АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталия Черных

О стихах Елены Иноземцевой

Елена Александровна Иноземцева родилась в Семипалатинское, с 1998 года живет в Германии. Журнал «Сетевая словесность» сообщает следующие данные: «Окончила Лейпцигский университет (славистика, история искусств). Работала журналистом и редактором в русскоязычных газетах и журналах. Публикации в России, Германии, США, Украине».

 

Эта поэзия обживается, обустраивается в рамках т.н. традиции, пробует найти новый звук, чуть меняя акценты и не касаясь основ. Задача не из лёгких. Первая ассоциация: утонченное ретро. Стихи волнуются как дачная занавеска. Тут и сырой подоконник, конечно, облупленный, некогда масляно-белый. Тут и пыльные ковры, и шаль, и желтые окна, и тучек виражи. Уютный домашний космос, емкий как радиоприемник или телевизор, содержащий в себе сразу несколько пространств и времен. Ностальгия понята и прочувствована не как состояние, а инструмент, наподобие пинцета, которым мастерица подбирает по цвету бисер. С помощью этого же инструмента чинит аппаратуру. Космос вмещает звучание сразу нескольких эпох, отсюда пыльное столпотворение внутри стихов, изобилие отражений, световых пятен.

Удаются и разреженные стихи с разметавшимися строчками, и плотные вирши, наподобие столбцов. Эта поэзия напоминает гудящее электромагнитное поле, с тонами и звуками определенного диапазона. Нечто глубокое, мглистое, с пятнами света. Напряжение внутри поля скачет довольно сильно. Это стихи-наблюдение, стихи-фиксирование. Поле наблюдает за самим собою. Пищущий – глаз поля, на котором отображаются его изменения. Но при этом – в форме метрико-ритмической. Вспоминается из Арсения Тарковского: электронная лира и стихи Кантемира.

Поэты эмиграции выбирают силлабо-тонику как средство связи с растворившейся (для них) во времени и пространстве родиной. Порой эта связь для них и становится родиной. Однако не все могут, отстранившись от своей ностальгии, использовать ее как инструмент. Именно ностальгия дает возможность с блеском выразить все, что было до перемены - с новой точки зрения, из новой страны, как видим в стихах Елены Иноземцевой.

Ретро – стиль, в котором яснее будущее. Сквозь мглу просвечивают огоньки озарений, и часто эти маячки указывают путь в некогда покинутую страну. В лучших стихах поэтессы есть кристаллики подлинно русской соли. Как все кристаллы, эти стихи немного застывшие, кажутся суховатыми, слишком строгими. Но в них много тайного огня и радости. Это интонации бесконечно любящей старшей сестры, заменившей мать.

Название «Осень в Антарктиде» – чрезвычайно точное. Осень в Антарктиде наступает тогда, когда во всем населенном людьми мире царствует весна. Антарктида  – вечная загадка, «белая блондинка», пришелица, одновременно принадлежащая и прошлой, и будущей жизни. В стихах поэтессы нет-нет да и промелькнет грозный таинственный ее образ.

 

* * *
... в том времени, где жив Курт Кобейн, 
где сапоги Сталлоне-"кобры"
топчут асфальт, 
в том времени, где слово "шмотки"
легко рифмуется со "жмот ты!", 
где ставит мат
компьютеру Каспаров - то-то! -
где рэкетиры - Дон Кихоты, 
в сравненьи с тем, 
что сделает десятилетье
из них же... где в квартирах-клетях
теряет темп
диаспора людей "советских", 
зачем-то всё смотрящих детски-
наивно - ввысь...
мы вымрем - мамонты и зубры, 
мы будем вырваны, как зубы, 
в иную жизнь...

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера