АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анатолий Кочанов

Мы отсюда родом


Несколько лет назад на одном шумном мероприятии я оказался за одним столом с симпатичной женщиной. Мы разговорились, и оказалось, что наши родовые еврейские корни уходят к одному небольшому городку на границе РФ и Белоруссии.

Город этот называется Мстиславль.

Возникла идея побольше узнать о наших дедах и отцах, живших в этом городке.

Для начала открыл БСЭ 1981 года издания.

Город Мстиславль – почти ровесник Москвы. Основан в 1156 году. Далее сухая короткая справка о народах, проживавших там. Ни слова о евреях.

Евреи впервые упомянуты здесь в летописи в 1649 году, хотя известно, что первая деревянная синагога была построена еще в 1636 году и была разобрана только перед Второй мировой войной.

По Википедии, 300-летняя история евреев в городе Мстиславле закончилась в 1941 году, когда из 10500 жителей было расстреляно фашистами 1300 человек еврейской национальности, а точнее – все евреи города, не успевшие его покинуть.

После войны советская историческая наука полностью стерла несколько веков пребывания евреев в этих местах, а для евреев в отказные и отъездные семидесятые годы ХХ столетия выдохнула из памяти и забыла окончательно.

Оказалось, что вместе с БСЭ и мы забыли свое недавнее историческое прошлое, которое наравне с библейскими героями должны были бы передать нашим детям и внукам.

Итак, город Мстиславль. До первого раздела Польши и перехода этих земель к России в 1772 году это был главный город Мстиславской губернии с населением без предместий в 2850 чел., из них евреев – 959 чел. В том числе купцов-христиан было 9 человек, а купцов-евреев 99 человек.

Город был пограничный, и большим несчастьем для жителей стала Северная война 1700-1721 гг., во время которой Россия воевала со шведами за выход в Балтийское море. Война и связанные с этим постой войск, голод и грабежи населения.

Так, 13 августа 1708 года царь Петр I посетил город. Он побывал в синагоге и выслушал жалобы евреев на мародерство солдат. Петр заступился за евреев, остановил погром и строго наказал зачинщиков. Тринадцать солдат было повешено.

Этот день был записан в кагальном пинхосе: «28 элула 5463 г. пришел кесарь, называемый царь московский по имени Петр, сын Алексея, со всей ратью своей – огромным, несметным войском. И напали на нас из народа его грабители и разбойники, без его ведома, и едва не дошло до кровопролития. И если бы Господь Б-г не положил царю на душу, чтобы он самолично зашел в нашу синагогу, то, наверное, была бы пролита кровь. Только с помощью Б-жьей спас нас царь и отомстил за нас и приказал повесить немедленно тринадцать человек из них (громил), и успокоилась земля».

Другое событие, получившее широкую огласку, произошло в 1801 году.

Оно было связано с крещением в городе двух еврейских мальчиков без согласия родителей.

Это вызвало серьезные волнения среди еврейского населения. Кагальное правление обратилось к руководству города с просьбой возвратить мальчиков в еврейство. Выяснением обстоятельств случившегося занялся городничий Дображанский. Результаты он доложил Витебскому губернатору. К донесению были приложены свидетельства десяти человек. Рассмотрев обстоятельства дела, губернатор запретил проводить это крещение. Сохранился документ, подписанный князем Лопухиным 14 октября 1801 года о расследовании, учиненном по делу о крещении иезуитами в Мстиславле двух малолетних еврейских мальчиков. Об этом было доложено императору Александру I. Царь указал ксендзам на неправильность и предложил им загладить вину перед отечеством.

Во время войны 1812 года на первом этапе русские войска отступали, и 17 августа 1812 года в город Мстиславль вступили французы.

Еврейские общины были полностью на стороне России. Первый из Шнеерсонов – Алтер Ребе – убеждал хасидов помогать русским войскам. 4 ноября 1812 года город был освобожден регулярными отрядами, действующими вместе с партизанами Мстиславля. Два еврея, Диллон и Зонненберг, состояли при штаб-квартире императора Александра I в войсках, и император остался ими доволен.

Ближе к середине XIX века евреи составляли уже большую часть населения Мстиславля – 3815 человек. В городе была одна деревянная синагога и 7 деревянных молитвенных домов.

В конце 1843 года произошло событие, вошедшее в историю по названием «Мстиславское буйство».

29 декабря 1843 года солдаты обнаружили в еврейской лавке два ящика контрабанды. Они хотели отвезти ящики в полицию. Еврей-извозчик везти их отказался, солдаты избили его и прикладом ружья тяжело ранили в голову.

С базарной площади сбежалась толпа и стала теснить солдат.

Начальник инвалидной команды, будучи навеселе, и, «видя удобный случай поколотить жидов», приказал солдатам бить евреев. Полилась кровь. Толпа разбежалась. Местные власти опасались, что евреи станут жаловаться, и был составлен акт о контрабанде и нападении на конвой, чтобы отбить товар.

Но в тот же день одумались и составили новый протокол, где отметили, что «при выемке контрабанды никакого помешательства не происходило».

Однако некий Арье Брискин, выкрест, он же Александр Васильев, торговый посредник, затаивший злобу на местных евреев, заставил начальника инвалидной команды потребовать с хозяина лавки деньги, но торг не состоялся, и дело о «бунте» ушло в Могилев.

Дело немедленно переправили в Петербург. Тема была серьезная: триста евреев пытались отбить контрабанду и нанесли жестокие побои конвойным.

Министр внутренних дел сдержанно отнесся к этому донесению в ожидании дополнительного расследования, но Николай I категорически и без промедления повелел: «Главных виновников по этому происшествию предать военному суду, а между тем за буйственный поступок евреев того города – взять с них с (каждых) десяти человек одного рекрута».

Известие ошеломило евреев города. Они и так с трудом выполняли ежегодную норму поставки рекрутов, сдавали в армию калек и детей, а теперь с них требовали еще сто девяносто три человека. Вся община со свитками Торы, рыдая, пошла на кладбище, и там они три дня постились и молились над могилами предков, прося о заступничестве. Но в городе начала работать следственная комиссия, и открылся пункт по приему рекрутов. Чиновник из Петербурга сообщал, что специально назначенные люди «без всякого сострадания днем, а более в ночное время, ездили на подводах и забирали евреев, начиная с семи лет, в полицию и в пожарный дом, без всякого стыда торговались за выпуск и освобождение от рекрутства...»

На защиту городских евреев встал купец Ицхак Зеликин из Монастырщины (поселок вблизи Мстиславля). Его называли реб Ицеле Монастырщинер. Он был самым обыкновенным евреем и даже не особенно ученым, но вел серьезные дела и держал казенные подряды. Был известен деловыми связями с влиятельными людьми и часто помогал евреям деньгами, советами и ходатайствами.

Оставив мстиславских евреев молиться в синагогах, реб Ицеле отправился в Петербург. В столице он сумел передать прошение Главному начальнику Третьего отделения Собственной Е.И.В. канцелярии графу Бенкендорфу и тот после проверки доложил Николаю I. Была создана еще одна следственная комиссия с участием чиновников из Петербурга. Эта комиссия определила, что евреи не собирались отбивать контрабандный товар, а драку начали солдаты. Доносчиков-лжесвидетелей и некоторых чиновников велено было отдать под суд, но, самое главное, царь повелел прекратить набор в рекруты сверх нормы, а кого взяли дополнительно, вернуть домой. Практически только через год, 2 ноября 1844 года (3 кислева 5605 года), в Мстиславль прибыл чиновник по особым поручениям и на площади объявил евреям о царском повелении. После восторгов и выражения благодарности государю все еврейское общество отправилось в синагогу молиться Б-гу, и многие годы люди читали благодарственные молитвы, и всегда в молитвах упоминался заступник реб Ицеле Монастырщинер.

Описавший «Мстиславское дело» историк С.М. Дубнов отмечал, что в еврейском документе видится подражание стилю библейской книги Эсфирь.

Поэтому в день 3 кислева по аналогии с Пуримом совершалось общественное торжество с чтением благодарственных молитв в синагогах. Как и в Пурим, накануне соблюдался пост.

В Мстиславле жил и умер знаменитый рабби Гилель. Он же Гилель бен Цели Вилейковский. Состоял в 1893-94 годах членом раввинской комиссии в Петербурге. Когда он умер, его хоронили тысячи евреев. На его могиле был установлен склеп, разрушенный во время фашистской окупации.

В 1860 году в Мстиславле родился Семен Маркович Дубнов. Будущий знаменитый историк был потомком знаменитого каббалиста XVIII века Иосифа Дубно. В молодости C.М. Дубнов был сторонником хасидизма. С 1882 года Дубнов сотрудничал с журналом «Восход». В 1880-1900-х годах С.М. Дубнов работал в Одессе, Вильно, Петербурге. Читал лекции. Позже был главным редактором издания «Еврейская старина». В 1920-е годы эмигрировал в Литву, а затем в Германию и Латвию. В 1941 году великий еврейский историк Семен Маркович Дубнов погиб в Рижском гетто.

В июле 1941 года в Мстиславль вошли немецко-фашистские оккупанты.

Зверства фашистов в Мстиславле по своей жестокости сопоставимы с событиями в Бабьем Яру. Если про трагедию в Киеве знает весь мир, то про Кагальный ров мало кто слышал. В один день 15 октября 1941 года фашисты согнали всех оставшихся в городе евреев на окраину, к Кагальному рву, где их заставили сначала раздеться, а потом они все были расстреляны.

Только в 2006 году в Иерусалиме был показан фильм «В окрестностях города Мстиславля», описывающий эти страшные события.

Сегодня, когда почти не осталось свидетелей того времени, мне удалось поговорить с раввином Мишуловиным, отцом раввина синагоги на Б. Бронной Михоэла Мишуловина, прилетевшего из Америки на обрезание внука в июле 2014 года. Их семья жила в одном из городов в тех же краях.

Началась война, и его отцу с семьей предложили срочно эвакуироваться на восток, и их вывезли из города в товарных вагонах.

Самому Мишуловину в то время было только 11 или 12 лет. Но он хорошо помнит, что уехало мало еврейских семей, многие остались. Как рассказал Мишуловин, все родные и знакомые были старше его отца, который родился 1901 году, и помнили Первую мировую войну. Тогда отношения между германскими военными и евреями складывались вполне миролюбиво, но в то время помнили погромы белых и жестокость буденовцев.

В этом, наверное, и кроется наряду с хаосом начала войны объяснение тому, почему большинство евреев не двинулись с насиженных мест и стали жертвами чудовищной катастрофы в истории еврейского народа, в результате чего практически был уничтожен целый идишский мир как важнейшая часть всеобщей еврейской истории и культуры…

В свою очередь канва жизни таких городов, как Мстиславль, помогает нам понять и лучше узнать еврейскую историю и культуру последних четырех столетий пребывания в рассеянии.

 

Об авторе: Анатолий Авсеевич Кочанов – аналитик по проблемам демографии, член Попечительского совета Агудас Хасидей ХаБаД (Москва).

К списку номеров журнала «ИНФОРМПРОСТРАНСТВО» | К содержанию номера