АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Леонтий Тарагупта

Пословский причал. Поэма (перевод с ханты К. Кравцова)

ПОСЛОВСКИЙ ПРИЧАЛ


Поэма

I

Ты, живущий сегодня, вглядись:

Солнце Господне восходит —
Промокшие краски:
В холоде тверди играющий свет.
Солнце Господне заходит —
Промокшие краски:
Замерли воды, небесным одеты огнем.

Солнце Господне восходит —
Стремнин вереницы:
Выросла вровень с холмами река, залила небеса.
Солнце Господне заходит —
Прозрачные воды:
Ивы по грудь затопил половодья простор.

Солнце Господне восходит —
Поклоны бьет зелень:
Ветер споткнулся, свистун, об окрепший тальник.
Солнце Господне заходит —
Полощутся листья:
Берег, заплеванный пеной, вздымает стволы.

Солнце Господне восходит —
Конца нет веревке:
Ходит — в-и-й-вохх — взад-вперед колыбелька твоя.
Солнце Господне заходит —
Горящие колья:
Вдоль выбираемой сети качается лодка твоя.

День правит Миром — качает тебя.

Ночь правит Миром — качает тебя.

— Да, а дедушка? Жив он? И где он, скажи?
— А что дедушка...
Если сумеешь осилить теченье —
Появится Карвош и Берег Ребенка Пропавшего,
А на другой стороне —
Ивы колышутся, просека в ивах,
В протоку проскочишь —
Чернеющий яр, непроглядный тальник,
И жилое местечко, молва о котором,
Вынырнет из-под земли.

Если там твое сердце, дыхание твое —
У второго причала
Найдешь почерневший домишко:
Простой красный угол
Оконце сквозное…

Знать, мерзнет порой,
Голодает порой...

С головой, отбеленной ветрами, старик
Там живет,
С головой, отбеленной ветрами, сова
Там сидит.

— Дедушку поберегите...



II

Ты, живущий сегодня, вглядись:

Солнце Господне восходит —
Полнехонька клетка:
Внуки Его, человечки-мышата Его.  
Солнце Господне заходит —
Полнехонька клетка:
Внучки Его, человечки-мышата Его.


Солнце Господне восходит —
Цифири и стрелки:
Время кормежки, не лезущий в горло кусок.
Солнце Господне заходит —
Цифири и стрелки:
Сжался в комок, одеялом накрывшись, зверек.


Солнце Господне восходит —
Людей Его прорва:
Отсвета тайны своей ни в одном не увидишь лице.
Солнце Господне заходит —
Людей Его прорва:
Вымолил правду бы, было б молить у кого.


Солнце Господне восходит —
Чужая премудрость:
Перышек скрип да чтения вслух бу-бу-бу.
Солнце Господне заходит —
Чужая премудрость:
Буквиц чернильный орнамент марает тетрадь.


День правит Миром — на привязи ты.
Ночь правит Миром — на привязи ты.


— Да, а дедушка? Жив он? И где он сейчас?
— А что дедушка...
Если сумеешь осилить теченье —
Появится Карвош и Берег Ребенка Пропавшего,
А на другой стороне —
Ивы колышутся, просека в ивах,
В протоку проскочишь —
Чернеющий яр, непроглядный тальник,
И жилое местечко, молва о котором,
Вынырнет из-под земли.


Если там твое сердце, дыхание твое —
У второго причала бревенчатый домик,
Замшелая крыша, печурка жива…


С головой, побеленной ветрами, старик
Там живет,
Еле видя, глядит,
Но окликнешь — признает тебя.
С помертвелой морщинистой кожей сова
Там сидит...

— Дедушку поберегите…



III

Ты, живущий сегодня, вглядись:

Солнце Господне восходит —
Молочные гребни:
Тянет и тянет суда горделивые день.
Солнце Господне заходит —
Молочные струи:
Громом суда оглашают присвоенные небеса.
..
Солнце Господне восходит —
Величие зданий:
В тучи врастая, друг друга теснят города.
Солнце Господне заходит —
Шоссе, автострады:
Воздух проеден бензином, ложащимся слоем на слой.

Солнце Господне восходит —
Людская пучина:
Лед раздирая, вода поднялась, наводнила леса.
Солнце Господне заходит —
Людская пучина:
Смыты рекой, уносящей искромсанный лед, берега.

Солнце Господне восходит —
Затоптаны в давке:
Воля одних пересилила волю других.
Солнце Господне заходит —
Все та же давильня:
Новая ложь одолела вчерашнюю ложь.

День правит Миром — созвучия нет.
Ночь правит Миром — созвучия нет.

— Да, а дедушка? Жив он? И где он сейчас?
— А что дедушка...
Если сумеешь осилить теченье —
Появится Карвош и Берег Ребенка Пропавшего,
А на другой стороне —
Ивы колышутся, просека в ивах,
В протоку проскочишь —
Чернеющий яр, непроглядный тальник,
Там и мертвый поселок вдруг вынырнет из-под земли.

Если там твое сердце, дыхание твое —
У второго причала бревенчатый домик
Все там же найдешь:
Окна вровень с землей,
Сгнили нары, зола холодна,
Мусор в красном углу.
— Ну, а дед?
— Дед? А кто о нем вспомнил когда?
Разве скажут, воспитывал мальчика он?
Разве скажут, что птенчика вынянчил он?
Этот берег, где как-то ребенок пропал, —
Разве лодка его, лодка с плачущей люлькой,
Скользила когда вдоль него?
Ты и есть его сын?
— Я и есть его сын.



IV

Ты, живущий сегодня, вглядись:

Солнце Господне восходит —
Гнетущая темень:
Слезы забили тропинку дыхания между ключиц.
Солнце Господне заходит —
Гнетущая темень:
Сдавлен родник в обреченном сиротству мозгу.

Солнце Господне восходит —
Жилое местечко:
Видеть — не вижу, но ждет над речною петлей.
Солнце Господне заходит —
Нить дыма живого:
Видеть — не вижу, но где-то сочится, бежит.

Солнце Господня восходит —
Нехитрые яства:
Пар позабытый их терпок и благословен.
Солнце Господне заходит —
Убогие брашна:
Не обоняю, но дарят святой аромат.

Солнце Господне восходит —
Земля затаилась:
Два-три дыханья живых сохраняет неведомо где.
Солнце Господне заходит —
Вода лучезарна:
Два-три правдивые слова неведомо где бережет.

Солнце Господне восходит —
Лесок-соглядатай:
Воды спешат в океан, заливая леса на холмах.
Солнце Господне заходит —
Звезда-соглядатай:
Мыслей волокна, полегшие наземь, с ней вровень плывут.

День правит Миром — уносит тебя.
Ночь правит Миром — уносит тебя.

1987

Перевел с ханты Константин КРАВЦОВ

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера