АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Артис

Геннадий Каневский. «Поражение Марса»

Геннадий Каневский. «Поражение Марса». — Нью-Йорк, «Айлурос», 2012

 


Если в голове автора находится больше, чем написано в  его книге, то остается только посочувствовать обделенному читателю. Но  это еще полбеды. Случается такое, что открывая книгу стихов, ничего,  кроме головы автора, в ней не обнаруживаешь. Перелистываешь страницы,  одну, другую, третью и везде голова. Торчит прямо из трещины разворота  и, подпираемая накрахмаленным воротничком, вопросительно смотрит на тебя  маленькими блестящими глазами, дескать, что тебе надобно, друг мой? С  испугом, захлопываешь книгу, отбрасываешь ее в сторону и,  перекрестившись, на выдохе произносишь: «свят-свят-свят».

 


я продам свою родину
за прокачку до третьего уровня.

 


Надо отдать должное скромности Геннадия Каневского,  который, видимо, предчувствуя страх читателя, могущий возникнуть в  процессе чтения его новой книги «Поражение Марса», убрал с обложки  информацию о том, что в ней попадаются стихи.

 


плачешь, как режешь лук,
а никуда не деться, кромсаешь ломоть.

 


Стихи попадаются. Их много. Об этом нам сообщает  Николай Звягинцев, написавший вместо предисловия несколько хвалебных  строк в адрес автора. Как ни странно, и он начинает свою речь с  цитирования строчек из книги Геннадия Каневского, где упоминается голова  невероятных размеров:

 


человек идет вдоль проезжей любви
на закат на левый берег невы
он в тени своей головы

 


В книге прослеживается влияние европейской литературы  полутора вековой давности, поэтому показалось странным, что книгу  издали на Западе. К начатому Шарлем Бодлером и продолженному Артюром  Рембо, Полем Верленом изучению и, как следствие, воспеванию низменных  желаний человека, оторванного от социума, автор «Поражения Марса»  добавляет новую составляющую, а именно, то, как меняется личность  отдельно взятого индивидуума под воздействием на него общества. Человек у  Геннадия Каневского — всего лишь часть огромного организма, не  способная двигаться, чувствовать, принимать решение без согласия на то  высшего разума. Высший разум (голова) по автору — это и есть, так  называемый, социум.

 


над нами в небе дремлет бог
свернувшийся в клубок

 


Примечательно, что все видоизменения личности  Геннадий Каневский рассматривает в контексте исторических событий,  происходящих в России в прошлом веке.

 


в подвалах твоей лубянки
веселых цветных подвалах
меня защекочут насмерть
когда я приду сдаваться
предварительный кастинг
чашка кофе на счастье
в ночь накануне казни
украсив мое запястье
ниткою шерстяною
в протоколе отметят
сообщников было двое
здесь не может быть третьих
жизнь моя третий лишний
смерть легка и мгновенна
эти дурацкие вирши —
государственная измена

 


Оформлена книга претенциозно. В названиях текстов  встречаются модные иностранные словечки, зажатые в квадратные скобки.  Будет интересна политизированной молодежи, эстетствующим дамам  преклонного возраста и, как повод написать хорошую статью,  литературоведам. К слову сказать, зачин уже есть. Первым, кто  воспользовался этим поводом, стала Марианна Гейде, написавшая вместо  послесловия к «Поражению Марса» замечательное эссе «О красоте  предательства».

 


где будет можно, я тебя предам.
не зря же я, оставленный при родах,
пел гимны деревням и городам
и получил «спасение на водах»

К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера