АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Глеб Михалев

Акынское. Стихотворения

Июнь

 

Скука календарного квартала

номер два. Рассеянность. Ленца.

В то, что холода вернутся, мало

веришь. Не предвидится конца

духоте, вспотевшим спинам, мухам,

комарам, салатам на обед…

Но зима…Хоть тополиным пухом,

все равно – напомнит о себе,

пригрозит…

Как хрупок и непрочен

наш роман –

попробуй сохрани

страсть, когда становятся короче

ночи. И томительнее – дни…

 

 

***

 

...о жизни комаров и прочих насекомых

не вспоминаешь до... когда во мраке комнат

начнут они в ночи в прохладе старой дачи

смятение своё и пение и плачи

мужайся и терпи и не суди их строго

мы все как комары жужжим под ухом Бога

он вертится во сне и слушает и глохнет

но терпит до поры... того гляди –прихлопнет...

 

 

*  *  *

так радуйся моя кистепёрая рыба

что пока не перекрыли тебе кислород

а то придёт чёрный дедушка из Магриба

и тебя и меня сожрёт

 

и останутся только белые кости

да чёрные люди да клёнов пламя

да наверно – Рупасов Костя

в небесах над нами

 

 

*  *  *

 

                              Андрею Орлову

 

А, Б, В, Г...

ну а потом

обычным знойным вечером

глотнешь июнь иссохшим ртом

а всё – сказать-то – нечего...

 

 

Еще два июня

1

 

...весь день нелепой суетою занят

и долог, как гомеровский гекзаметр

а в голове горячей - всякий бред

о том, что где-то грека через реку

всё едет...вот неймется человеку

туда-сюда по эдакой жаре

плывёт скороговорочка чудная

нет, с греком нам не по пути - я знаю

и сам себе твердить не устаю

что вдоволь за окном тепла и света

что впереди ещё не Лета – лето

и медленный господствует июнь

 

2

 

...и чувство локтя в «пазике» молчащем

оттачивая, думаешь всё чаще –

вот это будет первая глава:

о жизни холостой и пустяковой

о том, как не жалеешь ни о ком и

ещё – земля качается едва-

едва...

ещё – кипит асфальтом чёрным

июнь, пока ещё летают пчёлы

вокруг твоих распаренных хором

и за окном дожди холодным хором

не завели – о расставанье скором

и – до июля – в отпуске Харон...

 

 

*  *  *

всё равно не перестанешь.

даже зная, что потом – как письмо в почтовый ящик канешь.будешь жадным ртом лопотать свои словечки, йамбы бедные свои – перед свечкой, перед печкой, перед членами семьи - им то пофиг...мелкий почерк, неумелое шитьё – если кто потом захочет вжиться в это житиё, в это, крестиками, чтоб их, то откликнутся тебе голоса твоих почтовых голубого голубей...

но пока – сентябрь ярок, одиноко и легко, хочется картошки, шкварок и вина, и шашлыков. но пока – течёт куда-то неумелая твоя до конца, до адресата, до востребования...

 

 

*  *  *

 

«Полуночные трамваи

на окраине...» Легка

и сюжетная канва, и

собеседницы рука.

И сюжет сентиментален,

как прочитанный давно,

в детстве, может быть,

деталей

не припомню,

но рассказ был печален...

 

Я не верю

сам себе – ну для чего

приходить, стучаться в двери,

если сам уже не верю

в то, что может получиться

между нами что-нибудь...

 

За окном столбы, деревья

и дома, и тротуар –

все – из серого бетона,

как из серого картона,

словно кукольный театр,

где на ниточке железной

мы качаемся с Еленой...

 

 

Поэту

 

Осень. Бродишь во дворе

нудный, как бритье,

птица об одном пере,

чудо ты мое...

 

 

*  *  *

 

Тощий, словно карандаш

и такой же деревянный...

Знаю – ты меня предашь,

знаю... Поздно или рано.

Что ты мне ни говори,

ни доказывай упорно...

Стержень у тебя внутри –

тонкий-тонкий.

Чёрный-чёрный.

 

 

*  *  *

 

О чем ты говоришь? Слова

раздавят подлеца?

Он – как пружинная кровать –

продавливается.

Как календарь перекидной –

махнул рукою – рраз! –

все изменилось – он – герой,

а ты, увы – дурак.

И на тебя, на дурака

он смотрит тяжело…

«Слова раздавят…» Я пока

не знаю этих слов…

 

 

Акынское

 

1

едешь средней полосой

так светло и холосо

дождь идёт и снег идёт

и никто тебя не ждёт

не читает не хотит

только ангел твой летит

где-то рядом наверху...

да нам татарам все равно от этого не легче

 

2

у меня больна жена

у меня больна страна

что-то мне на этом свете

не уютно ни хрена

сердце ёкает в груди...

 

знаю знаю господи

это присказка конешно

сказка будет впереди

 

3

нам акынам – все легко

пить кобылье молоко

над раздерганною жизнью

подыматься высоко

 

степью еду – степь пою

смертью еду – смерть пою

не гляди, Литература,

даже в сторону мою

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера