АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ани Петрс

Прелюдии. Стихотворения


A-dur


Тыкаюсь носом в полосатость матраса,

Думаю.. нет, не думаю ни о чем.

Просто хорошо говорить серьезные вещи

С несерьезным лицом.


a-moll


Архитектуру - с собой не увезешь,

В чемоданы не спрячешь нос.

Армия добрых и злых людей

Выращивает в саду сельдерей.

Аисты гнутся от тяжести адской;

«Какой у Вас паркет гладкий!».

Азбука - медлительный старый палач;

Заходи - не бойся, уходи - не плачь.

В погоду - можно спрятаться с головой;

Бумага - общенародный герой.

Терновый венец в моде в быту.

Плохо жить - я и одна могу.

 

b-moll


В моем доме немая бессонница

Раздает предметам имена;

Важно помнить, каким словом что называть.

Ты не в сердце моем, а где-то в ногах,

Камнем, попавшим в ботинок,

Мне мешаешь ходить.

Разделяют людей не шаги, а названия.

Приходи, будем вместе молчать и курить.


B-dur


Синий бархат, набитый

Волдырями и плющом.

Передние ножки сшаркали пол,

Задние - наступили на горло ковру.

Я оторваться не могу

От чумы, поразившей мой дом,

От тебя, не сидящего в углу.


H-dur


Солнце встанет из-за тучи,

Соберутся люди в кучи.

Дети вприпрыжку бегут от порога,

В праздник им сладостей можно немного.

Люди бегут, лужи бегут,

Возбужденно деревья стекла скребут.

Ранним утром выходила босая,

Руками руки твои хватала;

Дергались плечи не в такт ногам,

Ты смеялся и врал мне, безбожно врал!

Много пряжи в углу лежало,

Молча пряжу на платки разбирала.

Флаги в дождь собираются в ком,

Флаги можно на тряпки пустить;

Много пряжи еще впереди,

Белый мне не к лицу - не приходи.


h-moll


Раскидались клавиши по стенам,

С потолка хлыстом бьют по лицу.

Ре-бемоль наотмашь в окна,

До-диез в пол.

             Сижу. Жду.

Жду ля, жду ми, жду соль.

На фа-диез забьют соседи в дверь,

В секунду завоют с порога.

Я почти достучалась до Бога - 

Он пришел и заткнул мне рот.

 

c-moll


Я - старый ломоть,

Отрви и брось.

Как на вкус тебе

Блюз?

Приходи в каждый день,

Что отдаст календарь.

Может, завтра ты станешь

Смелей.

Вслух печенье ломать

Дрожащей рукой,

Под столом много крошек - 

Бери.

Нет чернил описать

Бой курант по зрачкам.

Делу время, потехе - 

Джаз.

Пусть цветет под окном

Нецелованный сад.

Стихи

Для бездомных собак.


C-dur


Я выкрашу белым стены дома,

Губы - красным, под вишневый сок.

Так сладко пахнет от рук после долгого дня.

Длинной вереницей бредут мимо окон

Роскошные платья июня.

Я на маковом поле собираю чистые ноты,

Быть может, постучится в белый дом мой сегодня кто-то,

Голодный до вишен и песен февраля.


cis-moll


Мы сидели с тобой у заснувшей реки,

Ты тревожно смотрел на закат и причал,

Нервно дергались губы твои;

Я молчала, ты молчал.

Время жадно глотало с востока лучи,

Млечный путь по швам то и дело трещал,

Я руки сжимала у застывшей груди - 

Ты молчал.

Полночь бросилась в волны под башенный бой,

Ты сказал, что пора, что проводишь домой,

Я стояла в слезах, ты мне клялся писать...

Смерть придёт - будет так же молчать.

 

Des-dur


День наденет траур черный,

Спрячет кружево листвы;

Страшный голод человечий

Тащит толпы на улицы.

Кто-то стонет над домами,

Дырявя плачем небосвод;

Страшный голод человечий

Считает раны и поет.

Сон уходит через двери,

Мимо городских ворот;

Страшный голод человечий

Не проходит. Не пройдет.


d-moll


За окна цепляется послеполуденный томный джаз,

Если когда и не бояться смерти - то только сейчас.

Спой же со мною - только сейчас.

Из скрипок выпилили всю человеческую грусть и тоску,

Куда податься телу в непроходимую ночную хандру?

И причины, и предлоги - ни к чему.

Говорят, лето старит тела и крадет обещанный снегом покой.

Одиночество не ходит по парам. Быть может, кто-то другой

Проводит сегодня меня - до мостовой.


D-dur


Наших встреч необязательных прорва

Врезается в колокол над головой;

Вырывается в город из горла долой

Твоё имя.

Я люблю твои длинные пальцы худые, -

Их можно только любить, они - не для черноты.

С неба кто-то украдкой раскидывал звезды,

Целовал меня в плечи;

Когда солнце оставляет своей ладьи поводья,

Забираешь их ты.


dis-moll


Боги строили солнечный храм,

Бросали Время к твоим ногам,

Сжигали на жертвеннике фимиамы -

Канул в Лету тот праведный дым.

Я сегодня зла и горько молчу,

Боги тащат всех смертных на землю -

Ты первым стоишь в их ряду,

Поешь песни о земных чудесах. 


Es-dur


Твои песни тревожат покой моих губ,

Я люблю прятать звуки в позиции рук.

Выдумал же кто-то им давать имена!

Кое-как скомканный наспех мой голос

Бьется в твой ворот, застревает в твоих рукавах.

Я путаю лево и право

Когда вижу твои песни на чужих губах.


E-dur


Метроном отсчитает мне срок,

Сорок пальцев под семь с половиной нот,

Отчего жалось к себе мучительна и грешна?

Я не знаю горя страшней,

Чем лекарство от всех болезней;

Я тоже умру с песней о том, как жизнь прекрасна и щедра.


e-moll


Твоих глаз слишком много на меня:

Небо бездонное мельчает в сотни раз,

Моих губ не хватит все пальцы твои целовать.

Солнце сядет в лужу на окраине города,

Не зная, как тебя приласкать.

Будь я живописцем - писала б морские баталии;

Мои песни застревают в горле, под пальцами - 

В твою честь могу только молчать.


f-moll


Мое имя умрет в твоем горле,

Застрянет костью поперек.

Ты сбежишь, оставив тело мое без названья.

Когда вернешься с обжигающим стенаньем,

Я буду любоваться небывалым:

Смотреть в прекрасный белый потолок.


F-dur


Мир родился из тишины.

Боги бесплотны - они молчат.

Боги бесстрастны - они молчат.

Боги бесстрашны - они молчат.

Боги бессмертны - они молчат.

Боги одиноки - люди поют.

Боги одиноки - люди кричат.

Люди одиноки - боги молчат.

 

В начале был человеческий крик.

Колыбельная, свадебный марш похоронный.

Где-то кого-то когда-нибудь ждут.

Боги одиноки. Люди - поют.


fis-moll


Песни об умерших детях

В душной комнате стоят гроши.

Бог себе своей рукой

Отрезал уши.

Кто-то

Не с этого времени года

Поднимет меня, исступленно целуя,

Для губ ища простоты.

Есть сорок причин для горя, -

Песен - только три.


Ges-dur


Сумасшедшее бегство календаря,

Я прибита на гвоздь, я - сырая земля.

Мир не знает человеческой тоски.

Жизнь короче на еще один стих,

Я не знаю, как можно любить всех других,

Когда врет язык, что не знает злобы и страха.


g-moll


В нервной трубке остинатный тысячный гул.

Тело выжато в стены, брошено в стул.

Улицу топчет пьяный ночной караул.

Голова настроена на грязь и на вздор.

Спасительный бело-черный забор.

Гармонический - дважды - минор.

Солнцу нет дела до тех, кто пьян или болен.

Солнцу нет дела до чистоты целых нот.

Солнце не знает войны или мира -

Солнце просто встает.

G-dur

Солнце тащит по небу огненный хвост,

Боги довольны, что мир познаваем и прост,

Твоих глаз не проплыл бы Одиссей.

Твоя кожа расписана морем, тебя нельзя трогать.

Я в соленой кипящей воде по локоть

Готовлю песни для голодных людей.

 

As-dur


Ветер трется об острые стекла, 

Бьются в тучи колокола, 

Языки чугунные в полночь 

Зовут, обезумев, тебя; 

Стонут камни со дна Иордана, 

Их мучительный вопль в грозу 

Срывает с меня одеяло - 

Ты обрублен оконною рамой, 

Дымишь в темноту. 

Постель квадратная, стекло прозрачное, стены белые.  -   

Не стой на ветру.

gis-moll

Нескончаемо тянется райский день.

Бог оставил трон махровый,

Целует майскую сирень.

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера