АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Павлов

Плюс полторы минуты. Стихи

*** раскручивая гайкивспоминай с кем и когдазакручивал забавномы прожилисмешные временавеселыепереживемподавно *** в. седову выходишь постоянно кофе ждет совсем не остываятак иногда тут задом-наперед толкаются трамваиа там в неперечисленном в багаж из океана сутипускают самолетики тангаж и крен бы с ними лишь бы только путь имстрофу заточишь выбреешься ей умолкнешь запятымив аквариуме выкормленных дней забавно ищешь имятихонько волосы убрав со лба как со стола достаткии руки от ствола и лезвие нева и мыло от бечевкистакан от пойла ноги от теплалюбовь от изголовья или бровкисебя от той которая дала или играет в прядкетакие вот случаются делагрядут очередные беспорядкисистола в месяце невесомости в душном плену усилиймолишь еще у совестидаже когда простилидаже пока рекордамипреют температурывыдох паров нетвердыми аки шаги с натурысухо в гортани музыкеломкой хрустит валежниктолько артикль на суржикекак космонавта держит *** а. королеву в напраслины расплавлена водаи году говорят с тобой все яснобемоли галок спят на проводахсыграй по ним отсюда в никудаи спой пока не шепчутся на разныхзвезду найди или войди илитакой же подари кому угоднозажгутся в небе все равно углив углу усталой кошке постелии вылетая настежь выбей окна *** с. ланге приходит ночь длиннее всех святыхв отсутствие любой другой природывылизывают кошкино котынебрежно изменяет время коды лишишь их обоняния и всенарушен тайный смысл любой колодытаро сыграют каждому басёвисты прострелят кротовые хордызабудет дублин разные народы потом январь потомки и опятьв снегу разобранные имена рисуяот полосатой будет сразу пятьот рыжей три из них один в косуюи шестеро от той кому лишь раз засунетросу умевший в лапах отдавать *** к. капович вот так бы перестать переводитьиз голубиного на чаячий однаждыартикли в стертом горле без водыи воздух им по-моему до жаждыраспущенные волосы сноситьгрызть ногти на любимом стоунхенджаотправить ммс всея русипока чумазый перестроит бэнджонаденешь средне-русское в тоскеи ходишь как чумная возле елкидрузья расплавленным мороженым в глазкелисички мишки зайчики и волкииголки словно пальцы обдерешьсажая праздник спиленной снаружиотчаянно был год на тот похожкоторый снова станет всех немного лучше goosebumps вот-вот опять мороз прихватитпод хруст ключейувы воды в сгоревшей хатеты ей ничейв округе ни кола ни зги нетсобачьегок утрунаверно кто-то сгинетоплачь его а позже снов прокрустым скрипомпостель возьмутвоскресный стонс промерзлым нимбомоставят туткогда пойму что ты святая жна мне спешапростой глагольной рифмой таешьза ни шиша клякса на карте очередной сармат добежал до дворца марафонторжествуют старожилы хутора и аулапики радости созерцает двуглавый грифонразвивается стяг над кружками караула для седого это была последняя войназатянулась первая царапина у молодогоа к утру над опустевшим полем вся тишинасоберется в косяк улетит куда камнем заброшено словоплюс полторы минуты темень сотканная из декабрьской тоскипохожа на последний день ихкогда так васильки близкиу ее коленей ива течет по набухшей водеравная всем из офелийшарики лопаются в пустоте им и неведом гелийты от отсутствия оторвалась и от нас улетеламедленно принимает наст расхотевшее телоесли радиомаяки выключить на секундуземля и небо станут близкии спаливший черновикивсяко подобен чуду *** задумается день оформится природапод каверзы луныи выберет в уделтакое время годакогда сады слышны когда поля полны когда натужно стеблюкогда прекрасен плодкогда вода апсныснам без году неделядо вечности вот-вот в такие временабез страха оступитьсяласкаешь семенав них не видна войнався ткань приятна спицами жизнь тебе жена сыворотка молчания чиркнет крылом мимо света летучий мышзапах арбузный навалится аки спасвон от сгоревшей травы поджигали мы жбрызнут майолики смолкнет иконостасвот постоишь в росе как порог оббитломкий доселе кукушкин нарушив счета от звезды летящей в глазу рябитвсе у нее рябиновое ещевылет стрижей над помятой извне мечтойтреск по околице где-то любовь прошлапросится выдох сумеркам на постойглохнут напившись неба колокола альма-матерь холод собачий завернут в моё одеялозигмунд читает покуда выписываешьс эммой куратором третьего курса наваломв памяти лиц сном которые не признаёшькак обжигает горячий артикль вместо чаявновь батарей отопительных вымер сезонснега смеющийся скрип невозвратно встречаетвялоутопленный сон старый декан головой опираясь на рукиновый линолеум мнёт как когда-то давномимо летают пиастров больные наукизапах чернильниц завкафедры глазом о днотрётся за эммой которою держишь под рукугнусный в зазубринах знания давишь языкграмот структурно несёшь круговую порукуне измельчаясь в разы альма по матери чешет и ботает фенейносит тюрьмой добивает в лепёшку страныгалстук манохинский ладный упавший с коленейне переводят назад переводчика снымнёт виртуальную гладь зареальная скукамесяцем год постарел превращая словав то чем когда-то закусывала жизни сукаподло бессменно зева.. огонь судьбой как спичкойчиркнешь по судьбемгновенно вспыхнувсладкий запах серыи деревосгоревшее в тебеуносит дымв чужие атмосферы другой судьбена память божий дарот пламени рубецна самом гладкомза миг опустошениявсегдасаднитневозгораемым остатком

К списку номеров журнала «УРАЛ» | К содержанию номера