АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Сапегина

Галатея forever. Маленькая повесть


 

Нужно было выходить замуж. И вопрос был даже не в родственниках, не упускавших возможности во время каждых семейных праздников намекнуть, что пора уже ей как-то определиться и решить эту проблему – все-таки дело шло к тридцати. «Ленусик, у меня в твоем возрасте уже дети в школу ходили, – говорила ей старшая тетка, самая чопорная и прижимистая из всех, – а ты все выбираешь и выбираешь!» Нет, как раз родственниками, величиной постоянной и вполне предсказуемой, можно было и пренебречь. Но ко всему прочему имелись еще две закадычные и тоже незамужние подруги, перед которыми ей и хотелось больше всего помахать пальчиком с заветным колечком. Одна из них, рыхловатая Анфиса, состояла в гражданском браке, который все никак не мог превратиться в официальный. Да и, по мнению Елены, превращать его в таковой и не стоило, потому что партия была не очень удачной: этот экземпляр мужского пола никак не мог найти нормальную работу, только устраивался и тут же бросал, снова пересаживаясь на уютные, со сдобными ямочками плечи Анфисы. Подруга в свою очередь его обожала, во всем потакала, без звука выдавала денежные средства и со смирением ждала того дня, когда любимый предложит ей проследовать в загс. Нет, такого счастья Елене не было нужно. У второй подруги, суховатой и сдержанной Лизы, вообще с романами было туго. Она почему-то никак не могла перевести робкое внимание, которое иногда проявляли к ней мужчины, в явную склонность, а потом и в горячую привязанность. Чтобы решить эту проблему, Лиза вот уже несколько лет посещала психолога, впрочем, до сих пор безрезультатно. На общие встречи, куда Анфиса неизменно являлась со своим обожаемым альфонсом, а Елена время от времени приводила показать подругам очередного ухажера, Лиза постоянно приходила одна. И разумеется, в такой ситуации появление у Елены колечка на безымянном пальце, желательно подороже и покрасивее, имело бы как для одной, так и для второй подруги эффект разорвавшейся бомбы. Ради этого стоило, конечно, постараться.

У самой Елены особых проблем с поклонниками не было, потому что внешними данными природа ее отнюдь не обделила, да и родители со своей стороны подсуетились – отдали ее в детстве на спортивную гимнастику. Так что у Елены имелось все – и высокая стройная фигура, и копна светлых волос, и яркие голубые глаза, и отличная, что тоже немаловажно, модная одежда… Но тем не менее с серьезными вариантами тоже как-то не получалось. Обычно за ней начинали ухаживать те, кто Елене совсем не нравился или же по каким-то причинам не подходил на роль мужа. Один был слишком толстым, второй зачем-то отрастил необыкновенной величины усы и страшно ими гордился, третий очень мало зарабатывал, четвертый был жутким занудой и обожал рассказывать о своей маме, пятый… Короче говоря, у каждого из поклонников имелся какой-то непреодолимый недостаток. Впрочем, за 10 лет, посвященных настойчивому ожиданию настоящего мужчины, Елене несколько раз попадались и вполне достойные экземпляры. Два раза она даже начинала мечтать о свадебном платье, но в результате опять-таки ничего не складывалось. С одним молодым человеком она прожила вместе почти два года, после чего однажды вечером он сообщил, что влюбился в коллегу по работе, собрал вещички и торжественно отбыл к новому счастью. Елена не очень расстроилась, так как к тому моменту он и сам ей уже перестал нравиться. В то время она была еще относительно молода и верила, что принц на белом мерседесе ждет ее сразу же за углом. Второй вариант был даже лучше первого: мужчина был внимательным, вежливым, отлично выглядел (они чудно смотрелись рядом) и очень неплохо зарабатывал. Они провели вместе полгода, и Елена уже начала мысленно прикидывать, какая из двух родительских квартир им больше подойдет для семейной жизни, как вдруг и этот ценный экземпляр исчез однажды, даже не попрощавшись, чем вогнал ее в долгую и мучительную депрессию, потребовавшую полноценного врачебного вмешательства.

Увы, от всех планов и мечтаний Елены оставались одни только разочарования. Что-то было не так либо в ней самой и в принципах ее жизни, либо в окружающих мужчинах. Менять себя Елена не собиралась, потому что и так куда уж лучше-то? Чего еще этим мужикам надо?! Умница, красавица, отличная хозяйка – она соответствовала абсолютно всем критериям, которые можно было вычитать в психологических статьях из модных журналов. А уж психологические статьи из модных журналов просто по определению не могли ошибаться. Следовательно, проблема была не в ней, а во встречавшихся ей мужчинах, никак не желавших соответствовать общепринятым стандартам. И вот с этим, конечно, как раз и надо было что-то делать. Для начала Елена взяла ручку, бумагу и набросала примерный список тех качеств, которые она хотела бы видеть в своем мужчине. На первом месте оказалась профессиональная состоятельность, в скобочках приравненная к стабильной хорошей зарплате, на втором – психологическая готовность создать семью, на третьем – способность к компромиссу, на четвертом – желание уделять ей, Елене, как можно больше внимания, на пятом – добродушный и мягкий характер и так далее и тому подобное. Дойдя до 20 пункта, Елена отодвинула список, прикрыла глаза, и перед ее мысленным взором возник внимательный верный муж, прислушивающийся ко всем ее пожеланиям и не имеющий в жизни других ценностей и интересов, кроме семьи и самой Елены. Да, это был именно тот идеал, к которому следовало стремиться. И если такого мужчины в жизни пока что не существовало, имело смысл просто поменять подход к проблеме: не ждать бесконечно встречи с подходящим экземпляром, а брать такого, какой попадется, и лепить из него то, что ей нужно. Сказал же кто-то из великих, что не надо ждать милостей от природы, взять их у нее – вот наша задача. И если судьба не торопилась осчастливить Елену, можно было проявить инициативу самой и как следует потрудиться ради своего же прекрасного будущего.

Эта мысль пришла в голову Елене, когда она однажды вечером сидела с чашечкой кофе в уютном кресле и смотрела по телевизору очередной сериал, в котором одна героиня (плохая) гонялась за мужчиной, а вторая (хорошая) молча и верно ждала, когда любимый обратит на нее свое внимание. Любимый же в это время выяснял отношения с третьей девицей, которой до него не было вообще никакого дела. И тут фильм прервался на рекламу. Светловолосая голубоглазая женщина с радостной улыбкой предлагала йогурт своему счастливому довольному семейству – сдержанно улыбающемуся мужу и двум маленьким детям – девочке и мальчику, не скрывающим своего необыкновенного восторга. Сверкающая кухня, лучи солнца сквозь ослепительно чистое окно, через которое видно небо с крохотными белыми облачками – все это создавало ощущение какого-то невероятного уюта и неземного благополучия. Внутри Елены что-то замерло и сладко сжалось: вот оно, наглядное выражение того счастья, о котором нужно было мечтать и к которому безусловно следовало стремиться. Она отключила у телевизора звук, встала и подошла к окну. Сквозь унылую октябрьскую мглу яркими квадратиками светили окна дома напротив. Люди жили там обычной жизнью – не очень красивой, не очень удачливой и, Елена была в этом уверена, вполне себе несчастливой. И все потому, что они жили как придется, не работая постоянно над улучшением своего непосредственного будущего. Нет, у нее все будет по-другому, в этом Елена была уверена на все сто процентов. Недаром же она была рождена такой умницей и красавицей. Кроме того, теперь она точно знала, что делать дальше и как получить это самое вожделенное счастье – сверкающую кухню, послушного сдержанного мужа и очаровательных смеющихся детишек. За ее спиной молчаливыми всполохами мерцал экран телевизора, а где-то впереди, далеко за этими домами, кольцевой автодорогой и ближайшим аэропортом ее ждало полное и абсолютное счастье, особенно желанное оттого, что его нельзя было получить прямо сейчас.

 

* * *

Что ж, пора было приступать к делу. На этот раз Елена решила быть менее разборчивой и рассматривать будущего супруга не как полноценную личность, ведь тогда в общении пришлось бы искать какие-то компромиссы и точки соприкосновения, а как некий исходный материал, из которого можно было бы воспитать идеального мужа. Впрочем, приспособиться чуть-чуть и на время Елена все-таки была готова. Ведь чтобы изменить мужчину, для начала нужно было его каким-то образом обрести. Но вот как это сделать? Не пользоваться же ей сайтами знакомств?! Подруга Лиза советовала обратиться к психологам. Но ее собственный опыт свидетельствовал об отсутствии в подобном обращении хоть какой-то практической пользы. Обдумав все как следует, Елена пришла к выводу, что нужен ей не психолог, а дружеское содействие – пусть ее познакомят со всеми более или менее подходящими экземплярами, а она там сориентируется и сама выберет. Ближе всего к сердцу приняла ее проблему подруга Анфиса, которая обзвонила всех знакомых и нашла несколько вполне подходящих кандидатур. Учитывая внешность Елены, добиться первого свидания не составляло никакого труда – можно было просто зайти на нужную страничку в соцсети, и мужчина сам начинал писать сообщения и всячески ею интересоваться. А дальше все зависело от Елены – можно было поощрить поклонника, а можно и отсеять. И тем и другим искусством она, как ей казалось, владела в совершенстве. Она умела слушать, внимательно глядя в глаза собеседнику и поддакивая в нужных местах, так что никто и не догадывался, что в это время она думает о чем-то совершенно постороннем. Кроме того, Елена обладала приятными вкрадчивыми манерами и способностью безошибочно чувствовать настроение своего собеседника. Первое было почерпнуто от одной популярной актрисы, по типу лица и строению фигуры чем-то напоминавшей Елену, а второе было ее собственным, данным от природы качеством, благодаря которому она могла быстро менять тактику разговора и таким образом на шаг опережать своих партнеров.

Как и всякая работа, дело поиска подходящего мужа было нелегким, требовало много времени, сил и полной самоотдачи. Сложнее всего было не перепутать претендентов и не отправить одному сообщение, предназначенное для другого, ведь в период ухаживания она переписывалась с ними постоянно. Хорошо еще, что в этот момент загрузка на работе (а работала Елена в дирекции по кадрам, занималась вопросами повышения квалификации сотрудников) была не очень большая, да еще и начальница ушла в отпуск, так что вполне можно было, аккуратно отвернувшись от не очень любивших Елену коллег, выходить по планшету в соцсети и часами пересматривать фотографии подходящих экземпляров. В этом занятии было свое особое очарование, ведь в каждом мужчине имелся отдельный мир, который мог когда-нибудь стать и ее собственным. Елена перелистывала снимки, прикидывая, как они будут смотреться вместе, какие у них могут сложиться отношения, как могли бы выглядеть их общая квартира, загородный дом с идеально подстриженной лужайкой, аккуратно расставленными шезлонгами и разбросанными вокруг разноцветными мячиками. Она словно стояла на перекрестке и думала, по какой из дорог пойти дальше, и в самом этом выборе возможностей было нечто необыкновенно увлекательное. Кругом шла работа, деликатно звонил телефон, коллеги стучали по клавишам, отвечали на звонки и иногда тихо переговаривались между собой. А Елена сидела за своим офисным столом и как бы держала в плотно сжатом кулачке все нити будущей судьбы.

Сначала мужчин было довольно много, чуть ли не больше десяти человек, но кто-то не очень хорошо шел на контакт, кого-то после небольшой переписки отсеяла сама Елена – ведь ей был нужен муж, а не головная боль на всю жизнь, так что в конце концов претендентов осталось всего трое. Один был очень перспективный программист, второй – начальник отдела развития в какой-то технической конторе, а третий оказался заместителем директора по продажам в большой торговой компании. Конечно, больше всего Елене нравился заместитель директора – лет на 10 старше ее, импозантный, отлично одетый, всегда умеющий поддержать разговор и обладающий каким-то неуловимым шиком во всем, что он ни делал. Они встретились несколько раз, в том числе и с его друзьями, и Елена с неудовольствием осознала, что несмотря на свою молодость и красоту, в чем-то трудно определимом сильно проигрывает его компании. У них был стиль, разработанный до такой степени изощренности, что она не всегда понимала, как ей нужно воспринимать происходящее и несколько раз сильно ошибалась с правильной реакцией. Конечно, именно эта разница как раз и привлекала ее больше всего. Но насколько могут быть практичными такие отношения с точки зрения семейной жизни? В этом Елена очень и очень сомневалась. Затем шел начальник отдела развития – рыхловатый меланхоличный молодой человек чуть постарше Елены, почти полностью погруженный в проблемы на работе и общение с многочисленными друзьями. И на третьем месте был ровесник-программист, которому общие знакомые прочили очень большое будущее и который, естественно, мог говорить только о компьютерах. Всем им Елена очень нравилась и все они были готовы к развитию отношений.

Итак, наступил момент, когда надо было сделать выбор. Елена долго мучилась, прикидывая, какой муж может получиться из каждого претендента, в конце концов не выдержала и обратилась за советом к друзьям и близким родственникам. Матери больше всего нравился начальник отдела. «Он такой мягкий, такой интеллигентный, – говорила она, – ты из него все, что хочешь, сделаешь. Он всю жизнь будет тебе в рот смотреть и тебя слушать». Елена и сама так думала, хотя какие-то проявления предполагаемого мужа ее все-таки настораживали: слишком уж он был привязан к своей семье и к холостяцкой мужской компании. Так что даже над этим вариантом в будущем предстояло еще работать и работать. Анфисе больше всего приглянулся заместитель директора. Она просто млела, разглядывая его фотографии. Лиза же была за программиста, но ее мнению по вполне понятным причинам Елена не доверяла.

Были тут и еще кое-какие немаловажные факторы. Программист не был готов жениться сразу, он хотел сначала пожить пару лет и как-то друг к другу притереться. Он хорошо зарабатывал, снимал квартиру в престижном районе, но наотрез отказывался думать о чем-то более основательном. Заместитель директора не так давно пережил сложный развод, оставил жене детей и все имущество, в утешение купил себе мотоцикл и ушел практически в никуда. Так что имеющаяся у Елены жилплощадь могла бы оказаться для него весьма кстати, что заставляло невольно подозревать в нем некоторый оттенок корысти. Но в любом случае он тоже не был готов жениться сразу, а говорил, что хочет сначала отдохнуть от своего прошлого брака. Ждать Елена категорически не хотела, и потому из всех трех вариантов естественным образом оставался только один. Ведь у Алексея, начальника отдела развития, в анамнезе был только гражданский брак без детей и общего имущества, к тому же еще и распавшийся где-то за год до их знакомства, так что больших неприятностей с этой стороны ожидать не приходилось. Кроме того, у него имелись очень неплохая зарплата, большая квартира в хорошем, хоть и не центральном районе, и самое главное, он настолько влюбился в Елену, что просто ел с рук и был готов жениться на ней хоть завтра. В конечном итоге именно это и определило ее выбор.

 

* * *

Свадьбу праздновали в провинциальном городе, откуда были родом родители Елены (так-то они давно уже перебрались в столицу) и где проживала большая часть их многочисленных родственников. Елена, одетая в совершенно умопомрачительное платье, сидела в специально нанятом белом мерседесе, держала в руках необыкновенно прекрасный свадебный букет и, прямо-таки кожей ощущая на себе завистливые взгляды подруг и кое-как одетых, расплывшихся бывших одноклассниц, с торжеством думала о том, какая она молодец и как хорошо у нее в итоге все получилось. Позади были два месяца напряженного общения с будущим мужем и осторожное прощупывание границ того, что она может себе позволить. Как выяснилось, позволить она себе могла многое, но Елена решила не давать воли воспитательным инстинктам до тех пор, пока на пальчике не появится заветное кольцо. До свадьбы они встречались два-три раза в неделю, проводили вместе выходные и постоянно переписывались по смс. Им нужно о многом было поговорить, и фактически беседа шла почти круглосуточно, лишь с небольшим перерывом на сон. Алексей с удивлением обнаружил, что Елена чуть ли не во всем разделяет его вкусы: она любила те же книги, ту же музыку, ей нравилось точно так же, как и ему, проводить свободное время – общаться с друзьями, принимать их дома или ходить к ним в гости, еще она точно так же, как и он, просто жить не могла без езды на велосипеде и лыжных прогулок и была без ума от спартанского отдыха на скромной подмосковной даче. Алексей не мог поверить внезапно свалившемуся на него счастью. Казалось, это была женщина, созданная специально для него. «Боже мой, мы так похожи! Мы с тобой просто две части одного целого!» – в порыве нежных чувств говорил он Елене, которая улыбалась ему в ответ рассеянной и немного загадочной улыбкой, заблаговременно отрепетированной перед зеркалом. На самом деле она уже мысленно составила список качеств и привычек Алексея, настоятельно требовавших коррекции. Ведь Елена хотела хорошую крепкую семью и ради этого была готова на многое.

Ну а пока единственная размолвка в этой любовной идиллии возникла из-за машины, которую как раз в этот момент решил поменять предполагаемый жених. Елене категорически не нравились ни марка машины, ни цвет, ни то, как она выглядела. Она считала, что Алексею нужно купить себе что-то более солидное, представительное и желательно светло-фиолетового цвета. Сама она ездила на подаренном родителями жемчужно-сером «БМВ». Ну а будущий муж почему-то хотел темно-синий «мини-купер» и был от своего выбора просто в жутком восторге. Положение осложнялось тем, что к этому моменту они были знакомы всего неделю. И хотя Алексею уже казалось, что они знали друг друга чуть ли не до своего рождения, и по этому случаю они даже решили пожениться, не принимать во внимание кратковременность знакомства все-таки было нельзя. Ведь рыбка могла сорваться с крючка, и тогда ни белого платья, ни марша Мендельсона, ни самое главное – красивого колечка ожидать не приходилось. Елена оказалась в безвыходном положении. Она возненавидела будущую машину с первого взгляда, пыталась применять разные тактики, разрабатывала сложные обходные маневры, но все было бесполезно – Алексей уперся как пень и не желал ничего слушать. Он давно хотел именно такую машину – и точка! А все, кому это не нравилось, могли идти лесом. Он был похож на ребенка, у которого пытаются отнять любимую игрушку. И в конце концов ради уже наметившегося колечка Елене все же пришлось отступить. «Я приму любое твое решение, милый», – написала она человеку, о существовании которого десять дней назад еще даже не знала, но который теперь уже принадлежал именно ей со всеми своими потрохами, имуществом, мыслями и родственниками. Да, с выбором машины приходилось примириться, но Елена дала себе слово, что это будет первое и последнее ее поражение. Ей не был нужен своевольный и своенравный муж, который плюет на семью и пропадает неизвестно где. Слава богу, на таких она уже насмотрелась. Нет, единственное, что могло дать гарантии и сохранения семьи, и обеспечения нормальной жизни будущим детям – это полный контроль над мужчиной и подчинение его воли общесемейным интересам.

Елена начала работать в этом направлении сразу после свадьбы. Жить они решили в квартире Алексея – она была и больше, и лучше отделана, кроме того, у Елены оставалась свобода маневра – в случае ссоры она могла уехать к себе и спокойно ждать, когда муж образумится и попросит прощения. Еще до переезда она начала устраивать квартиру под себя: переставила мебель, под предлогом аллергии заставила выкинуть живые цветы и заменила их пластиковыми, попросила убрать большую картину, такой спокойный ненавязчивый пейзаж, подаренный Алексею коллегами по работе на день рождения, и развесила по всей квартире собственные акварельные этюды – натюрморты в фиолетовых тонах. Но самое главное – поменяла все на кухне, потому что кухня – это святая святых женщины, и ей там должно быть удобно. Муж соглашался на все, понимая, что в семейной жизни необходимы какие-то компромиссы, и только тихо грустил по отданной картине, чем в их ситуации уже вполне можно было и пренебречь. «Если тебе что-то нужно, спрашивай у меня, – улыбаясь, говорила ему Елена, – я тебе скажу, где это лежит». Постепенно квартира Алексея как бы перенимала черты новой хозяйки и становилась все больше похожей на нее и все меньше – на него. Особенно Елена гордилась кухней – светлой, чистой, заставленной сверкающей посудой, украшенной роскошными светло-фиолетовыми шторами. И хотя это все было совсем не похоже на кухню из когда-то так ее поразившей рекламы, все равно здесь было что-то общее – какая-то особая атмосфера, словно содержащая обещание будущего счастья. В общем, тут результатом своих усилий Елена была полностью довольна.

Вторым важным пунктом была внешность Алексея. По мнению Елены, новоиспеченный супруг одевался недостаточно импозантно, не по своему статусу – любил майки с дурацкими надписями, клетчатые рубашки, какие-то залихватские шарфики и неформальные кепочки. В свое оправдание Алексей утверждал, что ему просто нужно отдохнуть от дресс-кода. Но зачем же было одеваться так по-простецки? Нет, такой мужчина рядом Елене не был нужен, с таким она не могла бы никуда выйти – они просто не смотрелись бы вместе. Следовало полностью поменять ему гардероб. Началось все с шарфика, подаренного будущему жениху еще на начальной стадии ухаживания. Шарфик был фиолетово-темно-зеленым в мелкую клеточку, кстати, довольно дорогим. По мнению Елены, шарфик Алексея очень украсил. Сам же объект был в таком любовном восторге, что нацепил бы на себя даже шапочку Деда Мороза или вообще Снегурочки, если б того вдруг захотела Елена. После свадьбы процесс смены гардероба продолжился. Майки с надписями были разобраны на две кучки: одна, меньшая, с теми, которые Елена соглашалась терпеть, вторая, намного большая, с теми, находиться с которыми в одном помещении она наотрез отказалась. Впрочем, первая кучка тоже как-то быстро исчезла – что-то было неправильно постирано, что-то неудачно поглажено и так далее. Взамен Елена купила мужу красивые белые, насыщенно-зеленые и светло-фиолетовые футболки, особенно ей нравилась одна с цветочками и птичками, которую она заставляла мужа надевать очень часто. Именно эта футболка и помогла ей сделать следующий важный шаг в выстраивании правильной семейной жизни.

У Алексея, человека добродушного и очень общительного, было много друзей, и этот факт Елену не очень радовал. Ведь главное – это дом, семья и будущие дети. А друзья, по ее мнению, только зря отнимали время и мешали полноценному семейному общению. Не говоря уже о том, что на этих сборищах мужчины всегда выпивали, сплетничали о женщинах, смотрели футбол и занимались другими совершенно бессмысленными с ее точки зрения вещами. Елена сразу же после начала знакомства решила, что друзья Алексею не нужны. У него есть она – и этого для счастливой жизни более чем достаточно. Но естественно, до свадьбы этот вопрос не поднимался, хотя, она это чувствовала, друзьям Алексея она почему-то не очень понравилась. Один даже написал под фотографией Елены в соцсети: «С пивом потянет», – чем заслужил ее искреннейшую и чистейшую ненависть. Это она-то, умница и красавица, «с пивом потянет»?! И Алексею, конечно же, было запрещено произносить при Елене имя этого друга. Ну так вот, фотография Алексея в футболке с птичками и цветочками была тоже вывешена в интернете и собрала массу насмешливых комментариев. В основном все сошлись на том, что в футболке с этим рисунком он выглядит на редкость идиотски. А одна приятельница Алексея, с которой у него когда-то был роман, давно перешедший в спокойную дружбу, вообще написала, что холодные оттенки ему не к лицу, а этот цвет в особенности не подходит. Но ведь это был любимый цвет Елены и ее любимая футболка! Да ее в жизни никто так не оскорблял! Этой мерзкой бабе она прямо так и ответила: мол, заведи себе мужа, если сможешь при твоей-то внешности, и указывай ему тогда, что носить. После чего пришлось закатить истерику Алексею и потребовать – либо она, либо эти люди. Муж мучился, страдал, два дня ходил из комнаты в комнату, так что Елена начала уже собирать вещи, чтобы ехать к себе, когда он все-таки пришел к ней и сказал, что она его жена, родной ему человек, он ее очень любит и, конечно же, выбирает именно ее. В результате комментарии этих ложных друзей с плохим вкусом были удалены, никаких встреч с ними больше не было, да и сами эти люди потихоньку со временем куда-то пропали. Может, муж с ними как-то и общался, но Елена больше их не видела ни в виртуальной сети, ни в реальности. Никаких проблем с одеждой тоже больше не возникало, потому что от хорошей сытой жизни Алексей начал толстеть, старые вещи сделались ему малы, а новые покупала уже сама Елена, и разумеется, такие, какие ей нравились. Она же определяла, что мужу надеть в том или ином случае, так как не доверяла ни его вкусу, ни способности к правильному выбору.

Еще одним неприятным моментом было наличие у мужа родственников. Не раз Елена вспоминала фразу из какого-то фильма о том, что жениться нужно на сироте. Но Алексей сиротой как раз не был, у него имелись очень немолодые родители-пенсионеры, бывшие школьные учителя с жесткими и непререкаемыми взглядами на жизнь. Отец мужа когда-то преподавал физкультуру, а мать – биологию. Алексей был у них единственным, да притом еще и поздним ребенком. Конечно, в свое время ему ни в чем не отказывали, и у него было абсолютно счастливое детство. Именно родителей мужа Елена мысленно винила в том, что они вырастили его таким закоренелым эгоистом, полностью сосредоточенным исключительно на своих желаниях. Не говоря уже о том, что родителей своих Алексей очень любил, старался бывать у них как можно чаще и вообще прислушивался к их мнению, что могло в будущем представлять определенную опасность – ведь Елена хотела быть в своем доме полноправной хозяйкой. В общем и целом родители мужа отнеслись к ней вполне доброжелательно, но Елена прямо-таки нутром чуяла, что она им не нравится. К сожалению, никаких внешних проявлений этой неприязни не было, так что ей поначалу не на что было даже и пожаловаться. И потому первый год, а поженились они весной, Елене пришлось чуть ли не каждые выходные ездить вместе с мужем на подмосковную дачу и старательно делать вид, как ей приятна эта жизнь без газа, водопровода и с туалетом во дворе. Но, как известно, капля камень долбит и ночная кукушка дневную всегда перекукует, так что постепенно Елене все-таки удалось внушить мужу мысль о том, что его родственники ее недолюбливают. Да, превратить несколько холодных замечаний в факты проявления крайней степени неуважения было нелегко, но влюбленный мужчина, как правило, доверчив и готов поверить всему, что говорит обожаемое существо. Ну а после того как эта неприязнь стала признанным фактом, ничего не стоило сократить количество и продолжительность визитов к родителям Алексея, который не хотел, чтобы любимая жена хоть в чем-нибудь испытывала малейшее неудобство. Отпускать мужа к родителям одного Елена тоже не решалась – мало ли там что они ему наговорят? И вообще они как самая настоящая семья должны были все делать вместе и во всем друг другу помогать. Но для полной реализации принципа «все делать вместе» оставалось последнее препятствие – увлечение мужа спортом.

Алексею очень нравились горные лыжи и велосипед. Причем велосипедов у него было целых два – один для езды по гладкому шоссе, а другой для пересеченной местности. Еще он регулярно ходил кататься на лыжах в специальный спортивный центр, ездил на горнолыжные курорты, а летом любил совершать многокилометровые велосипедные прогулки. Сила и страстность этих увлечений, которыми он явно был обязан отцу, Елену даже немного пугали. Нет, в нормальной семейной жизни таким занятиям не было места. Рано или поздно появятся дети, нужно будет уделять все время им, а пока у Алексея была Елена, он должен был заниматься только ею, и больше ему ничего, по ее мнению, не могло быть нужно. Проще всего оказалось избавиться от горных лыж, потому что Алексей со свойственной ему основательностью не катался просто так, а брал специальные уроки у инструкторши – очень красивой брюнетки, с которой его связывали, как он утверждал, исключительно дружеские отношения. Разыграть приступы ревности, с блеском провести два-три скандала и наконец, объявив «или я, или твои лыжи», уехать к себе – было для Елены делом легким и уже даже каким-то привычным. Она знала, что права, ведь впереди у них была долгая совместная жизнь, рождение и воспитание детей. Эта великая цель оправдывала все применяемые ею средства – ведь только полный контроль над мужчиной гарантировал их детям уверенность в счастливом будущем.

Именно об этом Елена думала, сидя с чашечкой кофе у себя на кухне и глядя на отключенный мобильный телефон. Она не стала зажигать свет, ей вполне хватало отсветов от экрана телевизора, на котором показывали документальный фильм о путешествиях. За окном снова была промозглая осенняя ночь. Через несколько минут Елена отключила звук, потому что ее стал раздражать деланно бодрый голос диктора, с необыкновенным энтузиазмом рассказывавшего о красотах Южной Азии. В тишине размеренно тикали на стене большие круглые часы, из недовернутого крана капала вода, и от соседей сверху доносился мелкий дробный топот детских ножек. Елена с неудовольствием осознала, что кухня в квартире Алексея ей нравится гораздо больше своей, и вообще вся та жизнь, размеренная и обеспеченная, заполненная множеством дел и забот, стала ей за это время как-то ближе и органичнее. Так что если мужу действительно захочется взбрыкнуть… Впрочем, она не сомневалась в том, что победит, и конечно, оказалась права: Алексей не выдержал и дня, приехал к ней и дал слово, что больше не будет кататься на горных лыжах. Где-то через год она сменила гнев на милость и разрешила ему снова попробовать, даже поехала с ним в лыжный центр, чтобы сидеть в кафе, читать модный журнал и присматривать за тем, как он там катается. Катание после большого перерыва у Алексея получалось не очень хорошо, так что повторения этого скучного для нее мероприятия не последовало. Что касается велосипедов, то они стали ездить вместе. Но учитывая, что любимой дистанцией мужа было сто километров, а вместе они проезжали дай бог чтобы пятнадцать, и эта практика постепенно сошла на нет. После этого у мужа Елены не осталось никаких личных пристрастий и привязанностей, даже музыку он начал слушать не ту, которую любил, а ту, которую выбирала она, а про фильмы тут уже и говорить нечего.

Итак, в результате примерно через два года после свадьбы путем неустанных трудов Елена получила своего идеального мужа – точно такого, какой ей был нужен: послушного, внимательного, всегда готового помочь и поддержать, занимающегося в жизни только ею и живущего только ее интересами. Подруга Лиза, не верившая в успех всего предприятия, была посрамлена. Подруга Анфиса, которой ее бой-френд за это время так и не сделал предложение, смотрела на Елену как на непререкаемый авторитет и даже подумывала последовать ее совету и избавиться от своих многолетних бесперспективных отношений. Теперь Елена могла по праву наслаждаться жизнью и спокойно планировать в будущем увеличение счастливого семейства. Но она не торопилась – пока можно было и подождать, пожить еще немного для себя, поездить по миру, пофотографироваться на фоне самых красивых достопримечательностей Европы и Азии. Тем более что сначала муж очень хотел детей, а потом как-то постепенно перестал об этом упоминать. От ее прекрасной кормежки он растолстел, сделался тяжелым и неповоротливым и большую часть свободного времени проводил на диване перед телевизором. В общении с женой он, пожалуй, теперь чаще был молчаливым и задумчивым, смотрел иногда на нее странным таким взглядом, суть которого Елена не могла бы точно определить.

И вообще по сравнению со временем знакомства Алексей стал более мрачным и раздражительным, но это все равно выливалось на окружающих и никак не затрагивало саму Елену. Более того, это было даже к лучшему, потому что он переругался почти со всеми своими друзьями и родственниками, забросил старые привычки и больше не беспокоил ее детскими капризами и совершенно неуместными желаниями. Но в любом случае Елене уже было не до психологических экскурсов – она наслаждалась этим полным счастьем, созданным своими же собственными руками. Да и их совместная жизнь ее стараниями была очень насыщенной: они ходили на все премьеры в кино, иногда выбирались в театры, посещали все новые выставки, ездили в Европу, отдыхали на модных курортах. И по мнению не только Елены, но и всех окружающих, представляли собой образцовую современную семью. За исключением работы, которая приносила деньги и потому в глазах Елены оставалась неприкосновенной, муж смотрел только на нее и занимался только ею. У Алексея не было больше ни своих мыслей, ни желаний, он безо всякого скандала послушно выполнял все, что от него требовала Елена. Это был венец ее усилий, которым она по праву могла гордиться.

 

* * *

В этих славных занятиях прошло еще около года, и наконец Елена все-таки задумалась о детях. Мать посоветовала им обоим непременно пройти медицинское обследование. В процессе хождения по врачам у Елены обнаружились неожиданные болячки, которые нужно было обязательно пролечить до беременности. Муж всячески ее поддерживал и ободрял, возил к докторам, узнавал про самые лучшие клиники, а вечерами сидел и рассматривал в интернет-магазине картинки с детскими вещами. Более внимательного и трепетного отношения к себе Елена еще в жизни не встречала, даже родители обращались с ней гораздо более небрежно. Она даже начала подумывать, не разрешить ли мужу снова одному ездить на велосипеде или встретиться разок-другой со старыми друзьями. Меж тем лечение было окончено, все анализы сданы и получено положительное заключение врача. Елена ехала домой и думала о том, что совсем скоро их жизнь изменится. Это ее немного пугало, но она понимала, что с таким мужем, как Алексей, ей бояться совершенно нечего. Впереди их ждало счастливое будущее – то самое, ради которого она так долго и старательно трудилась. Елена представила большую светлую кухню (квартиру надо будет, конечно, поменять), солнечные лучи сквозь ослепительно чистое окно, круглый стол, сидящих за ним веселых детишек и спокойного довольного мужа – все то, о чем она мечтала все эти годы и к чему так упорно стремилась. Конечно, они купят себе загородный дом (если что, родители помогут) и будут уезжать туда на все лето. Она будет сидеть в шезлонге на лужайке, смотреть, как дети играют в мячик и с удовольствием вспоминать о несчастных подругах, которые так и не смогли правильно устроить свою личную жизнь. От этих мыслей на душе стало легко и приятно. Все-таки это очень здорово – поступать в жизни правильно, так, как надо. Это дает не только ощущение своей правоты, но еще и располагает вокруг человека события его жизни таким образом, что у него все получается очень хорошо и удается выполнить задуманное.

Елена поставила машину, зашла в подъезд, вызвала лифт, и все время, пока поднималась на свой этаж, улыбалась удовлетворенной кошачьей улыбкой, глядя в зеркало на себя – на человека, сумевшего стать творцом своей судьбы. На площадке у соседней двери стояла розовая детская коляска, в которой лежал забытый темно-серый слоник. Елена с улыбкой взглянула на игрушку, открыла свою дверь и крикнула: «Милый, я дома!» Но ответа не получила. Мужа дома не было, хотя в это время быть дома он уже должен. Более того, в привычной домашней обстановке произошли какие-то неявные изменения, однако какие именно, понять почему-то было довольно трудно. Елена пожала плечами, разделась, еще раз посмотрела на себя в зеркало, прикинула, как будет выглядеть с большим круглым животом, и картинка эта ей не очень понравилась. Кстати, и хорошая одежда для беременных стоит очень-очень дорого. Елена нахмурилась, но тут же утешила себя тем, что это будет все-таки ненадолго, а потом они станут счастливой большой семьей, точно такой, какую показывают в телевизионной рекламе. Но все-таки позвольте, где же муж? Она достала телефон и набрала его номер. Абонент был недоступен. Ну ничего, пусть только вернется, пусть!

Елена прошла на свою уютную кухню. Здесь все блестело и сверкало необыкновенной чистотой. На окне висели красивые фиолетовые шторы. По полкам была расставлена посуда, привезенная из многочисленных поездок. Стулья – она всегда на этом настаивала – были аккуратно придвинуты к столу. Так, а это что за непорядок? Посреди стола на светло-фиолетовой скатерти лежал белый листок бумаги с какими-то буквами. Ага, значит, муж приехал домой раньше и уже куда-то ушел, оставив ей записку. Хоть это и несколько странно – кто в наше время, когда можно легко позвонить или прислать смс, пишет записки? «Ну ладно, спишем это на счет его старомодного воспитания. Еще один минус родителям», – с неудовольствием подумала Елена и взяла бумажку. Она несколько раз пробежала глазами записку, но почему-то никак не могла понять, что в ней содержится. Вроде буквы и слова были все знакомые, а общий смысл от нее почему-то ускользал. Елена поднесла бумажку поближе к глазам и прочла вслух ровно следующее: «Дорогая, я полюбил другую. Завтра подаю на развод. Пожалуйста, собери свои вещи и освободи квартиру. Даю тебе три дня. Алексей».

Наверное, ей следовало упасть в обморок, но Елена просто не могла понять, что она чувствует. В такой ситуации нужны были какие-то бурные эмоции, а внутри нее не было ничего – ни разочарования, ни опустошенности, ни даже злости – вообще ничего. Она скомкала бумажку, подошла к окну и попыталась представить, как Алексей со своей брюнеткой-инструкторшей несутся на лыжах по крутому склону в клубах сверкающей снежной пыли, переглядываются и громко смеются – смеются как абсолютно счастливые люди. Но и это не помогло. Тогда Елена порвала бумажку на мелкие клочки, взяла молоток для отбивки мяса и начала спокойно и методично, предмет за предметом, превращать в мелкий порошок всю попавшуюся ей на глаза стеклянную посуду.

 

Тверь-Москва

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера