АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Леонид Хотинок

Из. Цикл стихотворений

 

7 .   Из Вергилия                                                                                                       

Сызнова счёт начинай, пустоты плодочревой вершитель,

Ибо пришло к пониманию ясности длинное время.

Перемешай колоссальные сны темномудрых вселенных,

Сонмы загадок их вновь ороси новорадостной влагой

Века златого законов природы Сатурна.

Сам же останься доступным хвалебному гимну,

Или не сбудется снова вещанье пророчицы Кумской.

 

12.   Из Антиаристотеля                                                                                                                         

Я – глагол.

Потому что вчера не сегодня.

Чтобы причина стала причиной,

Нужна ещё причина сбоку.

Сейчас – вокзал

Сбирающихся веток.

Я всегда опаздывает.

 

20.   Из Кантемира                                                                                                                    

Уме недозрелый, плод недолгой науки!

Палат не добьёшься, слагая со снами звуки,

Всяк тебя, как бомжа на вокзале, чужится,

Да и там, куда едут все, тебе не ужиться.

Покойся, уме, любя сии измышленья,

Потому се не мир вокруг, привиденье,

Ни хула тебя, ни хвала не возьмёт в иждивенье.

 

21.   Из Джона Донна                                                                                                                    

Любить за то, за сё – как реконкиста:

Не бога чтить, а речь евангелиста.

Глаз, нос, сияющая прядь,

Плач, хохот, всё, что описать

Я мог бы сатанеющим пером, –

Не ты, не ты. Как покати шаром

В душе влюблённой. Оттого и чистой.

 

26.   Из Пастернака                                                                                                                                   

Чтоб разрыдаться, мне

Довольно таракана,

Подохшего на дне

Немытого стакана

Сыреющей Москвы,

Где каркали и вы

На ужас восьмигранно.

 

28.    Из Горация                                                                                                                       

Женскую голову к оде мужской приложи, Каллиопа,

Соедини вдохновенно Эола с ужасным Бореем.

Стих наш застрял в серебрящемся веке развалин,

Выведи слово, молю, из гармонии с умершим телом,

Ибо безмолвно оно, сколько правил ему ни придумай.

Сжалься, внемли неумелой мольбе атеиста.

Жертву любую проси, мудрозрящая дева.

 

29.   Из Шестова                                                                                                                           

Капля стекает вниз, потому что mg.

Но и mg получилось из сонма капель.

Мы всегда застаём то, что есть уже.

Как опустевший под звон шампанского стапель.

Может быть, дело в «мы»? Разберись хоть раз,

Что ты видишь посредством не серой коры, но глаз.

Я пишу с корабля, на закате, из общества цапель.

 

34.   Из колыбельной                                                                                                                                

Спи, уставшая игрушка

Бытия.

На щеке твоей веснушка –

Это я.

Пусть во сне щека немеет,

Тем он снее, что имеет

Не тая.

 

38.   Из языкознания                                                                                                                                 

Слова всегда спешат туда,

Где тихо плещется вода

На отмели времён,

И возникают не спеша

И цитоплазма, и душа,

И подбирают чуть дыша

Прообразы имён.

 

46.    Из Северянина                                                                                                                           

Людям нравится складное, ладное,

Перламутровой рифмой прошитое,

Пусть по сути оно – неприглядное,

Пусть по изыску – молью побитое.

Сочиню поэтически спорное,

Закорючисто-неоформленное,

Но усну как младенец накормленный.

(Но усну хоть как гений накормленный)

 

47.    Из Данте                                                                                                                           

Земную жизнь проев до сердцевины,

Я очутился в сумраке причин.

Здесь будущего косточки повинны

В перемещении кембрийских льдин.

Куда ж теперь? Вокруг – круги. Чему же

И быть вокруг? Вкушаю мудрость вчуже,

Полезной пищи скромный паладин.

 

48.    Из Павлова                                                                                                                             

Я шевелю – потому что хочу – ногой.

Горбачёв пришел – я так хотел – и всё изменилось.

Я умру, когда захочу, ведь никто другой

Не окажет мне настолько личную милость.

Но левое ухо мне неподвластно и

Большая Медведица тоже, хоти, не хоти –

Ты увидишь, проснувшись, только то, что приснилось.

 

51.    Из Известного                                                                                                                                  

Устал ли март месить леса,

Увяла ль девичья краса,

Легла ль асфальта полоса,

Прогнав трамвай,

Устал ли править сам Зевес,

Ты, раб не явленных словес,

Не уставай.

 

53.    Из Хайдеггера                                                                                                                       

Свет не увидишь. Звук не услышишь.

Не существует то, чем ты дышишь.

Есть непрерывность странного сдвига,

Неуловимая мозгом интрига

Меж близью, светящейся издалека,

И вечно откладываемым пока,

Сказ-очная немота языка.

 

54.     Из 60-х                                                                                                                                   

Они были глупее нас, не правда ли?

Миллиарды ушедших в землю или ещё куда.

Иногда смеялись, но чаще жаловались

На ниоткуда ползущее никогда.

И оно наступило. Теперь мы мудрые.

Солнце больше не всходит. Лишь кварки шустрые

Переводят стрелки туда-сюда.

 

55.    Из-Влечения                                                                                                                    

Прильну ли к Волге полусонным взглядом,

Войду ли в улиц солнечный бедлам,

Упьюсь ли глаз внезапных сладким ядом,

Я извлекаюсь из всего, что рядом,

Какой-то тайной силой пополам

Со слабостью, присущей телепатам

И потерявшим дали городам.

 

57.  Из Державина                                                                                                                               

Над нами ночь опять смеётся:

Подняв задумчивые лбы,

Мы видим времени болотце,

А вечность – если и даётся –

То лишь изнанкою судьбы

И вечно новой остаётся

Чрез звуки лиры и трубы.

 

58.    Из марта                                                                                                                                        

Заборик тенью не дорос

До прошлогодних папирос

Со снегом в кружке.

Сквозь изморось последних слёз

Надеюсь, я ещё вопрос

Для затуманенных мимоз

В седой избушке.

 

63.   Из сочинения                                                                                                                            

Онегин никого не любил.

Татьяна любила и мучилась всю жизнь.

Однажды Онегин решил, что любит Татьяну.

Но она решила, что её мук на двоих не хватит.

И Онегин поехал туда и сюда, ища мучений.

Но не нашёл.

Зато их нашли мы, благодарные читатели.

 

64.    Из Сафо                                                                                                                         

В час, когда лёгонький жар фонарей пробирает

Ночи трепещущечревой усталые члены,

Будто другая душа просыпается в сердце,

Чудно ласкает его и влечёт за ворота,

Выйду на цыпочках, сил нет ступать полновесно

От нетерпения. О Афродита, одна ты меня понимаешь!

Завтра, молю, не буди меня сумерек раньше.

 

68.   Из метафизики.                                                                                                                   

Отсутствие стула имеет форму стула.

Складывается ли Вселенная из этих отсутствий?

Нет. А ведь стул отсутствует всюду, кроме себя.

Между отсутствиями стула отсутствует что-то ещё.

Более того: стул не может отсутствовать в спичечном коробке.

Ты говоришь, тебе не нравится моё отсутствие.

Просто я больше Вселенной.

 

75.     Из Гагарина                                                                                                                            

Надо представить, что всё это было

И закончилось просто упадком сил,

Можно даже сказать – уныло –

Как свидание с женщиной, которую не любил.

Я им тут написал бы вместо инструкций:

Полюбившие даль никогда не вернутся.

Ну, поехали, белый Пегас без крыл.

 

77.     Из Гегеля.                                                                                                                   

Существует лишь то, что мы знать не можем,

Потому что знание нам дороже,

А влечёт нас к звёздам и вовнутрь – так что же,

Назовём и влечение знаньем тоже.

Но сегодня раз-умное перевернётся,

Всё, что названо, знаньем же разназовётся,

И мы с облегченьем воскликнем: «О боже!»

 

81         Из Хименеса                                                                                                                         

Когда валил прекрасный снегопад,

Я сердце перевёл на год назад.

Когда простыл последний гололёд,

Я сердце перевёл на час вперёд.

Когда пробьёт и твой уход,

Душа себя переведёт

На полный жизни оборот.

 

82.    Из По.                                                                                                                                

По ветке, уходящей в лес,

Давно не ездят поезда,

Закатом озарённый рельс

Здесь стал своим. Но иногда

Присевший на него грибник

Вдруг слышит скрежет или рык,

И глохнет в чаще слабый вскрик.

 

83.   Из Ахматовой                                                                                                                              

Ты меня напрасно спрашиваешь,

У меня ответов тысяча.

Ворожишь ли, завораживаешь,

Есть у слов привычка к иночеству.

Блёкнет солнце, одомашнивая

На столе письмо из Ипсвича

И Шекспира шкаф некрашеный.

 

84.   Из Элиота.                                                                                                                                  

Голоса детей среди гаражей,

Вечерние воробьи пьют из луж

Заходящее солнце.

Новый вечер, новый мусор

Пахнет будущим, если

Ты ещё помнишь,

Как открывается форточка.

 

93.   Из восточного                                                                                                                                

В заброшенном углу двора

Стена жива трещиной и муравьём,

Каждое утро пробирающимся из леса.

Как он попадает обратно, стена не знает,

Но следующим утром он снова пробирается через трещину.

И она расширяется.

У неё нет пути назад.

 

95.  Из заговора 1.                                                                                                                                 

Глаз лукавый глаз слюнявый

посмотри сперва направо

посмотри потом налево

ты не парень ты не дева

ты не юный ты не старый

ты не тьма и ты не свет

ты не есть и ты не нет.

 

100.   Из Хлебникова                                                                                                                         

Когда умираешь – не мнится,

Но видишь с бесстрастьем змеи:

Всё здешнее может вместиться

В напёрсток ребёнка швеи.

Когда ж вынуждают обратно

Вернуться, довольно отвратно

Влезать в телоклетки свои.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «КАЗАНСКИЙ АЛЬМАНАХ» | К содержанию номера