АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталия Черных

Моё открытие Мегалита. Реплика

Журнальный портал «Мегалит» - на самом деле метагалактика. У него нет определённой команды редакторов, верстальщиков, художников, делающих его. Или, вернее, единая команда состоит из частей, работающих вместе и координируемых фактически одним человеком. Хотя у Петрушкина есть помощники, и было бы странно, если бы было мало. В земном выражении это действительно мегалит – нечто единое, цельное (словесность). И, однако, «Мегалит» - система. Авторов и журналов. Система текста. А текст – это и переводы, и стихи, и очерки, и критика, и проза. Всё это на «Мегалите» есть. Когда-то я писала о том, что «Мегалит» мне кажется особенностью Урала и Зауралья. Сейчас приходится признать, что «Мегалит» охватывает и Юг России, Израиль и Запад России. Словом - всё русскоязычное пространство. На «Мегалите» - почти полная география русского языка. Отчасти представлена геология (мемориальными публикациями). А когда произошла такая экспансия – подумать страшно. У меня на глазах. Хотя я (как региональный представитель) мало что делаю для портала.

Для обновления памяти приведу текст, который написала к открытию страницы «Мегалита» «На Середине Мира»: «Действительно — мегалит. Объём неописуемый; возможно это искомый след Тунгусского метеорита. Возможно, это всё Зауралье и Сибирь, вплоть до Дальнего Востока — на ладони одного мегатекста. Масштабы соответственные, не поддающиеся учёту. На «Мегалите» читатель найдёт поэзию, прозу, критику и эссеистику, которые в столицах и Средней полосе показались бы экзотичными, неуместными. Христианский взгляд отметит немало важного и ценного для себя, однако - и немало того, чего не следует пугаться… «Мегалит» может, по мнению Середины мира, со временем, стать той платформой, на которой будет строиться новая словесная культура. Не пугаюсь (и советую не пугаться) слова «евразийский». Издавна Рифей и Ногайская Орда были котлами, в которых варились большие перемены. (ЧНБ, сентябрь 2009)». Слово «мегатекст» и сейчас кажется небессмысленным. А журналов в «Мегалите» сейчас больше на порядок, чем было даже в 2009 г..

С Александром Петрушкиным я познакомилась до того, как возник «Мегалит». Почтой пришло его стихотворение, где он обыгрывал строчку из моего. Ничего удивительного нет в том, что один поэт пишет вариацию на строчку другого. Но у Петрушкина это получилось здорово (мне очень понравилась вариация), и он действительно развивал и заострял мысль, которая была у меня (о мытарях и фарисеях). Выяснила, кто автор. Оказалось – из Озёрска. Живёт в Кыштыме. А я родилась в Озёрске, и в Кыштыме неоднократно бывала.

Летом 2015 Петрушкин окончательно решил объявить о том, что Новая Озёрная школа есть. Для этого нужна смелость и задор. С основания «Мегалита» прошло семь лет, люди не молодеют. Увлечение могло пройти, «Мегалит» мог закрыться. Видимо, школа всё же есть, раз «Мегалит» жив. Плохо быть скептиком.

В 2007 году завела живой журнал, и тут же среди друзей объявился Хлебник. Натан Хлебник -  персонаж стихов Петрушкина. Интуиция подсказала, что тут что-то не так, и затевается нечто грандиозное. Провокация, авантюра или наоборот – уже наметился в отечественной литературной карте сдвиг, за которым последует передел пространства. В общем, я сейчас этот передел и наблюдаю. Авантюра и эпохальное изменение друг другу не противоречат. Урал – место каторжное. Ну вот, думала, Пугачёв нашёлся. А Петрушкин, будто читая мои мысли, вывесил в жж рассказ о том, что предком его был сам Кулибин. Что ж, поработаю с изобретателем. Интересно, что это будет.

Петрушкин уже в 2007, полагаю, представлял, как именно будет развиваться «Мегалит». У меня такое чувство, что он не любит отклонения от сценария. Но важнее другое – сценарий дал согласие и сам стал помогать своему создателю. Поначалу «Мегалит» казался амбициознейшей затеей, провинциальной альтернативой «Воздуху» и Дмитрию Кузьмину с его командой. Почему плохо? Тем более уже тогда было некоторое разочарование в «Воздухе». Это разочарование мешало воспринимать «Мегалит» до конца серьёзно. Мне было заметно, что особенности построения и работы Литературной карты, которая уже тогда появилась в сети, Петрушкиным усвоены и взяты на вооружение. «Мегалит» в первые годы довольно часто мимикрировал. Что-то возьмёт у Журнального Зала (а сейчас это и есть журнальный зал, и не только), что-то у Литературной карты, что-то у Сетевой Словесности. Понемногу появился свой стиль – прежде всего баннер, который считаю гениально удачным: каменно-лесная зелень прекрасно запоминается. Тем более, что глаз человека вообще реагирует на зелёный, которого среди простых цветов (жёлтый, красный, синий) нет.

Надо было бы найти сводку, по которой можно установить начальное количество журналов на «Мегалите» Мне пришлось работать в двух – «Новая Реальность» и «АльтерНация». Второй журнал делал Дмитрий Дзюмин, начавший как критик, автор стихов, которые мне сразу понравились, и потому взяла их «На Середину Мира». Впоследствии «АльтерНация» уйдёт в тень, затем снова возродится как самостоятельное явление (и тем же Дмитрием Дзюминым). Региональные структуры на портале были прописаны сразу же, будто и в самом деле Петрушкин собирался произвести литературную революцию (что отчасти уже удалось, партизанским методом).

А тогда каждый месяц удивлялась, наблюдая изменения и пополнения на «Мегалите». Мегалит, древняя таинственная масса! На самом деле - мутабельное образование! Порой возмущало, что тексты, которые высылаю, не редактируют Что у вас там, в мегалите, редакторов нет? Тоже мне, Атлантида. Но тогда всё делал один человек, и редактура при работе с «Мегалитом» становилась вопросом совести. Однако Петрушкин терпеливо переносил мои расшаркивания, и поправки неизменно вносил. Именно на «Мегалите» опубликованы те тексты, которые меня волновали. Именно этот портал дал мне возможность мгновенной реакции. Написала, что важно – и уже опубликовано. Прежде всего – эссеистика. Конец нулевых и начало десятых – время перемен как в литературной жизни (пик расцвета клубно-литературной жизни), так и во многих других областях.

Особенно памятно, что Петрушкин согласился опубликовать в «Новой реальности» небольшой мой очерк о приходской трапезной, по которой можно было с уверенностью заключить, что изменения произошли. Написала об этой трапезной до того, как на территории, на которой она находится, открыли монастырь (который там был до Октября 1917). Тот сквозняк, который пришёл с открытием обители, уже был.

Мне до конца не ясно, как живёт и действует «Мегалит». Часть журналов вышла из портала, часть влилась. Региональные структуры вычерчены чётко, новые публикации фиксируются с хорошей для такого сайта скоростью. Однако не покидает ощущение одновременно топорного и тонкого действия. Например, слово «евразийский»; зачем оно?  Оттолкнёт кого угодно. Впрочем, Петрушкин к «тому самому» евразийству относится, насколько поняла, довольно критически. Его «евразийство» - материковое и языковое, что неизменно замечается и в его стихах. Как журнальный портал «Мегалит» сделан почти идеально. Так что у меня нет выбора, когда приходится делать экскурс по современной литературе. «Тот самый» «Журнальный Зал» уже не даёт панорамы, «Воздух» стал интровертом, «Полутона» всегда были, да и теперь остаются сами по себе. Не знаю, как чувствуют себя адепты «Журнального Зала», но на «Мегалите» по региону Москва значится 25 журналов и лента новостей. Причём «Воздух» «Ариону» не мешает, а когда-то это были антагонисты.

«Мегалит» - не только журнальный портал. Это, как некогда говорили, «эгида». Под эгидой «Мегалита» проходят фестивали (например, любимые мэтром «Тыдымские чтения»). Устраиваются голосования, объявляются премии. Выходят книги. Так что это явление – не просто список журналов и текстов (балласт есть везде, а в коротком праздничном сообщении понятно, что не до балласта). «Мегалит» - мульти-хостинг периодических литературных изданий. И, пожалуй единственный в своём роде. Всё это произошло на моих глазах.

Восьмой год я сотрудничаю с «Мегалитом». Вместе с ним переживали трудности. То за домен надо платить (теперь система платежа налажена). То компьютер сгорел. То вдруг совершается непредсказуемый полёт. То (это приятно) новый дизайн появился. И мне уже было бы странно представить современную отечественную словесность без «Мегалита». Так что мне ничего другого не остаётся, как пожелать ему и дальше расти и развиваться. Порой ощущаю себя как персонаж рисунка на конверте альбома «Deep purple» «In Rock». Изваяно в «Мегалите».

 

Наталия Черных

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера