АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Станислав Бельский

Узелки

Станислав Бельский (Днепропетровск)

родился в 1976 году. Работаю программистом. Мои стихи появлялись в журналах и альманахах "Воздух", "Дети Ра", "Зинзивер", "Волга", "День и ночь", "Стых", "Аркуш" и "Арт-шум", на интернет-ресурсах "Топос", "Другое полушарие", "Сетевая словесность", "45-я параллель", "Точка зрения", "Пролог", "Новая литература" и др. Опубликовал книгу стихов "Рассеянный свет" (Днепропетровск, "Лира", 2008).

* * *
остывший розовый налёт
развалины рассерженного духа
послушная и гибнущая сталь
картина дивного упадка

освистанная молодость вошла
в твой мозг как в шкаф огнеупорный
таинственные мыши съели
последний ломоть веймарской луны

верни в свои заплечные мешки
тугое колесо морского гула
уверенный плечистый свет
и мёрзлую оплёванную землю

СЕКС

1.

надо осознать начальные условия
точно сформулировать задачу
описать город полный пьяных теней
улицы с фаллическими фонарями
ведущими к твоему дому
то как ты раздвигаешь ноги
когда обнимаешь ими мужчину
твоё выражение лица
когда чувствуешь хлынувшее семя
вся поэзия мира
стоит копейки
в сравнении с твоей тридцатилетней п...й

2.

секс стал ежедневной работой
дипломатическим каналом
между женской и мужской
половинами семьи
если мы не трахаемся
то теряем этот мир
в такой день исчезает
старая железнодорожная ветка
колокольня над рекой
или кто-то из старых знакомых

3.

ты отдаёшься похвально
терпеливо
с прилежанием отличницы
с дотошностью преподавателя

ты отдаёшься нервно
не успев вымыть руки
прямо в коридоре
возле пакетов с покупками

ты отдаёшься на балконе
смотрите соседи
закончив развешивать бельё
закончив развешивать бельё

ты отдаёшься в ванной
ничего нет банальнее ванной
с чёртовой стиральной машиной
о которую ты бьёшься спиной

я не говорю о кухне
лучше молчать о кухне
видевшей столько любви
уставшей от утренних оргий
когда нам пора на работу
когда мы спешим на работу

ИЗВЕСТНЯК

1.

Тонкими линиями,
нечёткими штрихами
рисует время
у нас на лицах.

Душа - хрупкий стол,
заставленный снедью.


Каждая ночь, как волна,
оставляет следы в песке.

Надо выучить наизусть
алфавит шершавых ладоней,
известняковых туч
и солнца,
играющего ключами.

2.

Утонувшие
в подземных озёрах,
в подоплёках,
в неопределённых праздниках,
голые,
как растревоженные ульи,

мы видим солнце
по дороге к трамваю
с восьми до полдевятого утра,
и находим следы крупных зверей
в наших комнатах
по вечерам.

Билетёры,
химики, эльфы -
мы ищем защиты
от электричества
в утешительных соитиях,
в тенистых садах
пищеварения.

Мы похожи
на уравнения без неизвестных,
на звёзды без глаз,
на скомканную одежду
строителей неба.

3.

Хватит перебирать
перья лежалых мелодий.
Пора монгольскую спесь
бросить на приступ твердыни.

Раскольничье, вдовье небо
брезжит, как улей смерти.
Администратор скорби
кормит волков бумагой.

Варвары роют ямы,
хоронят в них свои тени.

УЗЕЛКИ

2.

Осень завладела наследством,
вязким,
как голова Сальватора Дали.
Сопротивление бесполезно,
крылья ангелов буксуют,
и простейший вопрос
теряется по дороге
от моих губ до уха любимой.

3.

У тебя одно колено сладкое,
а другое горькое,
словно источники,
несущие воды жизни и смерти.

К тому же ты залетела.

4.

Сегодня я могу написать
очень странное стихотворение,
похожее на угольный пласт
с отпечатками древних насекомых.
Боюсь только - некому будет
перевести его на русский язык.

5.

Известия о смерти воздуха
оказались преждевременными.
Утром он снова пришёл -
пасмурный зверь
со свалявшейся шерстью -
и облизал меня длинным
лоснящимся языком.

6.

Штиль охватил душу -
как будто красивая женщина
оплела меня ногами,
и я битый час
боюсь пошевелиться,
чтобы она не проснулась.



НОВОСТИ

1.

У тебя есть заколка
в виде ноты
а у меня отмычки от всех подъездов

Упрямые факты
вечно цепляются за твоё платье
и оставляют затяжки

Уже год ты пишешь роман
главный герой которого
сейчас в полпервого ночи
возит по лицу бривой Харьков
выдувает волоски
и долго-долго
смывает их в умывальнике

4.

Если уж ты не спишь,
изволь тратить бессонницу с толком.
Как ни прекрасны
бесплотные страны,
куда тебя зовёт онанизм,
вряд ли,
вряд ли
это то, что тебе нужно.
Сегодняшняя бессонница -
простоволосая поэма,
надо только подобрать к ней ключ,
надо
потерять себя во тьме,
ограниченной
стенами твоей квартиры,
телом спящей жены,
бронзовым снегирём памяти.
Ты никуда не спешишь,
и вещи становятся вещами,
книги - книгами,
друзья - друзьями.

Пора сменнить пластинку.
Тебя съело с потрохами
то кино,
которое ты смотришь и пересматриваешь.

8.

Это вторник,
обычное утро,
оставленное на разграбление
таким, как я: тунеядцам,
нотариусам, проституткам.
Мне холодно. даже не хочется
вынуть руку из-под одеяла
и взять листки со стихами.
Лучше думать о женщинах,
о тёплых женских телах.

11.

правда стучится
в холодное сердце
это какафония
недельная бессонница
ноябрьская жижа
это родственники
которых ты закопал
подальше в памяти
и простил себя за это

ты можешь положиться
на два своих главных таланта
равнодушие и забвение
они не подведут
разве что презрение выбьет пробки
или голодное семя затопит подвал

из всего можно выжать
уютный стишок
даже из болезни
даже из смерти

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера