АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Лурье

Счастливая встреча

            Люди всегда разрушают то,

            что любят сильнее всего.

                              Оскар Уайльд

 

Было раннее воскресное утро. В растворённую форточку слабый ветерок тянул летний воздух. После ночного дождя он был свежий, мягкий, тёплый, наполненный ароматом первых цветов. Часы показы-вали начало девятого, и во дворе не было слышно ничего, кроме тихого шума ветра в мокрых ветках деревьев.

Мариша, свернувшись калачиком, ещё нежилась в постели, когда раздался телефонный звонок и милый сердцу голос спросил:

– Привет, любимая! Ты ещё спишь?

– Проснулась, но не вставала.

– Не вставай, я уже подъезжаю.

Растрепав пальцами короткие волосы, которые и без этой манипуляции торчали в разные стороны, она опустила ноги на пушистый коврик и осмотрела комнату. Всё было на своих местах.

Мариша бабочкой выпорхнула из постели, накинула халатик и запорхнула в ванну. Она с удовольствием подставляла лицо освежаю-щему душу, кожа на теле розовела от струек прохладной воды. Почистив зубы, намазав лицо кремом, поняла, что выглядит очень даже неплохо. Оставляя мокрые следы на полу, Мариша побежала на кухню, чтобы заварить кофе.

Лифт в подъезде загудел и остановился на лестничной площадке, когда лёгкий бодрящий аромат утреннего напитка наполнил комнату. За дверью послышались знакомые шаги и шорох бумажной упаковки. Мариша открыла дверь. За огромным букетом белых роз стоял её любимый мужчина.

– Алекс, родной, привет! – бросилась она ему на шею.

Даже после нескольких дней разлуки он всегда возвращался к ней с цветами и небольшим подарочком. А она пекла его любимый пирог. Эта традиция сложилась давно и случайно, но не утеряла своей свежести и романтики. Женщина знала, что он – тот человек, с которым она готова провести всю свою жизнь. Мариша умела ценить даже недолгие минуты, проведённые со своим любимым.

– Сейчас будем завтракать, кофе уже готов. И пирог! – крикнула она из кухни.

– Я иду тебе помогать.

Алексу нравилось смотреть, как Мариша накрывает на стол. Её движения были быстрыми и ловкими. Белый шёлковый халатик слегка оголял грудь и ножку, прекрасно гармонируя с её слегка смуглой кожей. Она выглядела потрясающе и очень соблазнительно. Мариша налила кофе, разложила по тарелочкам пирог.

– У меня для тебя сюрприз, – сказал Алекс и поставил на стол цветную коробочку.

– Мы столько лет вместе, а ты у меня не меняешься, – улыбалась Мариша и ловким движением развязала яркий бант.

Упаковка раскрылась, и она увидела футляр, в котором было колечко. У неё перехватило дыхание, она не ожидала это увидеть, трудно было оторвать взгляд от такого изысканного украшения.

– Оно великолепно! – произнесла девушка тихо, почти про себя.

– Говорят, что любовь живёт вечно, а если не вечно, то это не любовь! – говорил он, надевая колечко ей на палец. – Бриллианты вечны, пусть это будет знаком нашей любви.

В эту минуту Марише казалось, что она самая счастливая на свете. Услышать такие слова от любимого мужчины мечтает любая девушка.

Влюбленные пили кофе с пирогом, Мариша то и дело рассматри-вала украшение, камушки в ответ сверкали яркими красками в лучах утреннего света. Она слушала Алекса и не слышала, понимая, что всё, что он ей рассказывает и обещает, полуправда. Но, как все влюбленные женщины, хотела верить, что мужчина лжёт ей для того, чтобы она не чувствовала себя ущемлённой и несчастной до поры до времени. Ей казалось, что если Алекс собрался уйти от жены, он какое-то время врёт обеим сразу – и бывшей, и нынешней. И теперь они обе живут в своих иллюзиях, отлично понимая, что это не похоже на правду. И каждая из них продолжает цепляться за эту ложь, потому что правду принимать обе не хотят. Алекс и рассказывает им сказки о будущем, потому что до тех пор, пока что-то его с этими женщинами связывает, он будет лгать.

– Я хочу немного прогуляться, если ты не против. Ведь сегодня пятница, и тебе не надо уходить рано, – сказала Мариша.

– С удовольствием. Тем более что впереди такой изумительный летний вечер.

Прогуляться решили в сосновой роще недалеко от дома. И вот позади городская суета,  они сразу погрузились в непривычную для горожанина тишину. Им нравилось бродить там, среди многолетних деревьев, по протоптанным узким тропинкам,  вдыхать хвойный воздух.  Под ногами шуршала трава, ветки, корни деревьев. Особую радость приносил лесной оркестр: рабочая музыка дятла и неугомонная песнь кукушки.

– Красиво-то как! – с восхищением прошептала Мариша, а потом, вдруг обомлев, застыла.

С толстой ветки на неё, не отрываясь,  смотрел большой чёрный ворон с всклокоченными перьями. Он внимательно следил за всем, что происходило вокруг.

– Вот это да! Никогда такого не видел, вот уж точно, летом в лесу не бывает скучно. Гулять и так приятно, а наблюдательному человеку ещё и интересно, – сказал Алекс.

Взявшись за руки, Мариша и Алекс побрели дальше. Они вспоми-нали, как ездили в Испанию, какой там был ухоженный лес, как были в Барселоне, гуляли на площади Каталонии, видели толпы народа на улицах. Проходили по бульвару Рамбла, заходили на рынок Бокерия. Покупали коробочки с нарезанными фруктами. Вспоминали  порт и канатную дорогу, с высоты которой видно всю Барселону. Как в ресторане ели паэлью, пили сангрию, разливая её из кувшинчика.

Минуты с любимым человеком летят быстро. За беззаботной болтовней они не заметили, как спустился вечер, лес кончился, дорога привела их к дому.

– Так приятно просто держать твою руку. Я сердцем чувствую, что мы удивительно подходим друг другу, что мы и есть те самые половинки одного целого, – с грустью в голосе сказал Алекс.

– Жаль, что те самые половинки, которые кто-то когда-то разделил по ошибке... – согласилась Мариша.

– Мне с каждым разом всё труднее и труднее уходить от тебя, так хочется остаться здесь, с тобой, навсегда.

– А мне всё труднее оставаться и ждать. Кажется, что я одна в этом мире.

– Потерпи, скоро всё изменится. Вспомни, ведь ещё совсем недавно мы не были даже знакомы, а теперь не можем друг без друга.

– Но ты всё время отдаляешь этот момент. Может, не уверен в правильности своего выбора?

– Я знаю, я уверен, но мне нужно время. Я люблю тебя, дорогая, и буду любить всю жизнь. Прости, что причиняю тебе боль. Я без тебя не могу. Каждый прожитый без тебя день наполнен тоской. Ты – женщина моей мечты. Сейчас моя жизнь разделилась на два мира. В одном ты – любимая и желанная, к которой хочется возвращаться каждый вечер после работы. Во втором – жена, с которой я прожил много лет. Когда-то я думал, что именно она – любовь всей моей жизни. Но оказалось, что мир часто иной, чем видится нам с первого взгляда. При этом человек является самой изворотливой и изменчивой его частью. Стоит отвернуться, и он уже совсем другой. Это жизнь, она всегда будет ускользать из-под наших ног. Исчезает всё, что нам нравится, к чему стремились и что любили. Но, к счастью, проходит даже то, чего хотели избежать, но не смогли. И вот теперь, когда я встретил тебя,  понял, что никого так сильно не любил раньше и вряд ли полюблю. Но я не хочу брать в новую жизнь обиды и ненависть. Давай позволим им раствориться в прошлом. У будущего найдётся достаточно сюрпризов для нас. Мы уедем далеко, купим домик на море и будем наслаждаться временем.

Слушая Алекса, женщина вдруг подумала, что это чужая мечта, обещания – не ей, это опять красивые слова, ничего, к сожалению, не меняющие в их ситуации. Что он опять, может быть, даже невольно, пускает пыль в глаза,  потому что ему самому хочется верить в то, о чём говорит. Что многие воплощённые мечты уже достались другой, а не ей. Она хотела и боялась получить конкретный ответ на прямой вопрос, зная, что, вероятнее всего, он ей не понравится. Правда чаще всего бывает горькой!

 – Да, любимый, – сказала тихо Мариша, – у будущего найдутся сюрпризы.  Иные из них нам понравятся, другие, возможно, приведут в ужас. Мы не сможем избежать ни тех, ни других. Но идея таскать с собой прошлое подобна канистре с водой. Я понимаю, что выпить, вылить и забыть в одно мгновение, к сожалению, невозможно. Но я тоже не хочу остаться с чувством безвозвратно потерянного времени.

– Родная моя, боль всегда неотделима от радости, как выдох от вдоха. Мы не станем задерживать дыхание надолго. У меня сейчас тяжёлый момент в бизнесе, мне некогда думать о себе.

Алексу уже надо было уходить. Он посмотрел на Маришу грустными, виноватыми глазами, и где-то в глубине души ей показалось, что её нельзя полюбить по-настоящему – так, чтобы один раз и на всю жизнь. Ей совсем не хотелось обливаться слезами, как в романтических фильмах, сейчас было достаточно просто спокойно взглянуть правде в глаза. Она понимала, что налаженный быт и совместно нажитое имущество поменять на какую-то там «неземную любовь» отважится только один мужчина из тысячи.  Мариша действительно верила в настоящую любовь, как в чудо, но не могла совместить истинное чувство с постоянным и бесконечным обманом. Если этот мужчина действительно её вторая половинка и между ними –любовь, то он должен сделать правильный выбор до того момента, как она почувствует себя всего лишь его любовницей.

– Когда ты появился в моей жизни, я перестала ощущать себя одинокой, – сказала Мариша. – Но это было моё самое жестокое заблуждение в наших с тобой отношениях, иллюзия твоего присутствия в моей жизни. Ты говоришь, что любишь меня, и я летаю от счастья, но вот ты уходишь к себе домой, и моя душа изнывает от боли и тоски.

Он ушёл.

– А чего ты ждала, глупая? И возьми, наконец, на себя ответствен-ность за свою жизнь, – говорила она себе. – Всё, хватит печалиться, «Оскара» за страдания не дадут.  Надо быть счастливой и свободной. Всё вокруг лишь декорация, сценарий нужно менять по-своему, выбор за мной. Позвоню девчонкам. Хочу в клуб, нужно развлечься, иначе совсем свихнусь, сидя одна дома. Друиды, конечно, уходили на три-четыре дня из дома, чтобы забыться, и занимались медитацией в одиночестве, а мне не нужно одиночества, мне нужно общество. Вот только надо привести себя в порядок, чтобы не испугать своим видом общественность, и вперёд! – Она быстрыми уверенными движениями нанесла макияж, и, посмотрев в зеркало, открыла дверцу гардероба.

Они с подругами договорились пойти в клуб, намечалась развле-кательная программа, правда, Мариша не запомнила, какая именно, да сейчас это и не имело никакого значения. Главное – красивой выйти из дома. Оставалось полтора часа до начала, а на ней, кроме кружевного белья и чулок, ничего не было.

– Что бы надеть? Вечная проблема… – перебирала вешалки Мариша.

На глаза попалось шёлковое платье нежно-бирюзового цвета, кото-рое было куплено в каком-то дико дорогущем бутике специально для празднования Нового года. Она собиралась пойти в нём в ресторан со своим любимым, но этого так и не случилось, и платье не пригодилось.

Был уже поздний, но тёплый вечер, что неудивительно для этого времени года, и платье как раз было в тему, тем более что сидело оно идеально. Девушка сама от себя была в восторге.

– Один день меняет многое, даже одна минута может всё изменить, – и, улыбнувшись напоследок в зеркало очаровательной улыбкой, Мариша открыла дверь на улицу.

Вдруг краем глаза она заметила, что на лавке возле подъезда сидит Алекс. Протянув Марише конфету, он что-то тихо сказал, но она не расслышала, а переспрашивать не стала. Только улыбнулась в ответ.

– Спасибо, но я же не ем сладкого. Что ты тут делаешь?

– Просто сижу, – тихим голосом сказал Алекс. – Ты куда-то торопишься?

– Да, нужно ехать, такси ждёт, время поджимает.

– Куда собралась?

– Мы идём в клуб.

– Ты так очаровательна! – сказал он.

– Спасибо. Почему ты здесь, а не дома? Как же семейный ужин и просмотр фильмов? – съязвила Мариша.

– Жена узнала о твоём существовании. Поставила передо мной выбор.

– Ничего страшного, никто не умер, слава Богу, всё наладится, тебя просто пристыдили и развивают в тебе устойчивое чувство вины. Сейчас она станет тебе говорить, что ты показываешь плохой пример детям, что, когда они вырастут, тоже станут несчастными из-за тебя. Что развод плохо скажется на твоём бизнесе. Возможно, она ещё срочно заболеет, – не переставала тараторить Мариша, от волнения в её висках пульсировала кровь. – Ты же пришёл без вещей, значит, вернёшься как ни в чём не бывало. Она тебя простит, ещё и пожалеет. Попросит не уходить из семьи, пока не вырастет дочь, чтобы не травмировать детскую психику. Будет ждать и надеяться, что страсть ко мне рано или поздно утихнет, и всё встанет на свои места, нужно только время…                                            

Мариша предполагала, что сейчас он будет просить немного подождать, и очередной этап ожидания затянется ещё на несколько лет.  Но он вдруг сказал:

– Я завтра уезжаю в Валенсию на неделю, дети просили поехать с ними. Всего лишь на недельку. Буду часто писать, – Алекс старался не смотреть ей в глаза.

– Извини, мне надо идти, меня ждут, – попрощалась Мариша и села в такси.

По дороге она болтала с таксистом, чтобы не разреветься и не испортить макияж. Она понимала, что не сможет изменить сценарий, но способна выбрать другой. Не нужно бороться за счастье – можно просто выбирать вариант по душе. Хоть и трудно поверить в реаль-ность, необходимо извлечь из неё урок...

 

…Клуб был полон народа, музыка гремела так, что заглушала все мысли. Алкоголь поднял настроение, немного кружилась голова, тело двигалось в такт музыке. В клубе было душно и жарко, не хватало кислорода. Мариша выбралась из толпы танцующих и вышла на улицу глотнуть свежего воздуха.

– Жаль, что настоящей любви не существует. Есть просто жизнь с её проблемами и заботами. Интересно, бывают ли счастливые встречи, чтобы раз и навсегда? – думала она и посмотрела на звёздное небо.

– Вас кто-то обидел? – вдруг из темноты услышала она мужской голос.

– Нет, с чего вы взяли?

– У вас такой вид, будто вы обречены на вечные страдания, – тихим, но уверенным голосом сказал незнакомец.

– Это потому, что я хочу начать новый этап в жизни и быть счастливой, но не знаю как, – усмехнулась девушка.

– Только от вас самой зависит, хотите ли вы стать такой. Уверяю – ничего невозможного здесь нет!

– Всё это слова. Трудно решить и, тем более, сделать.

– Хотите, я вам помогу?

– Как? – улыбнулась Мариша.

– Ну, вот вы уже и улыбаетесь. Погуляем, поболтаем? – предложил незнакомец. – Меня зовут Сергей. А вас?

– Меня Мариша.

– Уже прохладно, накиньте мой пиджак.

Они шли по улице и разговаривали. Он рассказывал о своём детстве, о собаке. Она то слушала, то уходила в свои мысли, то старательно прятала от него свои слёзы. За разговором они перешли на ты. Женщина поймала себя на мысли, что ей как-то очень уютно с этим человеком, и она не чувствует себя одинокой и никому не нужной.

– Ты устала? Отвезти тебя домой? – предложил Сергей.

– Да, пожалуй, уже пора.

Они подошли к машине. Сергей сел за руль, Мариша устроилась на заднем сиденье.

– Куда ехать? – полуобернувшись, спросил он и включил приятную музыку.

– Домой, – она назвала адрес.

Дорога была недолгой. Машина медленно подъезжала к её подъ-езду, припаркованные вдоль дома автомобили дремали по обочинам.

– Мы приехали.

– Жаль, что так быстро.

– Сергей, я хочу сказать, что очень благодарна тебе за сегодняшний вечер. Ты замечательный, добрый, отзывчивый, умный, с тобой интересно. Такие мужчины редкость.

– У меня такое ощущение, что ты решила расстаться навсегда, – улыбнулся Сергей.

– А ты хочешь пригласить меня на свидание? – улыбнулась Мариша.

– Я  хочу пригласить тебя на отдых за границу. Новые впечатления быстро вернут тебя к жизни. Хочу, чтобы ты всегда улыбалась, как сейчас.

– Но  мы практически незнакомы, – удивилась девушка.

– Вот  и познакомимся поближе. Когда у тебя отпуск?

– Я  сейчас в отпуске.

– Отлично, собирай чемодан, завтра я за тобой заеду – вечером, в семь.

– И  куда мы едем?

– Это  сюрприз. Много вещей не бери, там всё можно купить. Я хочу провести с тобой самый незабываемый отпуск. Обещаю, это будет счастливое время, и я хочу, чтобы оно длилось для нас вечно.

Мариша завороженно смотрела ему в глаза, дрожь от испуга и неуверенности постепенно проходила, растворяясь в нежности и уверенности его взгляда.

Она была в смятении. Даже в самых смелых мечтах она не могла себе представить такого вечера.

Всё следующее утро Мариша перебирала вещи, решала, что взять, складывала их в чемодан, затем вытаскивала и ругала себя за свой необдуманный и легкомысленный поступок. Она сидела посреди комнаты среди разбросанных вещей и не понимала, что с ней происходит.

«Что я скажу Алексу? Прости, мне было с тобой хорошо, но я встретила новую любовь, вот так вдруг за один день, даже за одну ночь? Нет, так нельзя, но что ему сказать?»

Решила послать Алексу СМС, что хочет побыть одна, и отключила телефон.

 

…Они уже сидели в самолёте на пути в Париж, к спасению её души. Весь путь Мариша старалась быть спокойной и доброй. Впереди была новая жизнь, к которой она ещё не была готова. Но мысли о тёплом солнце, парижанах, устрицах, белом вине, о том, что они вдво-ём и, главное, что она – единственная для этого человека, меняли её настроение.

Выйдя из самолёта, они направились к встречавшему их предста-вителю туристической фирмы. Их посадили в мерседес, – Сергей зака-зал индивидуальный трансфер. Путь от аэропорта  Шарль-Де-Голль до отеля  был недолог. 

Они забросили вещи и начали вечер с прогулки на речном трамвайчике вдоль Сены – с ужином на борту.  Любовались знаменитыми памятниками, дворцами, набережными и наслаждались изысканной французской кухней, пили вино, мило поговорили о том, что было  до их встречи друг с другом, о всяких глупостях. На следующий день гуляли по Монмартру. Вечером, когда садилось солнце, город был особенно прекрасен. Включалась городская подсветка и фонтан возле Эйфелевой башни. Маришу поразили французы, их манера поведения, одежда.

Она заметила, что все пары вечером прогуливались обязательно с цветами, ритм жизни, похоже, был гораздо замедленнее, нежели в России. Никто не спешил, не грубил, не толкался. 

Они с Сергеем пили кофе с круасонами в уличных кафе, держались за руки. Всё было прекрасно, и Мариша начала понимать, что у них не должно быть никаких проблем в дальнейших отношениях. Он красив и умён, не беден, а главное – свободен. Давно она не была так счастлива, ей не нужно переживать, когда мужчина у неё на глазах пишет жене СМС  с враньём о рыбалке – и при этом делать вид, что ничего не происходит. Всё время, проведённое во Франции, было наполнено чем-то необычным и незабываемым. Мариша впервые за последний год перестала ощущать свою временность и ненужность…..

Они пробыли в Париже два дня, но эта поездка изменила всё. Женщина ожила, радуясь каждому дню. Она уже была не одна, с ней был мужчина, который подарил второе дыхание, который любит её  и только её. И она отвечала ему заботой и лаской. К тому же, Сергей оказался прекрасным спутником жизни, заботливым и интересным человеком.

Вечером перед отъездом Сергей сказал, что у него есть ещё один сюрприз. Это ужин, но не совсем обычный. От отеля до ресторана они прошли через таинственный лес к озеру, где их ждала лодка, чтобы отвезти на остров, всё было очень волнующе. Подплывая, Мариша увидела огни шале – того самого, которое император Наполеон III подарил своей любимой жене императрице Евгении. Здесь их ждал столик с видом на озеро и ужин, начавшийся с бокала шампанского, на дне которого лежало колечко. Сергей сделал ей предложение, и она согласилась.

 

…Прошло время, жизнь текла своим чередом, боль по Алексу утихла, остались лишь приятные воспоминания.

Как-то вечером Мариша не спеша шла домой, наслаждаясь каждым шагом и каждым вдохом свежего вечернего воздуха. Сергей предупре-дил, что задерживается на работе, и ей некуда было спешить. До подъезда оставалось несколько метров, и вдруг на землю, искрясь, словно новогодние конфетти, посыпались бусинки дождя, прохладны-ми струями раскатываясь по земле. На тротуаре начали образовываться лужи, они пенились и пузырились. Мариша небольшими перебежками пробиралась между ними, держа над головой какой-то пакет. Дождь барабанил по крышам припаркованных автомобилей... 

И тут она увидела Алекса!.. Земля будто ушла из-под ног. Всё вокруг стало туманным. Сердце тревожно забилось.

Он приехал к её дому и стоял возле машины. Вода капала с волос, попадая на плечи, растекалась на рубашке.

– Привет! Как дела?

– Алекс? Зачем ты здесь? – спросила Мариша, отметив про себя:

«Он изменился. Как будто судьба хорошенько его потрепала».

– Сядем в машину? – предложил Алекс.

– Я рада тебя видеть! Как съездил тогда, всё хорошо, вы помирились?

– Тогда в Валенсии я сказал жене, что люблю тебя и ухожу, пред-ложил оформить документы для развода. Но я сказал ей, что не остав-лю её до тех пор, пока она сама не скажет, – рассказывал Алекс. – Но она закричала, что без меня умрёт или бросится со скалы. Я не мог её оставить в таком состоянии. Затем она притворилась больной и срочно легла больницу…. Когда обман раскрылся, я вернулся, но тебя нигде не было, и телефон был отключён. Я погрузился в работу, чтобы не было времени думать. Она, как могла, боролась за своё, за свой комфорт, за своё счастье. В этой борьбе каждый сам за себя. Она бы лучше подумала, что сама сделала не так, позволив мужу ходить к другой. И сделала выводы, а не обвиняла меня во всех грехах, многие из которых – обычные мифы.

Мариша нервничала и строго смотрела на Алекса. На какое-то время она даже почувствовала вину за то, что вот так сложилась его жизнь. Что она, возможно, предала его, не смогла дождаться, но здравый смысл взял верх.

– Но ты же не развёлся? – Мариша не хотела его больше слушать, и в то же время нелегко было отвернуться от человека, о котором ещё недавно думала почти беспрерывно.

Ей стало страшно от мысли, что, поддайся она тогда его обману, не встретила бы Сергея.

Через час Мариша знала об Алексе всё: его жена недавно попала в аварию и погибла. Его бизнес существовал кое-как. Дети разъехались… Он остался один.

– Вот так прошёл этот год, – закончил рассказ Алекс.

– Да, очень печально. А ведь всего год назад всё могло быть иначе.

«Наверное, это судьба», – подумала Мариша, но вслух говорить не стала. Алекс просил его простить за всё. Но она простила его давно. Простила за боль, за обиды, за переживания… Ей было его жаль, но не более того.

…В небе сверкнула молния, раздался гром, повсюду у машин сработала сигнализация. Мариша вздрогнула и словно проснулась:

– Мне пора идти. У тебя всё будет хорошо, я верю в это!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР

/сказка/

 

Укладывая маленькую Адель спать, няня негромко пела ей колыбельную:

«Когда-то в этом старом Замке

Было весело и шумно.

Шут в истрёпанной кожанке

Улыбался всем безумно.

Дамы с драгоценными камнями

Строили придворным глазки.

А ночью пухленькие няньки

Им удивительные рассказывали сказки»…

 

– А я не хочу спать, я тоже хочу сказку, – попросила Адель. – Ну, пожалуйста.

– Хорошо, сейчас устроимся удобней, укроемся одеялом, и я расскажу тебе сказку. Слушай, моя малышка!

 

Это было давным-давно, так давно, что никто не знает, было это на самом деле или не было. Не было ещё на свете тебя и даже меня. Не было ничего: ни больших цветных телевизоров, ни сотовых телефонов, ни компьютеров.  Деревья тогда были чуть выше окон первых этажей домов, осень была весною, а зрелость юностью.

Жила на свете прекрасная маленькая леди с кудрявыми рыжими волосами, зелёными глазами и ослепительной улыбкой, была она, как яркое солнце, что наполняло мир и радовало всех, кто находился рядом с ней. Её голосок звучал чисто и звонко, словно колодезная вода. Когда она пела, птицы кружились вокруг, радовались и подпевали ей. В её песнях было столько любви, тепла и солнечного света, что новая трава прорастала из земли, а новые цветы пускали зелёные ростки. Она любила мамины сказки и мандарины. Звали это рыжее чудо Милена.

Жизнь этой девочки была счастливой и беззаботной. Она росла в большой семье с мамой и папой, братьями и пушистым полосатым котом. Росла Милена в любви и нежности, не знала слёз и обид. Вечерами они собирались вместе в большой комнате, зажигали свечи, читали вслух книги, пели песни и играли в разные игры.

А далеко за городом, в лесной чаще, жила уродливая и очень злая Старая Колдунья. Муж её, Злой Колдун, давно умер, и она сидела одна в тоске и злобе. Днём пряталась от солнечного света, а вечерами варила ядовитое зелье в большом котле, чтобы травить зверей и птиц. Потому что она ненавидела всё живое на свете. Ей не нравилось, что по ночам на небе зажигается серебряный свет звёзд и золотой свет луны. Она произносила колдовские заклинания, звёзды ссыпались с неба в большой чёрный мешок, и она прятала его в пещеру, а потом сжигала их в костре, на котором варила своё зелье.  Колдунья завидовала  людям, которые любят друг друга, в чьих домах звучит весёлый детский смех.  Ни звери, ни птицы не приближались к её дому.  Она была никому на свете не нужна, даже своему единственному сыну.

 Мальчика звали Двир, он был очень капризным, болезненным и  некрасивым ребёнком. Заколдован он был Чёрным Вороном за то, что его птенцов убила Старая Колдунья. Она разбила своей клюкой воронье  гнездо, потому что воронята громко пищали и мешали спать Старой Колдунье. Птенцы выпали на землю и погибли. Когда это увидел Ворон, он, словно молния, взметнулся в небо, облетел вокруг дома Колдуньи, закричал, и всё вокруг потемнело, вспыхнули молнии и загремел гром. Трава и деревья возле дома сгорели, и земля превратилась в выжженную пустыню. Затем Ворон сильным ударом клюва  выбил окно комнаты, где спал мальчик, замахал крыльями.

– Ка-ар! Ка-ар! – прокаркал ворон, и лицо у мальчика стало похоже на крысиную морду. – Ка-ар! Ка-ар! – и на спине появился горб. – Я Кор-роль Вор-рон! Я повелеваю: все будут бояться и ненавидеть этого мальчика до тех пор, пока прекрасная девушка не подарит ему чудо. 

Двир ненавидел свою мать, потому что она запирала его в комнате без игрушек и книжек, не давала ему конфет и никогда не пела песен и не рассказывала сказок. Он рос злым, капризным, грубым и мерзким ребёнком, у него никогда не было друзей, и даже звери боялись его.

Когда Двиру становилось особенно скучно, он докучал своей матери. Тогда Колдунья произносила  заклинание, – и ночное небо оставалось без звёзд, и в этой темноте она забирала себе какую-нибудь красивую молодую женщину, чтобы та пела ему колыбельные на ночь, рассказывала сказки и пекла на завтрак сладкие булочки. Старая колдунья постоянно забирала разных женщин, и, если они пытались убежать от неё и от её ужасного сына, она ловила их и превращала в засохшие кусты роз. В саду у Колдуньи уже было много таких кустов.  Жители города боялись Старую Колдунью, но не знали способа избавиться от неё.

Однажды в одну из ночей случилось ужасное. Та ночь была настолько чёрной, что даже луна и звёзды спрятались за тучи и дрожали от страха. Дул сильный ветер, было холодно и жутко. Деревья клонились к земле, они шуршали листьями, стараясь укрыться своими кронами. В какой-то миг наступила тишина, и вся природа замерла в ожидании чего-то кошмарного. И вот эту зловещую тишину разбудил почтальон, он позвонил в дверь и вручил отцу Милены письмо.  Несколько секунд отец молча читал, и его лицо стало белым, губы затряслись, а по щекам потекли слёзы. Девочка проснулась от звонка, подбежала к отцу и, тряся его за рукав халата,  спросила:

– Что случилось? Что написано в письме? Где мама?

– Мамы больше нет, её украла Старая Колдунья.

Длинные блестящие волосы девочки спускались волнами на  худенькие плечи. Она  молча смотрела на отца своими зелёными  полными слёз глазами, слёзы непрерывным потоком стекали по её пухлым щекам на шею. Милена не понимала, зачем Старая Колдунья забрала именно её маму, ведь на свете много других  женщин. Она плакала потому, что была маленькая и беспомощная.

 Эта ночь тянулась бесконечно. Страшная новость о матери Милены быстро облетела маленький город. Все знакомые и незнакомые люди гладили Милену по голове, целовали ей щёки и говорили какие-то слова её отцу.

Девочка уже потеряла счёт дням и ночам без матери. Старшие братья учились в школе и помогали отцу по хозяйству, а про неё все как будто забыли. И только кот послушно сидел возле девочки, урчал и гладил лапой ей ручки. В её детской комнате было много игрушек. Красивые куклы скучали в своих прекрасных нарядах. Игрушечная посуда стояла в маленьком буфете. Но Милена сейчас не играла в игрушки. Она  любила мечтать и часто подолгу сидела на широком подоконнике, возле окна, скучала, надеясь, что Колдунья отпустит её маму. Она тихо плакала и всё время повторяла, как молитву, одни и те же слова. 

– Мама, мамочка, вернись ко мне, вернись хотя бы ненадолго.  Колдунья, отпусти мою маму, пожалуйста!

Так шло время, листья облетали с веток деревьев, осень неохотно уступала место зиме. За окном проносились белые пушинки снега,  постепенно наметая высокие сугробы. Это была самая любимая пора для детей, когда можно покататься на санках, на лыжах и на коньках.

Шли день за днём, ночь за ночью. Девочка старалась вспоминать только самые лучшие и весёлые минуты своей жизни, напевала люби-мые детские песенки, помогала няне прибираться в доме, готовить пищу.

Наступало  Рождество и  время записать свои желания. И вот, в Рождественский сочельник девочка,  как всегда, сидела возле окна и думала: «Скоро Рождество, и в это время исполняются желания детей. Я не прошу подарков, я только хочу, чтобы моя семья встретила этот праздник вместе». 

В это время всегда начиналась предновогодняя суматоха. Мама шила ей новое платье, расшивала его блестящей мишурой, пекла печенье с корицей, наводила порядок в доме. В большой комнате ставили ёлку, украшали её разноцветными гирляндами. Вот и сейчас отец принёс из леса ёлку, смастерил из дощечек подставку. Девочка вместе с братьями украшала зелёную красавицу, клеила из цветной бумаги разные фигурки. Запах свежей хвои доносился во все комнаты. Это создавало атмосферу сказки и праздника, но не было уже той радости, что прежде.

Как-то в один из вечеров Милена, как всегда, сидела на подоконнике, разглядывала в окно заснеженный двор, где всё было укрыто белым полотном, а на деревьях серебрился иней, который сверкал яркими звёздочками от света уличных фонарей. Вдруг  девочка увидела, что одна маленькая звёздочка, как искорка, отскочила от ветки с инеем, подлетела и присела к ней. Потом звёздочка переместилась на её кроватку и села рядом с её любимой куклой.

Девочка спрыгнула с подоконника, подбежала к своей кроватке и без колебаний протянула руку, чтобы потрогать звёздочку. И в этот момент звёздочка замерцала яркими искрами, превращаясь в звёздную пыльцу. Искры летали по всей комнате, и из этого карнавала искр появилась прекрасная молодая леди, это была добрая Фея. Она была как воздух, тёплый и ласковый. В руках её переливался разными цветами  хрустальный шар. 

– Знаешь, кто я, дитя моё? – спросила Фея тихим нежным голосом.

– Вы  Ангел. Они  под Рождество спускаются на землю и приходят к детям, мне мама рассказывала, – ответила Милена.

– Я Фея, а Ангелы – мои помощники. Они подлетели к твоему окну, из которого исходил свет, и увидели маленькую рыжеволосую девочку с огромными глазами, полными слёз, и рассказали мне о твоём горе. И я поняла, что нужна тебе сейчас больше, чем другим детям. Если хочешь, я возьму тебя с собой в мою Волшебную Страну. И ты будешь жить в цветочном саду, гулять по зелёному лугу, играть с прекрасными бабочками.

– Я бы с радостью, но, извините, не могу, – с сожалением сказала девочка. – У меня есть папа, братья. Я их очень люблю, и они меня тоже. И ещё я жду свою маму, она скоро должна вернуться, она ушла ненадолго.  Если я уйду, они будут скучать без меня, а я без них.

– Ты права, рыжеволосая красавица, – согласилась Фея. – У тебя очень доброе сердце. Тебе никак нельзя бросать своих родных. Но я очень хочу сделать для тебя что-то хорошее и доброе. Пожалуй, я подарю тебе одну вещицу. Это будет в память о нашей встрече! – и Фея протянула ей розовый хрустальный шар.

– Что это? – прошептала девочка, заворожено глядя на переливаю-щееся всеми цветами радуги чудо.

– Это лучики света души твоей мамы. Они никогда никому не дадут поранить твою душу или кому-то обидеть тебя. Тебе сейчас очень одиноко, а этот волшебный шар поможет тебе, моё маленькое солнышко.

– Я никогда, никогда не забуду тебя, прекрасная Фея.

– Я тоже не забуду тебя, милое дитя! Может быть, мы ещё когда-нибудь встретимся. Но если и нет, всё равно мой подарок останется  тебе на память о нашей встрече. – Фея положила руку на голову Милены. – А сейчас ложись в кроватку, и я расскажу тебе сказку.

– В ночь перед Рождеством по небу летели ангелы. Они вниматель-но вглядывались в окна домов и искали, где мерцают огоньки разного цвета – огоньки желаний. Одни огоньки были тёмные, другие светлые, золотистые или розовые. Ангелы заметили самый яркий огонёк розо-вого цвета, цвета любви, доброты, который мерцал во тьме ярче других желаний…

Девочка проснулась рано утром, все в доме ещё спали, тишину нарушал только ход часов. Рядом, свернувшись калачиком, спал кот.

А на своей подушке она увидела Хрустальный Шар, он был размером с куриное яйцо, а в нём нежно переливалось что-то очень лёгкое, воздушное и волшебное.  Такого шара Милена никогда раньше ни у кого не видела. Хрустальный шар испускал серебряные и золотые искры, как в окошечке калейдоскопа с бесконечно меняющимися узо-рами. Она положила его в шкатулку с мамиными украшениями. Каж-дый вечер смотрела на него перед сном, и ей снились прекрасные сны.

Прошло время, девочка выросла и превратилась из пухленького румяного ангелочка в прелестную девушку. После смерти отца братья разъехались по другим городам. Милена осталась жить в доме одна,  собирала целебные травы и ягоды. Хрустальный шар помогал ей лечить людей, наполнять их души любовью и счастьем. Девушка переняла все свои лучшие качества от мамы, она была очень доброй и отзывчивой. Её любили птицы и звери, цветы расцветали от одного прикосновения её руки.

Про Старую Колдунью все уже забыли. Она давно сварилась в котле с ядовитым зельем, которое в очередной раз сама же варила для зверей и птиц.  Это случилось, когда Двир был ещё ребёнком. Он очень привязался к своей последней няньке – матери Милены. Она единст-венная, кто была добра к нему и походила на лучик солнца, кто относился к мальчику с нежностью, говорил и играл с ним. Старая Колдунья негодовала и злилась, что её сын полюбил свою новую няню, и однажды превратила её в сухой куст розы. Когда мальчик узнал об этом, он стал топать ногами, стучать кулаками, кричать от обиды на свою злую мать. Двир дождался момента, когда Колдунья перемеши-вала зелье и читала заклинание, кинул в котёл большой камень, брызги ошпарили лицо Колдуньи, от испуга она поскользнулась, упала в кипящий чан и сварилась. С тех пор мальчик рос один, продолжая злое дело своей матери. Он так же, как она, крал звёзды, травил зверей и птиц, мешал путникам ночью находить дорогу домой. Он был злее и страшнее матери. Все боялись его и не знали, что делать. Нужно было Чудо, чтобы разрушить заклинание Чёрного Ворона.

Собравшись на совет, люди решили просить  Милену о помощи, они верили, что она обладает волшебной доброй силой и поможет им, подскажет, что делать. Но девушка не знала, как уговорить Двира не губить людей. Она не знала злых заклинаний, не владела хитростью. Всё, что у неё было, – это доброта, любовь в сердце и подарок Феи. Милена совсем не боялась мага, потому что в мире нет ничего сильнее доброты и любви.

Девушка решила сама пойти к злому Магу и попросить его быть великодушней к людям. Она заплела в косы свои длинные волосы,  взяла с собой родниковой воды, положила в шкатулку волшебный шар и отправилась в путь. Милена шла через лесную чащу, среди огромных деревьев, обросших мхом. Они стояли так плотно, что, когда она смотрела перед собой, ей казалось, будто это бревенчатые стены. Ветки упавших старых елей царапали ей ноги и руки. Она шла долго, ночью стало совсем темно, ведь не светилось ни одной звезды, ни одного светлячка. Только совы перелетали с ветки на ветку и громко ухали. Но девушка не чувствовала ни боли, ни страха. Она знала, что нельзя сворачивать с пути, нельзя поддаваться страху, она читала молитвы, у неё были только добрые мысли, а они очень сильные помощники в пути.

И вот, наконец, впереди появилось огромное уродливое сооруже-ние, сложенное из крупных, плохо обтёсанных камней. По-видимому, это и был дом злого колдуна  Двира. Дом напоминал чёрный каменный склеп, окружённый железным забором. Ворота были приоткрыты, на их сводах вниз головами висели летучие мыши. По всему саду стояли старые деревья, их стволы  уныло чернели и были похожи на дряхлых стариков. Дорожка, ведущая к дому, была буквально устлана засохшими кустами роз. Окаменевшие скелеты самых невероятных существ окружали дом, одни были величиной с воробья, другие похожи на зверей и людей. Земля была жёлтой от упавших сухих листьев. Всё вокруг наводило ужас.

Двери в дом были открыты, воры боялись и обходили это жуткое место стороной, а зверей и птиц Двир давно уже вытравил. Милена вошла, прошла по тёмному коридору и попала в большую, покрытую паутиной, комнату, половицы под ногами слегка поскрипывали – под ними пищали крысы. Свет был только от догорающей свечи, пахло плесенью и сыростью.

Девушка робко поздоровалась, но ей никто не отвечал.

– Есть кто-нибудь в доме? – спросила девушка.

– Кто ты и как нашла меня? Что тебе нужно в моём доме? – раздался хриплый грубый голос из тёмного угла комнаты. – Уходи, пока я не превратил тебя в жабу.

– Меня зовут Милена, я пришла из города и хотела просить вас быть немного добрее к людям и животным.

– Добрее? О чём ты говоришь?! Я ненавижу всех вокруг! Уходи немедленно!

– Я верю, вы не злой, это чьё-то колдовство сделало вас таким. Вероятно, в детстве вы были весёлым и добрым ребёнком.

– В детстве у меня была только одна радость – это моя няня, но её убила моя злая мать. Тебе не понять этого, ты же росла в ласке и любви своей матери.

– Да, моя мама была доброй, ласковой и весёлой, она была похожа на луч солнца, но однажды ночью её тоже забрала Старая Колдунья.

– Мне кажется, я знаю твою мать, – сказал злой Маг дрогнувшим голосом. Он вспомнил единственную добрую женщину, которая относилась к нему с теплом.

 – У вас, наверное, нет друзей, вы одиноки, и к вам никто не ходит в гости и не дарит подарков? – продолжала Милена. – Могу я подарить вам Хрустальный шар? Он очень дорог мне, но, возможно, сейчас от него будет больше пользы. Его лучи принесут свет и тепло в ваш дом.

Милена достала из шкатулки Шар и протянула его Двиру. В этот момент комната озарилась ярким светом, огонь в камине затрепетал языками пламени, золотые искры разлились по всему дому, наполняя  светом самые тёмные углы комнаты. В саду ожили кусты роз, они зацвели яркими бутонами и заблагоухали великолепными ароматами.  Кроны деревьев зашумели зелёной листвой, запели птицы.

В комнате стало светло, Двир увидел Милену, его сердце дрогнуло и заколотилось в груди. Юноша оказался в потоке любви и света, разрушились злые чары Ворона, и первый раз в жизни Двир улыбнулся.

– Пусть Хрустальный шар будет у вас как напоминание о нашей встрече, – сказала девушка и ушла так же тихо, как появилась.

Чудесный свет волшебного Хрустального Шара озарил всё вокруг, и Двир принял свой прежний облик. Он изменился не только внешне, превратившись в прекрасного юношу, но его душа стала добрее. Наполнив свою душу волшебным светом любви, он увидел всю красоту мира, всё для Двира было внове. Ему захотелось вернуть звёзды на небо и жить в мире людей. Юноша просто упивался красотой мира, жизнью и её гармонией. Двир понял, что жизнь только начинается, и он хочет посвятить её служению людям и всегда быть рядом с этой прекрасной рыжеволосой девушкой. Юноша хотел, как все молодые люди, гулять с ней под ночным небом, мечтать и загадывать желания звёздам. 

С того дня прошла неделя, может быть, месяц, может, несколько месяцев, жизнь потекла мирно и спокойно. Неприятных и страшных событий в городе не происходило. Люди начали жить обычной и счастливой жизнью. Они были очень благодарны Милене за смелый поступок, наперебой звали девушку в гости.

Подходило время рождественских праздников. В сочельник Милена, как всегда, стала наряжать ёлку, украшая её цветными бантами, звонкими колокольчиками и фигурками, вылепленными из глины. Она всем сердцем верила, что в Рождество её мечта о счастье, новой жизни обязательно сбудется, снова будет так же весело, как когда-то, когда её мама была жива.

И вот однажды вечером к дому Милены подъехала карета, запря-жённая тройкой белоснежных лошадей. Оттуда вышел прекрасный юноша, в одной руке он нёс огромный букет белых роз, в другой Хрус-тальный шар. От лучей шара вся улица озарилась ярким светом, с неба посыпались серебряные струи, украшая всё вокруг сияющими блёст-ками. Люди выбежали из домов посмотреть на прекрасное чудо.

Милена тоже вышла и увидела на крыльце прекрасного юношу. От него исходил тонкий аромат морозной хвои, чувствовалось, что он долгое время ехал по лесу. Она узнала Двира, хотя он очень изменился. Юноша положил цветы к ногам Милены и протянул Хрустальный шар:

– Ты сотворила со мной чудо, милая, – сказал Двир. –  Каждую секунду я думаю о тебе, хочу быть с тобой, видеть твою улыбку, лучис-тые глаза, слышать твой голос. Хочу, чтобы наш дом был наполнен весёлым смехом наших детей, хочу встретить с тобой старость. Я прошу тебя, будь моей женой.

Девушка посмотрела ему в глаза, и в этот момент по её телу прошёл лёгкий трепет:

– Я согласна, – ответила она.

Двир поцеловал Милену. В этот момент на небе зажглась самая яр-кая звезда, за ней стали загораться другие звёзды. Они до сих пор светят на небе, и нет сильнее света этих звёзд. Те, кто ещё не встретил свою любовь, ищут на небе свою звезду и загадывают желания.

 

– Какая замечательная сказка, няня. А завтра ты мне расскажешь ещё какую-нибудь красивую историю?

– Конечно, дорогая моя Адель. Если ты будешь послушной девочкой. А сейчас пора спать.

К списку номеров журнала «НАЧАЛО» | К содержанию номера