АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Николай Алешков

Рецепт бессмертия

* * *


Памяти брата Саши

Только услышу: гармонь заиграла —
сердце на миг встрепенётся в груди...


Лёгкое пёрышко с неба упало,
утро настало, вся жизнь — впереди.
Песня исчезнет и... снова приснится.
Вот я бегу босиком по тропе
сквозь золотистое поле пшеницы
солнцу навстречу, навстречу судьбе.
А за околицей, а на лужайке —
праздник престольный, Кузьма и Демьян 1. 
Там на гармошке и на балалайке
брат мой играет, не нужен баян.
Песню подхватят и бабы, и девки.
Сдвинут стаканы молчком мужики.
И далеко разлетятся припевки —
до горизонта, до самой реки.
— Что за гулянка? Наверно, без спроса? —
скажет начальство. Ответят ему:
— Это Орловка вернулась с покоса,
с дальних лугов — аккурат на Кузьму...
Небо в глазах опрокинулось навзничь.
Воздух июльской полынью горчит.
И одноногий Максим Афанасьич:
«Мы победили! — сквозь слёзы кричит.—
Руку подай, одногодок Петруха!
Мне деревяшка житья не даёт!
Мы-то живые. Другим — невезуха,
тем, кто с войны никогда не придёт.
На зиму хватит и сена, и хлеба.
Раны болят? Потерплю, заживёт...»


Русская песня, дороженька в небо,
только услышу — зовёт и зовёт.
Зреет пшеница. Луга покосили.
И нагулялись. Пора и домой.
Как же охота вернуться в Россию
послевоенную, Боже ты мой!..


* * *

Русскому сердцу беда нипочём,
русское сердце беду одолеет:
ангел-хранитель — за правым плечом,
бес-искуситель — за левым...


Воспоминание о моей маме

 

От зимнего солнца закапало с крыши
уютного домика бабы Мариши.
С карниза сосульки висят, как свирели,
с них в марте капели вовсю зазвенели,
а к бабе Марише скворцы прилетели,
уселись на крыше.


И внук её, Юрка, беспечен и весел,
на старой рябине скворечник повесил.
Мариша и рада — чирикают пусть
и в дом не пускают унынье и грусть...
Хоть место известно на сельском погосте,
ещё в домовину не просятся кости.
Из города — видишь! — нагрянули гости —
три сына, две дочери: мама, встречай,
в твоём самоваре — особенный чай!


Все взрослые стали! И хлеба не просят.
Мариша смеётся: «Наверно, не бросят.
Видать, пятерых поднимала недаром...»
А Юрка: «Бабуля, следи за базаром,
ты самая главная в нашем роду!..»


На яблонях почки набухли в саду...


Найдут сыновья молоток да топор —
починят калитку, поправят забор.
А в горнице снохи — и хохот, и топот —
пельменей настряпают, баньку натопят.
Румяны бабёнки, румяны блины!
Сто лет бы жила от весны до весны...


* * *

Первокласснице Настюшке
как сберечь свою красу,
если вылезли веснушки
у Настюшки на носу?


Их свести — рецепт неведом
ни маманьке, ни отцу.
Утверждают бабка с дедом,
что веснушки ей к лицу.

к 70-летию
со дня рождения


Лукоморье

 

Между сосен тропинка лесная
в Лукоморье зовёт, на траву...
Что такое свобода — не знаю,
я по воле небесной живу.


Это облако белое — чудо!
Все ли реки впадают в моря?
— Мама, мама, я взялся откуда?
Улыбается мама моя.


Мне б увидеть любимого брата!
Брат играет — гармошка поёт.
В смерть не верю. Есть точка возврата.
В детство выбегу я из неё...


* * *

Я начальников многих старше.
Кто-то скажет: тот ещё гусь!
Ни водителя, ни секретарши —
и нанять не берусь.


Хоть не молод — пашу, как трактор,
над журналом своим трясусь.
Есть и прозвище — главный редактор.
Точно — тот ещё гусь...


* * *

Под скрип гусиного пера
я написал стихи вчера.
Включил сегодня ноутбук,
а на экране Пушкин вдруг...


Век девятнадцатый вполне
созвучен Пушкину и мне.
А двадцать первый?
Жёсткий диск
«накрылся» под цыплячий писк...


* * *

Жил да был один поэт —
не из праведников, нет.


Куролесил, баб любил,
водку пил да морды бил.


А потом сквозь стыд и срам
приходил он в Божий храм:


— Можно ль мне простить грехи
за хорошие стихи?


* * *

Майским гостинцем раскинулся день,
солнце светило.
Чистый источник над речкой Кирмень
ты не забыла?


Он по-весеннему радостно пел
струями всеми.
Падало в землю, как пахарь велел,
доброе семя.


В зелени трав голубели цветы —
сёстры и братья.
Нежным цветком открывалась и ты
нашим объятьям.


Ты не монахиня, я озорник,
парень не промах!
Пел о любви благодатный родник
в буйстве черёмух!


* * *

Друзья мои, любовницы, враги!
Поверьте мне — и я себе поверю:
прощу обиды, заплачу долги,
уйду от вас. Легко. Не хлопнув дверью...


Рецепт бессмертия

 

Если рай вернётся к человеку,
как его почувствует душа?
Упразднятся вера и надежда,
навсегда возцарствует любовь.


Так иль нет изрёк апостол Павел
в Библии священной, в Книге книг?
Время остановится. Объемлет
вечность всё живое навсегда.


И Господь пребудет в нас и с нами,
и Земли орбита — в небесах.
За любовь, друзья! Пусть плод запретный
в этот раз Праматерь не сорвёт!


Патриот

 

Путешествуя за рубежом,
от чесотки крутился ужом.
На просторах любимой России
я избавился от аллергии.


.........................

1. 14 июля и 14 ноября в моём родном селе отмечается престольный праздник святых равноапостольных бессребреников Космы и Дамиана, в честь которых названа церковь (прим. авт.).

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера