АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Добровольский

Самый лучший воск. Стихотворения

ECCE HOMO

 

Свобода – лишь зеркало

бессилия силы,

не желающей понимать:

так зло истребляет себя,

овладев твердыней,

так количество захлебывается

в конечном,

так готы, разрушив Рим,

его продолжают,

так Спаситель висит на кресте,

ибо кто его снимет?

Так время струится,

а память уходит, шурша

газетной бумагой,

а свет прилипает к свету,

оставаясь вне списка живых.

Так страдание – только игрушка,

для отвода глаз,

ибо

сердце

молчит

перед силой,

как звезды.

Тихо плача детьми.

И жизнь обращается к смерти, пока

одна смерть охраняет жизнь

как непонятую основу.

 

 

***

 

тикает дом бревенчатый

в собольей шубке мышей;

тикает дух временчатый,

я всю жизнь унижал

тебя – будущим,

а ты – как цветы,

то есть:

ничто тебя

не восполнит,

ни нежное время, ни ты…

Невосполнима – ты,

раненые муравьи,

я принесу тебе карандаши

 

 

ЦВЕТЫ

 

тихое волшебство

тех, кто привстает на цыпочках

чтобы легко вглядеться…

и дотронуться

тем верней

 

 

МЕТЕЛКИ

 

Ветер колышет их:

словно сыплется снег

или песок в стекле времени

шелестит, раскаляясь;

или то сам ветер –

как это ни странно –

шепеляво сыплется в них?!

Бубенчики-бубенцы.

 

 

***

 

смотрю на твою фотографию, бабушка

какая же ты была легкая в старости

как стружка летящая от рубанка

а после смерти лежала

и видно было: стала еще легче

вот была бы ты сейчас здесь

такая же легкая

только живая

как зернышко на ладошке

а я бы тебя,

бегом и вприпрыжку –

нёс, нёс, нёс, …

 

 

Я ЗОЛОТЫЕ ЖГУ СНЕГА

 

я золотые жгу снега

и пахнет мятой прелых яблок,

а вся округа будто тонет –

вся в жилках розово-озерных:

играют дети на задворках.

 

мне героизм зеленый этот,

что я сейчас изжег из плена –

ласкает дедовскую душу;

я золотые жгу седины –

и запечатываю воском самым тонким

 

музыку, вынутую

из огня, –

ту самую, которая звучит.

пчелиная забота постоянна –

и радуются талые снега.

 

я вынимаю самый плен,

верчу его на круге на гончарном;

вот, насекомые слетаются

на лампу – и в их жужжании,

покуда крылья лепят свет, –

 

узор труда, таинственный узор

из предпочтений, укор сердечный

делу моему – деду моему,

а кто им ближе нас?

Лишь птичьи отпечатки – лапки

 

на зернах медовых, да

вечера золотистая кайма

на амфоре их поющей…

Лишь горы ворошить,

лишь горы ворошить, – печать труда:

 

на амфоре, ими поющей,

на серебре густого эха,

на вышине из елей их –

лишь горы ворошить,

горы ворошить,, радугой вставать.

 

укачиваю молот на коленях –

поют уключины

в неведомых нам лодках;

играют дети на задворках;

и разлетаются куски движений новых,

что запечатываю самым лучшим воском.

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера