АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Санников

Хорошая хрестоматия. Реплика о «Мегалите» и не только

1.

Полагаю, что тот объём работы, то качество работы, та причина работы, которые существуют в «Мегалите» - совершенно неимоверны. То, что делает Александр Александрович Петрушкин – на самом деле под силу только крупному и очень умному исследовательскому центру, группе редакций и издательств с многолетне надёжным, настойчивым, осмысленным финансированием.

 

2.

Как это всё делает один человек – я не понимаю. Я даже представить себе степень его занятости боюсь – у меня начинается паника от этого непрерывно во все стороны разворачивающегося ландшафта.

Неправда, что Петрушкину много и почти отовсюду помогают. А если он об этом нам говорит – то он врёт, как врут взрослые детям, из бережности, только для того, чтобы у нас утихла упомянутая паника. Ну, т. е. – «не бойтесь, Дед Мороз есть, смерти нет, я справлюсь».

 

3.

Кто-то сказал: «хорошая хрестоматия – вид цензуры». Это очень крутая формула. Очень храбрая.

«Мегалит» не является непрерывной дружеской хрестоматией «цветущего состояния поэзии». Цель «Мегалита» – не союзмультфильмовское «пе-ре-дру-жить!», другая. Петрушкин год за годом, час за часом, системно, последовательно – осуществляет тотальную цензуру нынешнего инфантильного, безответственного литпроцесса.

При этом Александр Александрович пишет стихи так, что ни у кого и мысли не возникает – а имеет ли Петрушкин право на такую тотальную цензуру. Всем понятно, что – имеет. Как тот ребе, который отпилил полглушителя у нового автомобиля Рабиновичей.

 

4.

Нынешняя русская поэзия в «Мегалите» - лучше, чем нынешняя русская поэзия на самом деле. 

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера