АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Анашкин

Окно. Стихотворения

ОКНО

 

Мир начинался с этого окна:

тяжёлой шторой, медленным движеньем

распахнутой одежды, наложеньем

теней и света, временем без дна

и новым утром обнажённой ночи

с окном внутри: чем ближе, тем больней.

Смотри, как вписан в грацию коней

объездчик, как меняется стекольщик,

когда дрожит от улицы стекло.

Как будто мало сверху вниз стекло

дрожащих капель, гибких ручейков:

сольются два и тут же высыхают.

Вот если бы об этом не стихами,

не просто так, не для черновиков...

 

ХОДИКИ

 

Ходят ходики-холерики,

машет маятником май,

сотвори стихотворение,

либо в воздухе поймай.

 

Посади на лето в клеточку,

лист линованный вложив

между мёртвыми поэтами,

неспособными ко лжи.

 

Если к осени останется

хоть немножечко живым,

подари стишок красавице

с юморком сторожевым.

 

Пусть язвительная девушка

всё неправильно поймёт,

и сочтя его безделицей,

пустит голубем в полёт.

 

Улетит стихотворение,

вновь останешься один.

Только ходики-холерики

на всю зиму впереди. 

 

КОСТЁР

 

горит костёр на неизвестном языке

мы тоже плазма белое над красным

за огоньком за словом за соблазном

приблизишься и тени на песке

поднимутся с колен запляшут резче

над первобытным лесом сладкий дым

протянется под небом молодым

на восемь строк и оправдаться нечем

 

ИСХОДНОЕ

 

В Париже – кончается Франция.

В Москве – начинается родина.

А лирикам свойственно странствовать,

с невинным азартом юродивых.

 

На главных дорогах отечества,

на малых тропинках истории,

они выставляют конечности

и мир недоверчиво трогают.

 

Вплетаясь в строку журавлиную,

включив огоньки папиросные,

взлетают они пилигримами

над злыми земными вопросами.

 

Как будто их малое знание,

растущее в детских песочницах,

поможет поднять мироздание

с колен инстинктивного творчества.

 

А влажные сны придорожные,

ветвистые, словно растения,

расправят нам мятое прошлое

и выдадут тайны материи.

 

Внезапны, как братья по разуму,

поэты исходного ордена.

Поскольку кончается Франция,

и может закончиться родина.

 

ДЕНЬ П

 

     Поэт – садовник в доме фей...

                           Герман Власов

 

Поэт – старьёвщик-инвалид.

Больное сердце

его особенно болит

за иноверцев.

 

Изобретатель пирамид –

он в птичьих гнёздах

крадёт природный динамит,

когда не звёздно.

 

Он отвечает на звонки

эпохи первым.

И любит трогать узелки

центральной нервной.

 

Ему случается просить

о чём-то большем,

когда смолкает клавесин,

и немцы – в Польше.

 

Когда внутри встаёт солдат

ребёнком рыжим…

И точно так же виноват,

когда не выжил.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера