АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Хомякова

Китайский фонарик. Стихотворения

***

 

ты уже исчезаешь

и не помнишь о том

что весна внезапно

закончилась в мае

а что будет с нами потом

я уже и так никогда не узнаю

ты обернешься в усталой толпе

смешаешься с дымом

 скользнешь между пальцев

и  царапнув словами

пройдешь по щеке

чужая

чужая

 

***

 

ты пахнешь утром мятой океаном

я прячу все слова под шум

и обрываю слог

спешить к тебе

придуманной

и целовать упрямый

затылок

если бы я мог

 

стоишь

улыбка как всегда

а под футболкой сжаты вены

как камни

аметист лазурь гранит

и мне пора прощаться

очевидно

что девочка

что глупая

и что мой день пропит

коньяк и виски ром текила джаз

ты не приходишь в эту вероятность

моя реальность богу не указ

 

и пустошь с запахом полыни одуряет

уходит поезд на манхэттен бронкс

нью-йорк

в экране телевизора смеется

и скалит рот и задыхаясь пьет

из сотканного мозгом  по страницам

течет расплавленный асфальт

и из - под ног уходит день

а ты

а ты мне все же будешь сниться

 мой маленький

мой бог

придумавший апрель

 

***

 

с моста чужого влтавы тихо недотроги

невинность спрячут в камни дна

тебе я плед куплю и обернув как в тогу

забью в клавиатуру буквы о.н.а.

 

***

 

не обязательно но вспомнить наши комнаты

во что одеты были  ты и я

мои ремни твое желание носить оборочки

закатывать глаза и подражать любя

 ахматовой холодной и цветаевой

любить сафо и кушать шоколад

но у всего есть точка бесконечности

и срок вещей длина наград

закрыта прошлого рассохшаяся  дверь

в провалах памяти живет клеймо заточкой

сорвать обои сжечь сегодня тень

и больше не читать тебя построчно

 

РИМ

 

1.

я был в риме и слепо бежал за толпой

выщелкивая звуки портики

разрушенные камни

стоял в тени и умирал от сотни лиц

мечтал о пустоте всех площадей

и капли внезапного дождя пугали тишину

и били по ногам мотоциклистов

на скутерах  сгоняющих жару

как виртуозы партитуры листа

 по раскаленным улицам в толпе

как вавилон многоязычной

отстав от публики

и мыслей ход скатав в конверты

непривычно шагая вглубь семи холмов

наматывая жар столицы

я тихо в двор забрел

он тихий  тесный и типично

там пахло старою бумагою

горячим кофе мокрой простыней

и стол как мед горчичный

сливался с бормотанием цикад

ленивой речи пальцев ряд

 чертил знакомое обличье

и обретал лицо сонетов од поэм

вергилий вел меня в свои эклоги

 но день закончился и строки

ломались грифелем от стен

моих блокнотов телефонов

я спрятал за очками отпечаток дня

и не подбив свои итоги

в сраженье с римом пал

у стен капитолийского холма

 

2.

скормив волчице на холме заледеневшую тревогу

на колоннаде храмов  сняв последний кадр

с застенчивой аллеей поз патрициев героев

 я стал как монумент рифленых римских фраз

и написав пером на черно-белой паутине клавиш

свое послание и пиний обнимая ствол

бессмертным обожанием богини

я выбор сделал и гранитный стол

крупинкам соли и тысячелетним сором

меня в водоворот сознания увел

 

3.

улыбнуться бессмертью бесконечности

над выбором пути

и  вновь сюда уже не возвращаться

а просто жить внутри

незримость твоего существования во мне

и мелочность бездонного стакана

увы не красит цезарей и дамы

не создают подобие  игры

а в термах славят вновь трибунов и гетер

чтят лавровым венком но время гложет

и золотым песком как у подножий пирамид

она их сон уже не потревожит

 

4.

света в тратториях больше чем где-то на юге

здесь подают не мате а ромашковый чай

глядя в тебя изумленно ведь кофе

главный напиток тех кто встает в эту рань

 

дни безмятежны и если кончаются только в июле

старыми пленками грустью немого кино

нежной джульеттой маэстро феллини

музыкой рота  и каплей воды на окно

 

скошенным медно-лимонным оттенком загара

падает солнце на каменный твой колизей

ты выбирать будешь крест деревянный

чтобы обломками веры скрепить память дней

 

не попрощавшись замрешь как на сцене

ты не игрок жизнь лишь сумма мечты

встанешь на площади Quattro Fontane 

и по  Via Appia уйдешь налегке

 

***

 

вычитай меня и не пробуй

я на вкус лишь лимон и горечь

тот листочек алоэ с медом

на шершавой с мозолями коже

 

 

***

 

Это абсолютно не мой типаж

длинные волосы пухлые губы

только заносит меня в вираж

ее составляющих слов губит

 

сплеча на осенние сумерки

когда нет имбирного чая

а только дешевый коньяк

согреет затянет

заставит задуматься

и больше уже не кричать

от удушья никак

 

***

и снова осень не болдинская а другая 

в цейтнотах победах параллельных вселенных

за шторами пледами в кафе и на старых вокзалах

усталость толкает в спину садится на плечи

рифмует сутулость с депрессией и не лечит

от простуд запрещенного дыма и книжки

записными остротами не будоражат мысль

 и становиться лишним гулять по улицам

темнота открывает  опасные тени и

ты лишь становишься частью предметов явлений

мимикрия сознания проникает под кожу

уходит из города осень не спрашивая прохожих

 

мы остаемся досматривать летние фото

у нас в запасе несколько кадров и может

пара теплых туманов кленовые листья и черные лужи

и сознание годности к дружбе  и ты не простужен

 отраженье в зеркальном зрачке вспышки света

и кажется лишним вспоминать то что было

тем летом

километры часов поменяли  цвета

 изумрудно-зеленый на охру багряный и серый

изменяется вкус ледяного вина

на горячий глинтвейн грог и время

 ускоряя свой бег запускает китайский фонарик

с запиской на небо

 

может кто и услышит

все же ты мне звони я приеду

 

 

***

 

летают самолетами огни

осень замерзла в лужах

пахнет холодом

в глазах фонари снег

и твой голос простуженный

 

ореховые сумерки стали белее

на несколько сантиметров

и в них утопают ноги

знать бы наверняка

на каком языке говорят твои сны

и протоптать к ним дороги

 

волосы  двуслойные как латте

в кофейне на канале грибоедова

записные книжки

под потолком лениво кружатся

чьи-то следы мысли и нет

никого лишнего

 

север ночь отраженье земля

terra incognita ты и занозой

сборник стихов  уносящий меня

в чрево кита и остается

забыться немногим

 

вкусом грузинского коньяка

поцелуев помады музыкой Дога

а вообщем просто закрыть глаза

и просить не суди меня строго

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера