АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Марина Саввиных

Милосердие творчества. О стихах и песнях Ольги Никитиной

Милый, милость, милосердие... какие тёплые, согревающие, лелеющие русское ухо слова!


 

Я долго не могла ухватить нерв, творческую основу песен и стихов Ольги Никитиной. Всё у неё как-то уж очень просто, без малейшей ужимки, без претензии на оригинальность, без педалирования формы... О таком говорят: «комнатное искусство». Камерное, если всё же хочется польстить автору. Кажется, Никитиной нечем зацепить, удержать нынешнего читателя и слушателя, балованного избытком всевозможных стихотворных экспериментов. А ведь не так! Ольга Никитина много гастролирует, выступает перед самой искушённой аудиторией — и всякий раз публика встречает и провожает её с неизменной благодарностью. В чём же дело? Чем она завораживает? Что и как говорит собеседникам, если они — такие разные — отвечают ей признательностью и готовы снова и снова включаться в этот неторопливый и вроде бы непритязательный разговор?

 

И вдруг — в очередной раз перелистывая страницы авторского сайта Никитиной, возвращаясь к знакомым песням, рассматривая рисунки — я поняла наконец: вот оно!

Мы уже сыты до отвращения бездушным умничаньем, под видом поэзии заполонившим страницы толстых журналов и литературных блогов. Не новизны нам хочется и даже не «свежести» пресловутой, а... милосердия. Особого художественного милосердия, которое далеко не каждому пишущему даётся и требует совсем особенного мастерства.

 

Ольга Никитина любит своего читателя, слушателя и зрителя. Любит его, внимает и сострадает ему. Я написала как-то, что, по моему мнению, настоящий поэт — тот, кто не столько говорит, сколько слушает. Настоящая поэзия — торжество слуха. Так и здесь. Ольга — словно драгоценный музыкальный инструмент — настроена на голоса, шёпоты и затаённые желания современников. Она положила на музыку и сама спела стихи многих ныне работающих русских поэтов, чем — как минимум — расширила их аудиторию, введя другое слово в гармоническую атмосферу собственного миропонимания.

 

И всё же главное её достижение — в том, что своим стихом, музыкальным по существу, своим артистическим обликом, своим умением завязать и выстроить с людьми честный доверительный разговор (да! предельно интимный, комнатный, «кухонный» — как хотите!) Ольга Никитина добивается отклика самой тонкой, самой, может быть, оболганной, униженной и за последние двадцать лет будто бы окончательно загнанной в угол субстанции каждого человеческого «я». Благодаря таким художникам, как Ольга Никитина, мы вспоминаем, что у нас есть сердце! Что оно способно на бескорыстное добро. На свободную и радостную милость. Что «милосердие» — не только в подаянии хлеба насущного или помощи в исцелении, но и в прямом, открытом слове, обращённом к твоей душе и поощрившем в тебе человека.

 

Будь я врачом, я прописывала бы книги и диски Ольги Никитиной как болеутоляющее и общеукрепляющее средство. На себе проверено — очень помогает!

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера