АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Чикильдик

Встречи на Эльбе

Среди многих событий и встреч, свидетелем которых мне пришлось  быть, находясь на территории ГДР, а затем и ФРГ, особенно памятны эти,  связанные с именами героев-покрышкинцев...

В сентябре 1989 года в нашу авиационную дивизию  истребителей-бомбардировщиков, которая располагалась в небольшом городе  Гроссенхайн, что в тридцати пяти километрах западнее города Дрездена,  прибыла группа советских ветеранов войны.

Прославленные авиаторы воевали в составе гвардейской  Мариупольско-Берлинской орденов Ленина и Богдана Хмельницкого  Краснознамённой авиационной истребительной дивизии, которой в своё время  командовал трижды Герой Советского Союза полковник Александр Иванович  Покрышкин, впоследствии маршал авиации. Они приехали сюда, чтобы спустя  десятилетия вновь посетить места своей героической молодости.

Наша авиационная дивизия была выбрана для посещения не случайно.  В мае 1945 года на местах её дислокации располагались части дивизии,  командиром которой и был трижды герой Советского Союза А. И. Покрышкин.

В группе ветеранов были легендарные лётчики Великой  Отечественной — четыре Героя Советского Союза: полковники в отставке  Сухов Константин Васильевич и Фёдоров Аркадий Васильевич, капитан в  отставке Бабак Иван Ильич и почётный гражданин ГДР, старший лейтенант в  отставке Девятаев Михаил Петрович. Кроме них, в группе находились  офицеры в отставке: полковники Берёзкин В. А., Иванов А. Л.,  подполковник Маслов В. В. и старший лейтенант Героев А. И. Тем, кто хотя  бы немного интересовался историей советской авиации, хорошо известны  имена этих воинов-авиаторов.

Четыре дня ветераны гостили в авиационной дивизии, именно там, где в 1945 году они встретили день Великой Победы.


Первым делом — самолёты

По рассказам полковника Фёдорова А. В., именно на военном  аэродроме города Гроссенхайна полковник А. И. Покрышкин должен был  весной 1945 года разместить один из авиационных полков своей дивизии.  Известно, что авиация наступает тылами. И вот, когда на этот аэродром  прибыли части обеспечения, чтобы провести необходимый объём работ для  приёма первых бортов, выяснилось, что немцы перед отступлением вывели из  строя взлётную полосу и рулёжные дорожки аэродрома.

Посадка наших самолётов на этот аэродром могла осуществляться  только после ремонта полосы. Однако боевые задачи дивизии по прикрытию  наших войск с воздуха никто не отменял.

И эти задачи были с честью выполнены. Самолёты дивизии Покрышкина,  к удивлению противника, который знал, что ближайший аэродром не  функционирует, внезапно появлялись над немецкими позициями и наносили  врагу огромный урон. Как это было достигнуто?

Александр Иванович до этого лично обследовал все окрестности  Гроссенхайна и обнаружил ровный прямой участок шоссе длиною около двух с  половиной километров.

Бросив туда людей и технику для вырубки деревьев и кустарника по  обочинам шоссе, а также для налаживания работы авиационно-технического  обеспечения полётов, А. И. Покрышкин через два дня имел полевой  аэродром. Он первым лично посадил свой самолёт на автобан, а следом за  ним совершили посадку его ведомый Георгий Голубев (кстати, воспитанник  Ачинского аэроклуба), а затем и другие лётчики полка. Именно отсюда  совершали свои боевые вылеты покрышкинцы, пока основной аэродром не был  отремонтирован.

Кстати сказать, после войны, до ликвидации Западной группы войск в  1993 году, этот участок шоссе предполагался для использования в  качестве запасного аэродрома в случае вывода из строя основного. Всегда  на прилегающих к шоссе участках земли были вырублены все деревья и  кустарники, были съезды с дороги с твёрдым покрытием, а поля засевались  только легко убираемыми кормовыми культурами.


Своих не бросаем

Был в составе делегации фронтовиков один из командиров полков  покрышкинской дивизии в 1945 году — Бабак Иван Ильич. У него была  необычно трудная судьба. Герой Советского Союза Иван Бабак в двадцать с  небольшим лет был назначен командиром авиационного полка в воинском  звании... старший лейтенант!! Обстановка была тяжёлая, потери огромные  на подступах к Берлину, даже опытные лётчики выбывали из строя. Вот и  Иван Бабак весной сорок пятого был сбит над Западной Польшей, когда вёл  свою боевую группу на Берлин.

Попав в плен к немцам, Иван Ильич не сломался, пытался бежать из  лагеря, был схвачен, затем переведён в другой лагерь на территорию  Чехословакии. Впоследствии лагерь оказался в зоне оккупации сначала  американцев, затем наших войск.

Комдиву Покрышкину стало известно, что в одном из лагерей, совсем  рядом, в ста пятидесяти километрах от Гроссенхайна, содержится его  боевой командир полка. С машиной автоматчиков на «студебеккере»  Александр Иванович прибыл в лагерь военнопленных, где уже наши костоломы  из НКВД выбивали последние зубы и ломали рёбра бывшим узникам  фашистских концлагерей. Почти силой он освободил своего фронтового  друга, привёз в дивизию и вопреки всем возражениям особого отдела вновь  назначил Ивана Бабака командиром полка!

Вскоре после Победы в дивизию прибыл командующий фронтом Маршал  Советского Союза Иван Степанович Конев. Полковник А. Покрышкин  представил командующему своих командиров полков. «Что-то звёздочек  маловато у этого командира»,— кивнул маршал на старлейские звёздочки  Бабака. На следующий день пришёл приказ о присвоении Ивану Ильичу Бабаку  очередного воинского звания «капитан». Однако после войны летать и  служить Родине герою войны не дали — был в плену. Это было как клеймо.


Угнать и долететь

Не менее драматичная судьба была и ещё у одного покрышкинца —  Героя Советского Союза, почётного гражданина ГДР Девятаева Михаила  Петровича.

Летом 1944 года в одном из воздушных боёв над территорией Западной  Украины он был сбит, приземлился на парашюте и тут же был схвачен  фашистами. Он перенёс все муки фашистского плена, бежал, вновь был  схвачен, в сентябре 1944 года переведён в лагерь смерти Заксенхаузен.  Под чужой фамилией, скрыв, что он лётчик, он попал в концлагерь близ  городка Пенемюнде, что на острове Узедом на Балтике. Военнопленные  работали на заводе, где разрабатывалось немецкое «оружие возмездия» —  ракеты «Фау-1» и «Фау-2».

Девятаев, работая на военном аэродроме, стал готовить побег. Но  для этого нужны были верные товарищи, они нашлись среди военнопленных.  В феврале 1945 года, убив часового у самолётной стоянки, Девятаев с  десятью товарищами захватывают личный самолёт начальника лагеря —  военно-транспортный «Хейнкель-111».

Ценой огромных усилий и с помощью товарищей Михаилу Петровичу  удалось справиться с управлением самолёта, ведь он весил всего сорок  килограммов! Девятаев направил самолёт сначала на север, на Швецию, и  только затем на восток, чем и сбил с толку своих преследователей.  А возглавил погоню за дерзким беглецом опытный лётчик, обер-лейтенант  Люфтваффе Гюнтер Хабен. Однако преследователи вернулись ни с чем. А наш  герой вскоре приземлился на советском аэродроме близ города Голина в  Прибалтике.

Вновь лагерь, допросы, побои, издевательства... девять месяцев  скитаний по лагерям! Веры побывавшим в плену не было. После войны Михаил  Петрович работал грузчиком в порту, мотористом на речных судах в  Казани, шкипером водил баржи по Волге и Каме. И только в 1957 году,  после того как про подвиг Девятаева была напечатана большая статья в  газете «Водный транспорт», по личному указанию тогдашнего руководителя  страны Н. С. Хрущёва состоялось награждение М. П. Девятаева Золотой  Звездой Героя Советского Союза, ему были возвращены боевые ордена.

За те дни, которые мы провели вместе, Михаил Петрович много  рассказывал о том, как готовился побег, как трудно было выживать после  войны, когда на всех бывших военнопленных стояло клеймо предателя. Всё  вынесло то поколение: и неимоверные тяготы войны, и людскую ненависть!  Однако непоколебимая вера в победу, вера в правду помогали победить и  выжить!

Уже на склоне лет, в 2002 году, ему вновь пришлось побывать на  месте своего подвига — на острове Узедом (по приглашению немецкой  стороны Михаил Петрович приехал в Германию и гостил там несколько дней).  Там, в районе бывшего военного аэродрома Пенемюнде, состоялась встреча  Михаила Петровича и бывшего немецкого лётчика Гюнтера Хабена. Два  ветерана Второй мировой войны, представители двух сражавшихся народов  пожали друг другу руки, обнялись, выпили по чарке... Они долго говорили о  жизни, о внуках, о судьбах людских. И, конечно же, о войне, о её  жестокости и бессмысленности. И ещё об ответственности людей, чтобы  подобная трагедия не повторилась.

Михаил Петрович Девятаев скончался осенью того же года в Казани,  где он жил все послевоенные годы. На снимке — мы с Михаилом Петровичем  после очередной встречи в гарнизоне Гроссенхайн.


Выкованная победа

Воины-ветераны поводили много встреч с лётчиками, техниками  авиационных гарнизонов Западной группы войск, в том числе и в нашей  дивизии. Проходя по служебным кабинетам штаба дивизии, Герой Советского  Союза Аркадий Васильевич Фёдоров, войдя в один из кабинетов, воскликнул:  «А здесь мы встретили День Победы!»

Майской ночью 1945 года личный состав гарнизона Гроссенхайн был  разбужен автоматно-ружейной стрельбой. Лётчики, техники, ночевавшие в  помещениях штаба дивизии, выскочили с оружием на место построения:  видимо, какая-то группировка немцев прорывается. Однако дело было в  другом. Это был солдатский салют! Только что была получена радиограмма:  подписан акт о капитуляции фашистской Германии. Победа! Начались  братания, салют из всех видов оружия, застолье...

Рано утром 9 мая авиаполк был построен лично комдивом. Команда:  лётчики — бегом на озеро, техники — готовить самолёты к боевому вылету.  На озере Александр Иванович поставил задачу: немцы прорываются к Праге,  есть приказ поддержать восстание в столице Чехословакии. Покрышкин  первым нырнул в холодную воду озера, за ним и все лётчики — для  отрезвления...

Через час «Аэрокобры» дивизии Покрышкина уже патрулировали в небе  над Прагой. В один из таких майских дней ведомый Покрышкина Георгий  Голубев, находясь в небе над Прагой, сбил немецкий «Дорнье-217», шедший с  запада на восток. Это был последний вражеский самолёт, сбитый  покрышкинцами в ту войну.

После войны Александр Иванович Покрышкин был первым советским  комендантом города Гроссенхайн. Старшее поколение немцев в период моего  пребывания в Германии ещё помнило нашего национального героя, его  справедливость и заботу о населении.

Кстати, после объединения Германии одна из главных площадей города  Гроссенхайна, носящая имя В. И. Ленина, не была переименована. На одном  из домов так и осталась висеть мемориальная доска с барельефом Ленина и  памятным текстом.

 

Возвращаюсь к событиям, связанным с пребыванием в нашем гарнизоне  лётчиков-покрышкинцев. В один из дней мы побывали в крепости Кёнигштайн  под Дрезденом. Эта крепость, построенная на высоком базальтовом выступе  над Эльбой, многие века считалась неприступной. Но в минувшую войну  гарнизон этой крепости был вынужден сдаться в плен нашим парашютистам,  которые высадились в начале мая 1945 года на небольшой площади в центре  цитадели. В каменоломнях неподалёку от неё наши воины вскоре обнаружили  сокровища Дрезденской картинной галереи, которые были спрятаны фашистами  в конце войны.

Несколько сотен полотен величайших художников Европы, в том числе  Рафаэля, Дюрера, Джорджоне, Вермера, Тициана и других, были на грани  гибели. В течение нескольких лет советские реставраторы восстанавливали  эти полотна. В середине пятидесятых годов они были переданы вновь в  картинную галерею Дрездена. Благодарные немцы освободили советских  солдат и офицеров от платы за вход в галерею. В одном из её залов, около  знаменитой картины Рафаэля «Сикстинская мадонна», мы и  сфотографировались: Герои Советского Союза М. П. Девятаев, А. В. Фёдоров  и я.

Много встреч провели фронтовики в авиационных гарнизонах нашей  дивизии. Бывалые лётчики щедро делились с молодёжью своим фронтовым  опытом, восхищались современными боевыми машинами Су-24, которые  составляли основную ударную мощь авиации ГСВГ а затем ЗГВ. После каждой  встречи была концертная программа, в которой принимали участие как  ветераны, так и молодые воины-авиаторы. В составе делегации фронтовиков  был старший лейтенант в отставке Героев Александр Иванович, ставший  после войны заслуженным артистом УССР. Он и задавал тон всей концертной  программе

Много лет прошло с той поры. Ушли от нас почти все  ветераны-фронтовики, о которых я сегодня рассказал. Ликвидирована  Западная группа войск — форпост нашей обороны в центре Европы. Нет уже  той страны, которую защищали многие поколения наших воинов. Мы уже и  сами стали ветеранами военной службы.

Но пока мы помним о том, как ковалась Победа, о подвигах наших  отцов и дедов, о наших боевых друзьях, пока мы помним лучшие традиции  боевого товарищества, братства, войсковой дружбы — они будут жить.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера