АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Олег Комраков

Побег от современности

Foto3

 

Родился в 1977 году в Москве. Закончил Российский  торгово-экономический университет, работал инженером-экономистом и  бухгалтером. В 2013 году окончил Высшие литературные курсы при  Литературном институте им. А. М. Горького. Печатался в журнале «Полдень,  XXI век». В 2009 году издана книга «Десять дней без солнца».  В  различных бумажных и электронных изданиях печатались статьи о литературе  и кинематографии. С ноября 2011 года возглавляет литературный отдел  журнала современной культуры «Контрабанда». Участник семинара критики  Совещания молодых писателей при СПМ в 2013 г.

 


Размышления о книге «Точки  соприкосновения. Современный рассказ» / Семинар А.В. Воронцова. – М.:  Издательство «Спорт и Культура – 2000», 2014. – 144 с.


 


«Точки соприкосновения» второй сборник произведений творческой литературной группы «Точки»,  сформировавшейся вокруг семинара прозы Андрея Венедиктовича Воронцова в  Литературном институте. Участвуют в группе слушатели и выпускники Высших  литературных курсов, Курсов литературного мастерства, а также других учеников Воронцова. Первый сборник под скромным названием «Точки» был посвящён памяти Дмитрия Шостака, учившегося на Литературных курсах и умершего в 2012 году. Тот сборник собрал на удивление много для наших не  располагающих к литературной критике времён откликов в прессе и стал  основой для создания литературной группы.


И вот, год спустя после выпуска первого  альманаха, в свет вышел второй, теперь уже под названием «Точки  соприкосновения» и подзаголовком «Современный рассказ». Этот  подзаголовок несколько удивляет, потому что как раз с «современностью»  дела в сборнике обстоят неважно. Большинство произведений представляют  собой зарисовки из прошлого, написанные с ностальгией и лёгкой грустью  по невозвратным временам, причём эти эмоции зачастую вытесняют из  произведений сюжет.


Вот, например, открывающее сборник  произведение – Елена Яблонская «Третий ёж». Трудно назвать его  рассказом, это такие воспоминания о роли ежей в судьбе автора. Конечно, с  рассказом о том времени, когда автор знакомилась с одним из трёх ежей, об окружающей обстановке, с описанием, например,  канализационных люков на Екатерининской улице в Ялте, или школы времён  детства автора.


Рассказ «Rozenkranz» повествует о тайнах старых московских квартир и двориков, судьбах их  обитателей, и всё повествование подаётся глазами ребёнка и строится  вокруг рояля, который «блестел, как шоколад на мороженом «Эскимо», когда  его облизываешь». А вот, чтобы не ограничиваться только городом, зарисовка из деревенской жизни пары стариков «Жили-были» Нины Кроминой. А вот сразу же за нею возвращение к городской жизни - Анна Чезганова «Иллюзия мегаполиса», про потерянность человека в  большом городе, но, увы, это снова не рассказ, а скорее черновой  конспект романа.


Вот «Рождение таланта» Марины Ивановой –  сцены из студенческой жизни в ещё советской Москве - действительно могло  бы стать рассказом, но опять, опять повествование тонет в любовании  деталями прошлого. Половину рассказа занимает проникновенное описание  московского ипподрома, абсолютно лишнее для сюжета, но вновь дающее возможность автору и читателю погрузиться в чудесный мир прошлого.


Или вот рассказ Гюльнар Мыздриковой  «Запретная любовь»: трое героев сплавляются на лодках по реке к  геологической базе, ночуют в палатке, думают о своих любимых.  Путешествие описано вдохновенно, с большим количеством подробностей и  явным знанием матчасти. Но опять – по сути, ничего, кроме ностальгии по  прошедшим временам, в произведении нет.


Несколько особняком от остальных стоит рассказ Дмитрия Шостака «Завтрак в пене прибоя». Хотя он тоже строится в основном на грусти о невозвратном прошлом, но если остальные авторы  путешествуют в прошлое в своём воображении, то герой рассказа совершает  путешествие реальное и (наконец-то) современное. Только вот ничего  хорошего из этого не выходит. Герой рассказа по имени Дмитрий (рассказ  настолько автобиографичен, что героя зовут так же, как и автора)  возвращается из опостылевшей ему Москвы в свой родной Крым, к друзьям  детства. Друзья эти не работают, пьют, курят травку, один за это время  уже оказался в тюрьме. Разочарованный встречей Дмитрий в следующей своей  поездке в Крым отправляется на побережье заниматься кайтингом,  но и тут довольно быстро начинает испытывать всё то же необоримое  разочарование. И вновь возвращается в Москву, только с ощущением большей  тоски и безнадёжности.


Рассказ этот вполне можно прочесть, как  своего рода историю героя нашего времени. Усталость от большого города  приводит его, героя, к попыткам вернуться к счастливой, бесшабашной  юности, но тут же оказывается, что  возвращаться некуда: того места, где он был счастлив, более не  существует, а те люди, которые когда-то были его друзьями, изменились до  неузнаваемости и сами пребывают в такой же безнадёжной тоске. А попытка  отвлечься чем-то красивым и вдохновляющим приносит только новые  разочарования. И вот итог. «…Мечта о мире вечного лета и счастливых  людях – это всего лишь миф. <…> Глупо было верить в этот миф, но и  вернуться к прежней жизни не было возможности».


Дмитрию Шостаку возражает Алексей Контарь  рассказом «С Новым годом тебя, старик!». Герой рассказа переворачивает  собственную судьбу: он уходит от бессмысленного офисного рабства в  романтичное морское плавание. Шторма, рыбалка, солнце, рифы, встреча  Нового года в Тихом океане, что может быть лучше. Вот только смущает в  рассказе, так это то, что действие сопровождается диким пьянством. Хочется поинтересоваться у автора: «А что, обязательно было плыть в море, рисковать жизнью, если с тем же успехом можно набухаться и в Москве?».


На общем ностальгическом фоне выделяются три рассказа. «Чувство поезда» Екатерины Осориной – подробное и неспешное повествование о биографии русского олигарха, с  размышлениями о судьбе и удачными литературно-историческими аллюзиями.  «Шелест сирени в майскую ночь» Андрея Рыбалова – очень кровавый рассказ о  стечении роковых обстоятельств и их последствиях. «Верёвочная лестница»  Татьяны Матягиной – история девочки, вынужденной забираться вверх в гору по узкой лестнице, рискуя жизнью.


В этих рассказах есть сюжетное напряжение,  интрига, конфликт; они заставляют читателя сопереживать героям. Правда, и  здесь не обошлось без недостатков. «Шелест сирени в майскую ночь»  настолько кровав, что это создаёт скорее пародийное впечатление (один из  героев и вовсе упоминает мастера кинотрэша Роберта Родригеса, тем самым указывая читателю на жанровую принадлежность данного произведения).


Как ни странно, среди рассказов сборника мало  таких, которые ставят перед читателем серьёзные вопросы или указывают  на проблемы общества. Пожалуй, к их числу можно отнести только короткий  ироничный рассказ Алины Камаловой «Экзамен» о кумовстве в вузах и то ли притчу, то ли басню Татьяны Рыбаловой «Всё по одной цене». Татьяна на примере бытовой ситуации рассуждает о том, что же важнее, богатство или  любовь, но написано это произведение в игриво-фарсовой манере,  что заметно снижает пафос поставленного вопроса.


В целом от сборника остаётся такое ощущение, как будто его авторы собрались на  лавочке где-то во дворике, греются на солнышке и мирно делятся  воспоминаниями, придавая им форму как бы историй. Хотя на самом деле  понятно, что главное в этих историях не  сюжет и не персонажи, а милые сердцу рассказчика детали давнего  прошлого. Немногие попытки рассказать о том, что творится в наше время, о  тех проблемах, которые стоят перед людьми сегодня, тонут в потоке  ностальгии. Даже приключенческий рассказ Алексея Контаря о дальних  океанах в таком окружении звучит как повествование морского волка о своих приключениях в далёком прошлом, а не историей об изменении собственной судьбы.


Удивительное дело выходит: сборник,  претендующий на то, чтобы представлять «современный рассказ», за редкими  исключениями всеми способами бежит от этой самой современности.  Впрочем, тема погруженности в прошлое и нежелания думать о настоящем (не говоря уж о будущем) действительно стала одной из популярных тем в современной российской литературе. Тут и ретродетективы,  и исторические романы, и мемуары из советской жизни. Да что там  говорить, если даже фантастика, жанр, казалось бы, по определению  направленный в будущее, предпочитает переписывать историю (естественно, в  пользу России). Если посмотреть с этой точки зрения, то содержание  сборника «Точки соприкосновения» действительно отвечает подзаголовку  «Современный рассказ» тем, что в полной мере соответствует  ностальгическому духу значительной части современной российской  литературы.

 


 

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера