АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлия Жук

Экземпляры

Юлия ЖУК родилась и живёт в  Екатеринбурге. Студентка, начинающий журналист. Периодически выступает  на поэтических встречах в родном городе. Ранее нигде не публиковала  стихи.
***    
По вечерам — курить безостановочно, ночами — убивать безвинных  мальчиков, не возвращаться в райские владения, не поддаваться — сердце  не велит — живи как хочешь, властвуй над природою, прислушивайся к  мерному дыханию покорной бесконечному влиянию (в ресницах и шиньоне —  коллаген). Довольно мне, что душами младенчиков заплачено вперёд за  оскорбление и каждой кровью пролитой отмечена цена твоих предательств и  измен. И зарастут дворцы мои колючками, крапивой и репейником укутает  ночная мгла суровое пристанище невесты Самаэлевой, Лилит.      
***    
Я вернулся однажды холодным февральским утром к себе домой, неизменно  пьяный, как всегда согрешивший, к тебе в колени. За прощением ли?  Пощёчиной ли? Свидетельствами измены? Дом был тих и пуст. Даже все  отпечатки пальцев взяла с собой. Сколько раз проклинал бутики дорогой  одежды. В этот раз, как собака, искал, затаив надежду, твоё тряпье. Хоть  бы шляпку, ну хоть колготки, только волос, помаду, тапки... Тебя. Твоё.  Фотографии из альбомов вынула, будто их вовсе не было раньше. Прежде.  Представляю, как раненым зверем металась по комнатам с сумками,  чемоданами, матерясь, запиналась с воплями и слезами о старую  раскладушку. Убедить хотела, что в этом доме не жила, не дышала, обиды  копя годами моими. Пьяными. Ты ушла. Второпях забыв аромат духов  соскрести с подушки.    
***    
Я в порядке за исключением хромоты, но и та — не в счёт. Жив. Здоров. И  почти что счастлив, ищу подобных тебе — типичный закон добра. Я доволен  и тем, что мой мир — дыра, и стесняюсь представить исход, где весь мир  есть ты. Я любил тебя больше самой любви, но смирился с паденьем с небес  в полусгнивший ад. Я сижу — квинтэссенция чистого зла. Грешен: ибо  страдаю за всех и не есть распят.    

***    
Ты создал его на забаву себе, я — ради забавы — его у тебя отниму. Что  Еве — запреты небесных инстанций, коль лик её — отражение Преисподней. И  если любовь — это дух бестелесный в любой из доступных безвременью  конвертаций, она растворится в твоём же бескрайнем гневе и станет —  дьявол, для всех оставаясь подарком из культа карго, вопрос — кому. Он  создан тобой для услады твоих же прихотей одиноких, но плоть от него —  это я, и ему не ждать ничего другого, доколе как саван его не накрою  собой и его пороки… Прости меня, Иегова, но я — с Адамом.    

***    
Мы же с тобой — насекомые в этом мире среди таких же рабов вещей.  Вылезаем из всех щелей и на солнце греем свои конечности запылённые. Мы  же с тобой — хозяева, приспособленные к опасностям мухобойки и  дезинсекции. Согласись, а ведь мы отличные экземпляры большой коллекции.

К списку номеров журнала «ГВИДЕОН» | К содержанию номера