АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Екатерина Полянская

Махаон. Стихотворения

МАХАОН

 

За еловой стеной,

            за торжественным хором сосновым,

Где косые лучи меж ветвей

                        паутинку сплели,

Есть лесная поляна,

            заросшая цветом лиловым –

Там танцуют стрекозы

            и грузно пируют шмели.

 

День звенит и стрекочет,

            кружится, мерцает, мелькает…

Только перед закатом,

            когда в золотой полусон

По стволам разогретым

            смолистые капли стекают,

Приплывает сюда на резных

            парусах махаон.

 

Он неспешно плывёт и,

            как чистая радость, искрится,

Так несуетно-царственен

            и от забот отстранён.

Всё встречает его:

            и цветов изумлённые лица,

И гуденье шмелей,

            и беспечных кузнечиков звон.

 

С каждым вздохом крыла

            отлетает он выше и  выше,

Свет вечерний дрожит

            над моим неподвижным плечом.

И взрывается время,

            мешая не бывшее – с бывшим.

И душа вспоминает.

            И не понимает – о чём.

 

* * *

 

Зимний рассвет в окне,

            выстуженно-огромном,

Не позволяет мне жизнь

            переждать в укромном

Месте, и, как сверчку, облюбовавши щёлку,

В ночь, в не свою тоску

            просвиристеть – прощёлкать.

 

Утренний неуют звонок в пустой квартире,

Шторы – потуже в жгут,

            двери – пинком пошире.

Холодно и светло, и чересчур просторно,

В тоненькое стекло ветер стучит упорно.

 

Тоненькое стекло, изморози иголки,

Остро и слишком зло бьётся

            пульс на осколки.

И, смешав имена, судьбы и крошки хлеба,

Хлещет в провал окна

            яростный холод неба.

 

* * *

 

Вьётся в тамбуре дым,

            разговоров дорожных отрава

растворяется в нём и вдыхается

            странно – легко.

Нет, вы не помешаете мне,

            мой попутчик лукавый…

Да, конечно, – домой…

            Далеко, ещё как далеко!..

 

Отчего я курю? –

            Не сорваться с крючка у привычки.

Почему я пишу? –

            Ах, сама я в потёмках бреду:

Не подходят ключи,

            и ломаются напрочь отмычки,

Выбьешь дверь – и с рассудка

            сорвёшься на полном ходу.

 

Растворяется сахар в стакане

            крепчайшего чая,

Растворяется память в мелькании

            дней и забот…

Да, скучают и ждут,

            с нетерпением ждут и  встречают.

Да, конечно, – везёт…

            Очень тряско, и всё же, – везёт.

 

Мир, конечно же, тесен.

            А мы, оставаясь чужими,

Распростимся и вряд ли ещё раз

            увидимся в нём.

Но  когда-нибудь я чиркну

            спичкой и высвечу имя,

И мелькание станций, и тени

            за мокрым окном.

 

И покажется мне, что не сказано

            было так много.

Но насмешливый ветер

            подхватит крутящийся хлам…

Улыбнитесь, попутчик.

            Под нами грохочет дорога,

И сжимается время,

            разрубленное пополам.

 

* * *

 

                      Памяти Д.С.

 

А жизнь – была. На даче в Озерках

Играли в бадминтон, чаи гоняли.

И смерть, казалось, вовсе отменяли

Улыбка, взмах руки, ракетки взмах.

А жизнь – была. Под выстрелом в упор

Чирикала себе беспечной птичкой.

Ломались копья, спички и привычки,

Летел воланчик за чужой забор.

 

Водой сбегая с лопасти весла,

Сухим песком сквозь пальцы протекая,

Нелепая, такая и сякая,

Она – была. О Господи, – была!

 

НАСТАВЛЕНИЕ СЫНУ

 

Не копи барахла.

            Ты немного удержишь в руке.

От погони, к тому же,

            вернее уйдёшь налегке.

И запомни ещё то, что я повторяла не раз:

Ни одна из вещей никогда

            не заплачет о нас.

 

Одевайся лишь в чистое –

            мы ведь не знаем с тобой,

И не знает никто,

            когда примет последний свой бой.

В Бога веруй, и кланяйся только

            Ему одному.

У людей не проси.

            Подрастёшь – сам поймёшь, почему.

 

Если надо – дерись до конца.

            Но лежачих не бей.

Уважай всех крылатых –

            ворон, воробьёв, голубей.

И зверей уважай –

            помни, что и у них есть душа,

И всегда за душой –

            что у них, что у нас – ни гроша.

 

И ещё: если сможешь,

            стихом никогда не греши –

Всё в бумагу  уходит.

            Очнёшься, вокруг  –   ни души.

Лучше просто живи,

            не жалея ни сил, ни огня…

По родительским дням поминай,

            если вспомнишь, – меня.

 

* * *

 

                         noli tangere cyrkulus meos!*

                                                              Архимед

 

В перестуке колёс всё быстрее и злей –

Никого не вини, ни о чём не жалей,

Ни о чём не жалей, никого не вини…

А навстречу, как жизни чужие, – огни.

 

А навстречу – горстями мгновений – кусты,

Полустанки, заборы, сараи, кресты.

Это – дерева стон, это – скрип колеса…

Ах, прожить бы ещё полчаса, полчаса!

 

Ах, прожить бы ещё!.. головою тряхни –

Ни о чём не жалей, никого не вини.

Слышишь? – в ровном дыхании

                        русских полей:

Никого не вини, ни о чём не жалей.

 

Это – сердце, сжимающееся во мгле,

Это – рюмка с отравой на грязном столе,

Это – в  кранах бормочет слепая вода,

Это – по коридору шаги в никуда.

 

Это – времени бешеные виражи,

Это – «Бей, но не трогай мои чертежи!»,

Это лезвие ночи проводит черту

Сквозь ноябрьскую зябнущую наготу.

 

Так присвистни, потуже ремень затяни,

И судьбу, словно глупую птицу, спугни.

И под крики «Распни!»,

                        и под крики «Налей!»

Никого не вини, ни о чём не жалей.

_ __ __ __ __ __ _                             

* Не трогай мои чертежи!

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера