АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Лурье

Любви всего мало. Рассказ

 

Она обладает счастьем,

а хочет рая,

обладает раем —

хочет неба.

О любящие!

Все это есть в вашей любви.

Сумейте только найти. 

           Виктор Мари Гюго

 

Кейт въехала в город N уже за полночь. Ночью этот неизящный, обезлюдевший город казался особен-но пустым и унылым. Светофоры одиноко подмигивали друг другу с соседних перекрестков. После ливня чёрное полотно проспекта отражало в воде очертания пурпуровых фонарей. Такое ощущение, что она ехала одна по зоне отчуждения, и только окна домов изредка светились причудливой мозаикой. Голос из приёмника сообщал о температуре на завтра и каких-то событиях прошедшего дня, глупая реклама сменялась незамысловатой музыкой.  Но в её голове крутились мысли, далёкие от происходящего вокруг. Она даже не могла сказать, соответствовала ли скорость автомобиля дозволенной в этих местах. Всё это было не столь важно в данный момент, ей хотелось уже вырваться наружу, вдохнуть свежий ночной воздух.

«Он уехал к ней! Он всё же уехал к ней». И эта мысль набатом стучала в висках, и сердце от обиды и тоски выпрыгивало из груди, перекрывая дыхание. Зачем, думала она, такая любовь? Зачем эта мощнейшая сверхсильная энергия, которая движет жизнью, не зависит ни от чего и появляется всегда вопреки. Она думала, что любовь – это Божий дар, доброта, светящаяся на лице и в глазах. Но, вместе со всем этим, пришли тоска, страдание и печаль, оказалось, что ей невыносимо смириться с реальностью.

Теперь стало ясно, что воздушные замки, строить которые Кейт начала некоторое время назад, скрыли от неё реальность жизни. С самого первого момента встречи девушка не должна была подпускать его к себе так близко, это неправильно, ведь он женат, и это звучало, как приговор: всё равно наступит момент расставания. Но она не могла ему не уступить, он заворожил её своей энергией, своим обаянием, умом. Одного взгляда, одного мгновения ей хватило, чтобы непрерывно думать о нём, ежедневно ждать его звонка. Кейт даже не поняла, что к ней пришла любовь, она её совсем не ждала, у неё были иные планы. Но планы строить – работа неблагодарная.

Перед глазами, как цветные стекляшки калейдоскопа, мелькали картины прошедших лет: знакомство – неожиданное и весёлое, яркие встречи, разнообразившие их суетливую жизнь, когда он мог болтать без умолку, а она просто слушала его бархатный и нежный голос…

Только теперь она понимала, на какие душевные мучения, переплетённые со счастьем быть с ним, себя обрекла. На что тогда надеяться, о чём мечтать? Всё пустое, ей было хорошо и весело с ним. Он открыл ей новый мир, подарил чувство, которое до того ей не приходилось испытывать. Может, большего и не стоит желать? Судьба и так сделала ей великолепный подарок!

Утро расставания было таким же солнечным, как и другие, они собирали вещи, боясь случайно соприкоснуться или даже взглянуть друг на друга. Потом – быстрый поцелуй и дорога, которая унесли их в противоположные стороны.

Она пыталась постепенно подготовить себя к моменту его отъезда, проговаривала про себя какие-то красивые слова прощания…. Но всё это ерунда... к этому невозможно подготовиться... у неё так и не получилось. «Я, правда, пыталась облегчить себе наше расставание, но всё тщетно, у меня так и не вышло смириться с происходящим», –  думала она, и слёзы большими градинами сползали по щекам…

– Зачем он жалел меня, говорил, что может и не уезжать, что всё ещё не точно, но поступил со мной как в притче о собаке: жалея, отрезал хвост по частям. Да что теперь об этом. Он там, надеюсь, счастлив. Хочу, чтоб он был счастлив, – не веря себе, проговаривала она.

– Боже, неужели эта бесконечная дорога домой закончилась.  – Лифт с железным грохотом открылся в темноту лестничной площадки. – Опять некому вкрутить лампочку, искать ключи в темноте не доставляет большого удовольствия, – ворчала она от усталости.

– Ну, здравствуй, моя милая квартирка, соскучилась я по тебе.

Дома было тепло и уютно, вещи, купленные с любовью, были расставлены правильно и аккуратно. Мелкие сувениры, привезённые из путешествий, украшали полки. Но всё это роскошное очарование казалось теперь тюрьмой для неё. Жизнь без него в этом доме представлялась совершенно никчёмной, а будущее – безрадостным и пустым. Сил не было даже на чашку чая, ей хотелось лечь и как можно быстрее уснуть.

– Как бы я хотела быть с тобой каждую секунду! Каждое мгновение!  Засыпать с тобой в обнимку. Просыпаться утром рядом с тобой. Я не могу сказать, что просто люблю тебя, что значит это слово – любовь – в сравнении с тем, что я чувствую к тебе!

С этими словами она сжалась в маленький, почти незаметный комочек на широкой кровати, её голова утонула в пухлой подушке…

Утро. Тишину в квартире нарушал только ход часов. Кейт проснулась от лучей солнца, игриво заглянувшего в спальню и пощекотавшего её лицо. Утро вернуло к воспоминанию о принятом накануне решении больше не думать о нём, запретить себе даже вспоминать его, его тело, улыбку, запах. А ведь впереди был ещё  целый день, который надо прожить без него, и следующий день, и следующий… Каждый день. Каждую минуту. И это казалось ей бесконечным. Она думала о нём каждую секунду, а до встречи ещё… дней, часов, минут, и будет ли она, нужно ли и для чего всё это, финал известен им обоим…

«Хочется кофе. Надо вставать», – решила Кейт.

Ей нравилось не спеша встречать новый день, баловать себя в выходной, нежиться в постели. Но кофе хочется, и вставать всё-таки придётся. Она лениво сползла с постели и побрела на кухню. Солнце нагрело полосу паркета на полу, и было очень приятно наступать на неё босыми ногами. Выйдя в гостиную, увидела у себя на подоконнике бабочку. «Красивая, – подумала Кейт и поймала себя на том, что хочет смахнуть её, но остановилась. – Пусть сидит, может, частичка его души превратилась в эту прекрасную бабочку и прилетела пожелать мне доброго утра».

Чайник, закипая, ворчал о чём-то своём, за окном щебетали птицы, их ещё не спугнула суета дня. Она взяла телефон, в котором последний принятый звонок был от него.

– Сколько же здесь всего! Просто история нашей любви. Только не придуманная, а самая что ни на есть настоящая.

Кейт перечитывала «смс» за «смс». У неё было ощущение, что она не живёт, а существует. Вокруг люди. Они смеются, плачут, ищут, находят, живут, умирают.

– А я? Он уехал, а я осталась в своём неразделённом одиночестве.

Кейт представляла себе его встречу с женой, как он обнимает и целует её, смотрит на неё виноватыми глазами. Она запрещала себе думать об этом, но не думать не могла и, в то же время, испытывала чувство вины за своё присутствие в его жизни.

Она даже не заметила, как начала говорить сама с собой, мысленно вступала в диалог со своим любимым, вспоминала его слова о том, что другим женщинам нет места в его сердце, что оно принадлежит только ей одной. Это были такие прекрасные и душевные минуты.

«Может, он говорил правду, но для чего мне это теперь? – думала Кейт. – Ты будешь сидеть на террасе со своей благоверной, пить вино, смотреть на море, синеву гор и вспоминать меня, ну, может, это придаст тебе сил и вдохновения».

– Ты же говорил, что будешь любить меня одну, всегда! Зачем? –    говорила, всхлипывая, Кейт.

Как капризная маленькая девчонка, она злилась на него, на себя, на весь мир от бессилия перед реальностью. От неё ничего не зависело, она не в силах была повлиять на ход событий и принятие решения, у неё не было тех цепей, что связывали его с женой и обществом.

– Выход есть всегда, и этот выход есть пока только у меня, –   оставить его и жить своей жизнью, – говорила себе Кейт.

Но ей хотелось чуда, сказки и исполнения желаний. В глубине души ей хотелось верить, что  мысли имеют свойство материализо-ваться, и кто знает, может, счастье уже близко и смотрит в её окно. Пока же  была реальность, с которой приходилось мириться.

Пусть всё происходящее – реальность, да, тяжело, но это хотя бы не ложь. Она не могла выносить лжи, не могла её не замечать. Ведь становится очень плохо, когда узнаёшь, что тебе лгали. Просто невыносимо, когда любимый человек тебе лжёт, даже в мелочах! И какая бы она ни была – ложь безобидная, ложь «во спасение», «святая» ложь – это всё равно ложь. Особенно, когда заранее знаешь правду! Как бы она ни старалась, ни лукавила, не могла замуровывать себя в стену «неправды» и жить с этим. Кейт понимала, что сея иллюзии, в скором времени можно попасть в ловушку, паутину, которую они сами же и сплели, и из неё уже не выбраться. Ложь порождает боль и зло в душе!

Мысли накатывали, как большой ком, цепляя на своем пути все прошлые обиды и радости, встречи и расставания, всё смешалось, и разобрать, какой была начальная мысль, было уже невозможно. «Ком» оказался таким огромным, что необходимо было остановиться – хватит, иначе добром всё это не кончится, и можно загнать себя в угол «тёмной комнаты», из которой трудно найти выход.

Было уже два часа дня, запланированных дел на сегодня не было, и она решила прогуляться по парку. Парк, как и сам город, ей совершенно не нравился, но сидеть одной даже в любимой квартире ей совершенно не хотелось.

«Да, я молодая и красивая, и всё у меня ещё впереди», – с этой мыслью Кейт и вытолкала себя из дома.

Улица шумела, по двору носилась ребятня на роликах и велосипедах. Она прошла мимо вечно болтающих бабушек у соседнего подъезда. Молодые мамочки с колясками прогуливались вдоль дома. Мужчины с сосредоточенным видом столпились возле открытого капота машины. Всё происходящее вокруг было, как в кино. Казалось, вот сейчас она выйдет из кинозала, возьмёт его под руку, и они пойдут прогуляться, обсудят фильм и актёров. Дома их ждёт ужин с бокалом вина и любовь, нежная и завораживающая. И будет только он – в каждой клеточке её тела. В такие моменты она просто тихо счастлива рядом с ним.

Ноги сами привели её в городской парк. На его тенистых аллеях шла размеренная жизнь. Две вороны схватили аппетитный кусочек сухаря с двух сторон, и каждая тянула его к себе. Маленькая белочка тащила в зубах целую булку – с себя величиной – и  лезла со своей добычей на сосну. Булка была слишком велика и тяжела для маленькой зверушки, но та не сдавалась. По дорожкам парка немолодая супружеская пара прогуливала маленькую симпатичную собачку. Возбуждённые, весёлые люди бурно обсуждали какое-то происшествие. Молодые влюблённые шли бодрым шагом, обняв друг друга за талию, не обращая внимания на происходящее вокруг, им просто было хорошо вдвоём.

Кейт радовалась, любовалась, завидовала и ненавидела всё происходящее вокруг одновременно. «Вот так жизнь и проходит, – подумала она, – как будто медленно едешь на телеге, а жизнь проносится мимо, не замечая тебя…»

В кармане раздался звук колокольчика.

«Эйтан!  «Смс» от него, – сразу поняла она.– От кого же ещё, сердечко затрепетало от радости, к щекам прихлынула кровь. – Вот я дурёха, – корила она себя, – наверное, просто вышел на утреннюю пробежку к морю или того хуже – в уборную и пишет тайком от жены».

Слёзы опять навернулись на глаза от обиды на него, на себя, от любви и нежности, которую он передавал ей в своём сообщении. Она читала, и строчки расплывались от слёз: «Жена знает о тебе, знает, что я переписываюсь с тобой, но закрывает на это глаза. Она так и сказала. Я не заметил, как совсем заврался, запутался. Это произошло как-то незаметно для себя самого, я стал лгать не только жене, детям, но и тебе.  У меня нет желания налаживать близкие отношения с женой, но есть ответственность перед детьми и общая собственность. Я думаю, все заслуживают лучшего отношения, а я мучаюсь сам и заставляю страдать окружающих. Просто не могу решиться. Прости, что доставляю тебе столько страданий. Но я не могу не написать тебе. Не могу без нашего общения. Быстрей бы эти дни прошли. Соскучился очень сильно! Сегодня смотрел полуфиналы в барах. Победу Испании наблюдал в Ирландском баре в компании иностранцев. Все радовались, как дети! У нас всё будет хорошо. И даже лучше, чем было! Я люблю тебя и вернусь к тебе!»

И уже хочется обнять весь мир и запрыгать от радости, как девчонка.

«Скорей бы уже он приехал, – думала Кейт. – Но что ему ответить?» – Обида боролась с любовью, пальцы не слушались, мысли путались, бегали, она едва успевала кое-как упорядочить их в своей голове.

«Как приятно чувствовать себя нужной, привлекательной, любимой. Но я боюсь надеяться, боюсь ошибиться», – писала она ему торопливо, одновременно боясь упустить каждое нежное слово, говорящее о том, как любит его и что это выше её самой. Как бы она хотела быть с ним каждую секунду! Каждое мгновение! Просыпаться утром рядом с ним. И засыпать с ним в обнимку.

 «Отправить», – короткая надпись на экране телефона. – Да, конечно, отправить. Палец нажал на клавишу, и сообщение полетело к её любимому.

Какое-то время Кейт ещё сидела на скамейке одна, подставляя лицо лёгкому дуновению ветра и лучам солнца, пробивающимся через кроны деревьев. Тело её было расслаблено и спокойно, женщина готова была забыться  лёгкой дремотой. Неожиданно она увидела, что рядом с ней сидит пожилой незнакомый мужчина. Одежда на нём была немного странная, не вполне современная. Тёмно-коричневые брюки, светлая рубашка. Он сидел тихо, без движения, вытянув ноги вперёд, покручивая большими пальцами свою чёрную трость. Мужчина подсел так тихо, что ни его дыхания, ни шуршания одежды не было слышно.

«Когда он успел подойти? Неужели я уснула и не заметила его прихода? Ужас, до чего я себя довела, уже засыпаю в парке, это совсем небезопасно», – подумала она и проверила, на месте ли её вещи.

Появление старика поразило её, и холодок пробежал по телу от макушки до кончиков пальцев, на какое-то время она вообще забыла, зачем сидит в этом парке. Мужчина сидел рядом, смотрел на солнце, будто задал вопрос и ждал ответа.

– Вы сели, как привидение. Возникли случайно, словно из луча света, – начала разговор Кейт.

Старец улыбнулся:

– За всё время моей прогулки по парку я обратил внимание только на один неменяющийся фактор, и это ты, такая печальная, с красивыми глазами, которые должны искриться, излучать свет, наполнять счастьем окружающих. Быть может, тебя кто-то обидел, и тебе не к кому пойти? Почему милая барышня одна со своими мыслями?

Кейт слушала его голос, спокойный и уверенный, его губы едва шевелились. Он ловко перебирал костлявыми пальцами трость и что-то чертил ею по земле.

– Вам самому, наверное, не с кем поговорить, старики часто остаются одни. Иногда они сами в этом виноваты, – так же спокойно ответила ему Кейт.

– Часто встречи происходят в тот момент, когда человек доходит до предела, так что всё закономерно. Во время душевных переживаний находятся люди, готовые выслушать и помочь, – продолжал старик, глядя на свои нацарапанные тростью рисунки. – У  каждого человека своя причина прийти в парк. У кого-то – вселить покой в свою душу, у кого-то – для встречи со случайным собеседником.

– Конечно, причина есть у каждого, людям необходимо где-то оставить грустные мысли, хотя бы в этом парке, – согласилась она.

– Просто нужно знать, когда заканчивается очередной этап твоей жизни и начинается другой, более важный и значимый. Пока мы на Земле и можем видеть друг друга и говорить, значит, это ещё не конец, – сказал старик.

– Надо верить, что всё и всегда заканчивается хорошо, Вселенная всегда помогает осуществить мечты, какими бы они ни были, – с оптимизмом в голосе сказала Кейт, словно хотела подбодрить старика.

        Тот посмотрел на девушку с едва заметной улыбкой, лицо его было покрыто глубокими морщинами.

        – Наши ангелы всегда с нами, они используют того, кто сейчас рядом, чтобы сказать нам, что жизнь – это ожидание момента, когда дальнейшее может зависеть только от нас.

        – Хотелось бы верить, что от нас. А если нет, а если этого момента придётся ждать очень долго? – улыбнулась в ответ Кейт.

        – Ежедневно Вселенная даёт нам шанс изменить то, что делает нас несчастными.

Девушка вдруг поймала себя на мысли, что ей интересно говорить с незнакомцем, настроение заметно улучшилось, и совсем не хочется уходить.

– Нужно верить всегда, если не хочешь, чтобы жизнь катилась по инерции, сходя на нет, и на закате длинного пути, когда осознаёшь свои ошибки, вдруг понять, что уже всё упустил. Горесть, тоска и желание всё вернуть обратно окончательно сведут жизнь в пропасть уныния, откуда уже невозможно выползти, – старик  говорил это с тоской в голосе, словно извиняясь перед кем-то.

– Возможности для осуществления мечты безграничны и вне времени,  следовательно, надо правильно сформулировать желание, –  не унималась Кейт.

– Может, ты и права, я мечтал поехать со своей любимой в Венецию, точнее, мы мечтали об этом вместе, гуляя по этому парку, сидя на этой скамейке, но мечте не суждено было сбыться: времена были такие, мы могли только мечтать. Были несвободны во всех смыслах. Я был женат, она замужем. А в то время всё, что не соответствовало устоям коммунистического общества, вызывало осуждение. А, может, я просто струсил и придумал себе оправдание, что даже если любовь несёт в себе разлуку и печаль, – всё равно она стоит той цены,  которую мы за неё платим. Вскоре мы расстались, моя любимая репатриировалась в Израиль, наши пути разошлись, связь потерялась. Я каждый день вспоминаю её лицо, смех, нежный голос и игривый характер. Теперь я уже очень стар и давно упустил свой шанс на счастье, жду смерти, это единственный исход.

– Мужчина всегда должен принимать решение. Как бы тяжело ему это ни давалось, – ответила Кейт.

– А ты была в Венеции? – спросил незнакомец.

– Да, мы ездили туда с моим другом, и это было великолепно!  Венеция оказалась гораздо светлее, интереснее и душевнее, чем я того ожидала. Мы провели там два чудесных дня, это так бесконечно мало и одновременно так бесконечно много. Эти дни затмили всю оставшуюся часть путешествия, а сравнить было с чем: Канны, Монако! – похвасталась Кейт.

– Вы наверняка гуляли ночью по площади Сан-Марко, днём кормили голубей, а ночью слушали оркестр и пили кофе в уличных кафе?

– Да, трудно представить себе более романтичный город. Мы обедали в кафе с видом на мост Риальто, слушали пение гондольеров.

– Ты счастливая! – подводя итог, сказал старик.

Больше они не сказали друг другу ни слова, просидели так ещё минут пять. Опираясь на трость, старик встал со скамейки и побрёл туда, откуда пришёл, оставив девушку наедине со своими мыслями и воспоминаниями.

– Быть может, это была его последняя прогулка, – с грустью подумала Кейт. – Обидно думать, что жизнь разводит людей только для того, чтобы показать им, насколько они важны друг для друга.

Силуэт его постепенно удалялся, растворяясь в тенистых аллеях парка. На прощанье старик послал ей воздушный поцелуй, который ветер унёс и утопил в кронах высоких сосен. Казалось, что её разум погружался в бездну неосознанного и благодатного. В её душе воцарились мир и покой. Она не заметила, как очутилась дома.

В эту ночь девушка долго не могла заснуть, думала о себе, о событиях сегодняшнего дня, о своём любимом. Перечитывала его письма, пересматривала фотографии их совместных путешествий. Особенно последнего. Они были в самом сердце итальянских Альп, в ущелье, в регионе Пьемонт, в курортном городке Стреза, на берегу чистейшего Лаго-Маджоре.

– Ох, как же там красиво! А как это название звучит на итальянском!

Воспоминания, как кадры фильма, показывали новые сюжеты прожитого путешествия. Вечерами после прогулок они сидели на балконе, пили вино и мечтали, как прекрасно было бы здесь жить, каждый день наслаждаясь изумительными панорамами живописных мест. Гулять по уютной набережной этого городка, бродить по его улочкам с разными магазинчиками.

Как же ей тогда не хотелось, чтобы этот  праздник закончился. Там они вдвоем, вместе, прекрасная сказка, а тут жизнь, реальность.

Так шли дни, и внешний мир напоминал о себе только короткими сообщениями на мобильном. «Я так сильно люблю тебя, моя Кейт!!! Очень соскучился. Хочу смотреть в твои глаза и чувствовать тебя. Я твой». Эти слова придавали ей сил и желание жить.

Рабочие дни в офисе проходили, как обычно. Совещание у шефа, споры о чём-то, обсуждения, всё это на некоторое время отвлекало Кейт от мыслей о нём. Офис находился недалеко от центра города, и на обед она иногда выходила с коллегами в летнее кафе – выпить чашку кофе и поболтать. В свободные минуты девушка думала, что приготовить на ужин, когда он приедет, и что надеть, чтобы его порадовать. Она чувствовала, что в эти мгновения начинала загадочно улыбаться сама себе, вовремя останавливаясь, понимая, что на работе. Но самыми мучительными были вечера, когда солнце постепенно клонилось к закату. В памяти всплывали бессвязные картины её жизни… Почти засыпая, она добиралась до кровати и погружалась в сон.

Но всему, даже печальному, приходит конец. И окошко календаря переехало на следующее число.

– Уже завтра утром он приедет, приедет ко мне, – трепетало от нетерпения её сердечко. – Скорей бы уже наступило завтра!

Ей хотелось кинуться ему на шею, обнять, прижаться к нему и никуда не отпускать. Наслаждаться каждым мгновением.

После всех их откровенных разговоров, она немного боялась встречи с ним.

Их отношения перешли в более близкие и открытые, непривычные для них обоих. За последний месяц весь мир вокруг был создан как будто заново, всё в нём было ново. Впервые они были вместе даже на расстоянии, вместе по-настоящему, и время уже не торопило их. Впервые всё было наполнено теперь совсем другим смыслом.  

Весь день она летала, словно на крыльях, смотрела на часы в ожидании вечера, продумывала меню и наряд, чтобы угодить своему возлюбленному.

Время тянулось бесконечно. И вот раздался долгожданный звонок в дверь.

– Привет! – Улыбаясь, Кейт распахнула перед ним входную дверь. Огромный букет жёлто-красных роз колол его пальцы. Она кинулась к нему на шею. Было слышно, как бешено стучали сердца в их груди. Они стояли молча, крепко-крепко обняв друг друга, и не могли пошевелиться.

– Я люблю тебя! – тихо шептал ей Эйтан.

– Я тоже люблю тебя! – отвечала она в ответ.

– Я никогда не оставлю тебя, моя родная, – он улыбался.

Разговор о его семейных проблемах был недолгим, не хотелось ворошить всё заново. Он говорил о своих делах и волнениях, жаловался на кучу проблем на работе, отложенных на время его отъезда. Вечер потихоньку превращался в ночь…

Часы пробили десять, и он, как-то сумбурно оправдываясь, снова начал собираться…

– Всё повторяется. Точнее, не меняется. Долой розовые очки и макаронные изделия на ушах. Я всё поняла. И на что я надеялась? – пробубнила Кейт себе под нос.

– Надо подождать! Ты и так долго меня ждала, подожди ещё немного. Наша любовь сильнее всего!

Кейт казалось, что он изображает страдания лишь рядом с ней, что всё это театр, и каждый просто играет свою роль.

– Любимый, ожиданию должен быть срок. Пора взять ответственность за свою жизнь на себя.

– Я всё решу – быстро и без осложнений для всех. Ты просто жди меня. Старость я хочу встретить с тобой.

Кейт, соглашаясь, кивнула головой. Хотя не знала, сейчас ли разорвать эти тягостные отношения или приготовиться к боли, которая может продлиться ещё не один год. Она вспомнила, что забыла рассказать ему про случай в парке, уже набрала воздух, но не решилась, не хотела его задерживать на пороге.

– Ты что-то хотела сказать, любимая?

– Как-нибудь в следующий раз, у нас ещё будет на это время, – она выдавила из себя улыбку. 

Он сделал виноватый вид, грустные глаза, чмокнул её и вышел.

Эмоций у неё не было, иллюзий тоже. Она погладила бутоны роз, чтобы избежать тишины, включила телевизор.

– Помою посуду и лягу спать. Завтра на работу, – выдохнула из себя Кейт.

Жизнь сложнее, чем кажется. Они оба не знали точно, что ждёт их впереди. Знали лишь, что надо верить себе и друг другу, наслаждаться каждым мгновением, каждой совместно прожитой минутой.

Кейт вспомнила о незнакомце. Подумала, что не хотела бы жалеть о чём-то несбывшемся, как этот несчастный старик. Надо любить здесь и сейчас, искренне и открыто, выбор есть всегда, нужно действовать самому, а не просто принимать свою судьбу. Время идёт вперед и само всё расставит по местам.


ЦИТАТЫ О ЛЮБВИ И РАЗЛУКЕ

 

Любовь – это стремление добиться дружбы того, кто привлекает своей красотой. Марк Туллий Цицерон

 

Любовь похожа на песочные часы, наполняя сердце и опустошая рассудок. Жюль Ренар

 

Материнство, конечно, дает невыразимое счастье, но это счастье в любви или браке надо выкупать такой ценой, что я бы никому этого не посоветовала. Жорж Санд

 

Чтобы тебя любили, будь достойным любви, а этого не дадут тебе исключительно красивая наружность или стройная фигура, – ты должен физическую красоту соединить с даром ума. Овидий

 

Любовь – единственное в природе, где даже сила воображе-ния не находит дна и не видит предела! Фридрих Шиллер

 

В здании человеческого счастья дружба возводит стены, а любовь образует купол. Козьма Прутков

 

Любовь – единственная страсть, не признающая ни прош-лого, ни будущего. О.Бальзак

 

Любви не знавший дуралей достоин сожаленья. Р.Бёрнс

 

Даже в чаше высшей любви содержится горечь. Ф.Ницше

К списку номеров журнала «НАЧАЛО» | К содержанию номера