АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Геннадий Мамлин

К 20-летию журнала «Кольцо А». Спросите тех, кто нынче живы

***

Он был вождем. Он был широк.

Умен по-своему и ярок.

России лакомый кусок

Он отдал Киеву. Подарок.

 

А я родился в том краю,

Там годы шли мои босые.

Отдали родину мою,

Крым подарили — часть России.

 

Мне люб украинский народ,

Я сам по матери оттуда,

Но взял чужое — не невзгод,

А лиха жди, не будет чуда.

 

Я — инвалид Второй войны —

Предвижу Третью мировую,

Начнут державные сыны

Не флот делить, а плоть живую.

 

И Бонн примолк — в глазах тоска:

Страшна Россия, необъятна,

Три года — вывести войска,

Три дня — чуть что — ввести обратно.

 

Примолкнет гордый Вашингтон.

И если сын пойдет на сына,

Что флот — не нужен мертвым он.

Ах, не погибла б Украина.

 

Стою с протянутой рукой,

Верните Крым, не для поживы —

Для справедливости. Какой?

Спросите тех, кто нынче живы,

 

А завтра — поздно. Днепр взбурлит

Славянской кровью. Дым сраженья

Победы скроет, пораженья...

«Верните!», просит инвалид,

И не стыдится униженья.

 

1990-е годы

 

***

Российские нобелевские лауреаты

Нобеля добивались не стихами, не романами,

Но разве были они виноваты

Что за славу платили кто жизнью, кто ранами?

 

Они прорывались к свету, на волю,

Хрипя, по-пластунски, по минному полю.

Талант их не ставится под сомнение,

Они послужили ему до конца,

Не предав ни словом. Но тем не менее,

Что они без тернового их венца?

 

Горжусь я своим с ними призрачным братством.

Но сколько, ах, сколько, чья совесть чиста

Отмечены не нобелевским лауреатством,

А пулей в затылок, холмом без креста.

 

ПРО СЛОНА 

Из стихов для детей

 

А жил да был в Ростове слон,

И был с рожденья русским он.

Но время шло, и хобот рос —

Рос крючковатым, как вопрос.

 

И патриоты у дверей

Кричали хором: «Слон — еврей!».

 

И гордый русский нрав смирив,

Он жить уехал в Тель-Авив.

Но там сказали: «Вот так да!

К нам заявился слон-балда.

 

Ты чернокож и голопуз,

И не еврей ты, а зулус».

 

«Что ж, — слон решил, —

ведь я не стар.

Уеду в жаркую ЮАР».

 

Слон пил зулусское вино —

Слону не нравилось оно.

 

И по привычке старой он

Стал гнать из свеклы самогон.

И все сказали: «Как же так!

Ты не зулус, а ты русак!».

 

Слон к переменам был готов,

И жить вернулся в свой Ростов...

 

К чему веду я эту речь?

К тому, что надо мир беречь.

 

Когда холодной нет войны,

Свободны в выборе слоны.

 

1999

К списку номеров журнала «ИНФОРМПРОСТРАНСТВО» | К содержанию номера