АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Шерстюк

«Былинники речистые»

Разыскание в области веверицы*,

или Сказ об изгнании ильменскими словенами гостей незваных

 (как о том повествует новгородская летопись)

 

Вопрос был прост у павших ниц:

– Вам соболей или куниц?

 

Ворюг лучатся вражьи ряшки.

Варяг, вор, ворог – вся тут бражка.

 

– А может, рыбьего меху?

Вам столько хватит на доху?

 

И вылез из рубах и рубищ

бесстыжий голый красный кукиш.

 

(Как показал нам М. Бахтин,

в нём есть фаллический мотив.)

 

Он указателем на Запад

пришельцам дан – извольте драпать!

 

Гремит кругом огромный гром,

и молонья сидит на нём.

 

И без ладей злодеи наши

плывут в свои моря Варяжьи.

 

Но вплавь добраться – труд напрасный.

Им всем приплыть – к ракообразным!

 

Устанет Ингрид верный взор

солёно зреть пустой простор.

 

Им выть теперь у ветра в лапах –

Мужской у ветра будет запах.

_ __ __ __ __ __

* Пушной зверёк, которым платили дань.

 

 

***

Шли с дикого Востока

степняки на Русь,

но их кони ломали ноги

на разложенных на дорогах

и замаскированно ожидавших

вероятного противника

                        железных ежах,

специально для этого выкованных

русскими ковалями.

Кстати, от глагола «ковать» и произошло

нехорошее для степняков

слово «коварство».

 

Шла с культурного Запада

моторизованная орда на Русь,

нёсшая нам,

как правдиво выразился Брехт*,

свой «суперпердёж»

(обратите внимание на две последние буквы:

опять на пути врага

оказался ёж).

Ощетинился тогда весь народ,

и ежи в 41-м под Москвой

уже не скрывали своих намерений.

Они были сварены из рельсов,

вставших на дыбы.

Так мы начинали

ковать Победу.

 

А я, внук и сын коваля,

мчусь по новым тропам моей Руси

на лошадиных силах

и каждый раз съёживаюсь, когда

сквозь лобовое стекло вижу

раздавленных и расплющенных

                        живых ежей.

 

Неужели они сами бросились

под противника?

_ __ __ __ __ __ __

* Именно так охарактеризовал известный писатель-антифашист будущую мировую бойню ещё в середине 30-х годов.

 

 

***

Былинники речистые должны вести рассказ

о поединках новейших героев.

Например, Паулюса и Павлова.

Один – вроде бы фельдмаршал,

имевший 330-тысячную армию,

но сам-то по сути

был маленький, плюгавенький

(см. перевод слова «Паулюс»),

            а потому накакавший в штаны

            и храбро поднявший руки,

            когда его выводили из норы,

где он прятался от бомб.

Второй – сержант,

бойцов у него было

всего один перебитый взводик,

и защищали они всего один домик.

 

Маленький ничтожный

фельдмаршалишко Паулюс

            налево взмахнёт

            своими отморозками в бабских платках –

улица разрушена до груды камней,

            направо взмахнёт –

переулочек, такой же авангардной композиции.

 

А теперь прочитайте

перевод фамилии «Павлов».

Это означает «малый»,

а если уж совсем по-русски, то

«славный малый».

Славный малый Павлов не отдал

маленькому ничтожному

фельдмаршалишке Паулюсу

всего один домик.

В результате

авангардизм в Сталинграде

так до конца и не прошёл.

 

Исход войны вам понятен?

К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера