё поле, сохранил твои камни и твердь.
Я пришёл, я пришёл, я пришёл
В подземелье Дуат.


Сердце — в руке,
Потерпи, мой сын.
Боги пьют в реке
Высохших причин.
Сердце — плод любви,
Возвращаю в сад,
В океан травы
Голоса летят:


«Сердце — моя мать,
Стук в чужую жизнь,
Сердце — моя мать,
Сердце — мой двойник.
Будет ли карать
Мой случайный крик
На весах судьбы
Осирис?»


Пять белых лепёшек, пернатая дичь — и только не ведать рук;
Пшеница и пиво, ячменное поле — в колосьях колеблется звук.
Владенья Дуата под стражей у Солнца — я больше не мёртв, если жил;
От гавани ночи плот светом несётся — в объятья поющих светил.


Старцы

 

Старцы!
Быки, потерявшие поле,
Дом украдут.
Старцы!
Ночи, спящие вволю,
Свет не найдут.
Старцы,
Четыре стороны света —
На дне...


Юноши в поле!
На ноги встаньте,
Руки по локоть в грязи.
Хлебом и солью
Старцев встречайте —
Небо ищите вблизи.
Юноши в небе!
Ласточка плачет —
Двери открыты
Дню.
Юноши в небе!
Путь только начат,
Души доверьте
Огню.


Ласточка в доме!
Океан
Просит ладью умереть.
Ласточка в небе
Тоже тонет,
Чтобы приветствовать
Смерть
Лодочник в море!
Горизонт
Имя просит твоё.
Лодочник в море
Тоже тонет,
Чтобы взлететь
Легко.


О уходящий!
Скошено поле.
Не обвиняй покой.
Посох — не птица.
Вкуси от пшеницы.
Старцы ждут за рекой.


И позади,
И впереди
Найдёшь ли отца своего?..

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера