АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Айгерим Тажи

Берег уводит к солнцу. Стихи


? ? ? ? ?

Наверное бог похож на умирающего человека

У него в глазах то чего никому не видно

над головой остатки сияющей ауры

на губах соль выступила на лбу испарина 

я смотрю на него и мне отчего-то стыдно 

Дайте мне воды думает он не произнося ни слова

Справа мать и праматерь сидят отец с пращуром – слева 

в изножье карлики великаны у изголовья

пришли и молчат 

(вспоминают как он выходил из чрева)

он перед ними младенец голый

которому не все возможно но все прилично 

Другие плачут громко молят его о прощении 

А у него в ушах звучит собственный голос

Будущего нет и не будет

Будущего нет и не будет 

И прошлое слишком призрачно

 

? ? ? ? ?

от воскресения до воскресенья 

ставим крестики календарные 

ждем спасения

оно приходит в виде воздуха горного 

в газовой камере города

серебристые муравьи 

тащат к вершине камни

трутся стальными боками 

чешется

след на шее от тесного ворота 

под ватными облаками


? ? ? ? ?

Кто-то умер.

Да здравствуют все.

У красавицы месяц в косе,

Солнышко в рукаве и кощеева жизнь.

В башне сиднем сидит, оттачивает харизму. 

Ждет прекрасного юношу, держит в окне белый флаг. 

Но внизу лишь дурак, да и то не глядит, дурак. 

В пять утра во дворе с серым волком на поводке

Курит, плюет под ноги, уходит, крикнув «к ноге!»


? ? ? ? ?

У бога 

полный карман людей

у нищего 

полный карман счастья 

поделись со мной человек 

у меня есть море взамен 

большое теплое море 

рыба

лодка 

и снасти 

 

? ? ? ? ?

в дороге люди кажутся вечными

пролетает многозвездное небо 

как старый фильм за кадром встречные

рождаются и умирают. снег

падает между дворниками и мирком 

в котором принцесса счастлива с пастухом

в их глазах страсть сменяет красный свет 

тот из соседнего авто кажется незнаком

но и он оставляет след 


? ? ? ? ?

дом-ковчег парусами раздулись простыни 

в стенах пары звереют плодятся к осени 

толстый голубь уснул в двух шагах от пропасти

пара взмахов до ястреба жизнь до лавров

капитан с электронною папироскою

покоряет моря по подсказке лоцмана 

переходит на уровень получает бонусы

крутит с яростью беспроводной штурвал

маяком свет на кухне за свежей порцией

кофеина плыть долго но сильный – справится

у жены древнеримская  переносица 

она смотрит в окно и от вида морщится 

он подходит и щиплет ее за задницу 


? ? ? ? ?

Я хочу запомнить твой запах, твой цвет и завтрашнее, 

Выпавшее тузами в высохших чайных катышках,

В дорожках кофейных зерен, созвездиями на карте родинок.

И даже если седой горбун на туманной ратуши 

С того берега крикнет мне что-то совсем неспелое

Через буквы зелено-кислые и точки белые, 

Я считаю с губ ветра светлое предсказание.

И пусть будущий день предрешили, а после отсрочили,

Переставили точки, концы, предисловья в пророчествах

Твоего возрождения. В дебрях Святого Писания

Ты как будто вернешься такой же, как был (восклицание) 

Только этого мы не увидим (увы, многоточие).

 

? ? ? ? ?

ветер в комнате. дождь 

по эту сторону подоконника

на поверхности пола 

водная блажь и травинка 

тоненькая 

девушка засыпает с библией

просыпается с сонником

она бы давно выздоровела

но стоит на учете хроником 


? ? ? ? ?

завтра плюс двадцать гроза возможно землетрясение 

рыбки выбросились на кафель еще с утра 

их смели веником смыли в трубу течением

в аквариум запустили премудрого пескаря

а он через стекло так смотрит

что становится очень жутко

душа выходит из пяток

и подступает к желудку 

люди бегут из карточных зданий

выносят детей бутерброды спички 

в банке пескарь шевелит усами 

и смотрит на всех по-бычьи  


? ? ? ? ?

Когда память не та и руки уже не те

Когда животное просыпается в животе

Меркнет лампочка в голове

То рождается в пустоте

Голос

Того кто мог вырасти из тебя

Да что-то не повезло

Спрашивает

Какое уже число

 

? ? ? ? ?

Ветер шумит размеренно.

Строит гнездо на дереве. 

Дерево осыпается.

Он обещал быть в пятницу.

В дом не вернулся. Хлопают

Двери в ладоши твердые.

Лето в чулане прячется.  

Пес умирает около

Белого  цоколя.

? ? ? ? ?

медленно обнажаясь

берег уводит к солнцу

в  черный и тихий город

копоть на храме божьем

в воздухе стонут люди 

плач их – щепотка соли 

в воздухе тонут рыбы 

падают к лапам кошки 

город сгорит а море

жизнью его наполнит

день а на дне  ракушка

рак и забытый якорь


? ? ? ? ?

В доме окно

На окне горшок

В горшке веточка

Вяжет пинетки сонная женщина 

Внутри нее рыба без воздуха мечется 

А ей хорошо

Улыбается будто себе в живот 

Крикам на улице

Разбитой лампочке 

Черным вестям из нечерного ящика 

Женщина ждет непременного мальчика 

Девочка тоже сойдет 

 

? ? ? ? ?

Пририсуйте к морщинам сто черточек.

Вырасти в старых – 

неуклонная цель.  

Мы на корточках без перегара 

равновесие ищем, 

баланс в балагане. Пустите!

Отшагаем свой путь по канату.

В костюм колоритный

Нас зашили в младенчестве. 

Кто-то, споткнувшись о бога, 

Кувыркнулся. И стало свободней 

на узкой дороге. 


? ? ? ? ?

Утро наступает

Тяжелее старости 

На горло.

Зачем вы птицы встаете так рано? 

У птиц во рту язычок.

Птица – колокол. 

Темные люди в белых одеждах 

Крадутся по городу.

Небо, небо, залей им в уши

Песню олова. 

Пусть слышат они только море, 

Старое море, новое море.  

А мы пока накричимся 

и выкричим горе.


? ? ? ? ?

Голова на плечах. Пелена в голове.

Расшивают кольчуги по вечной канве

переросшие мальчики, в мокрой траве 

разбирают друг друга на лего.

Посмотрите наверх, посмотрите наверх.

Там старик, а вокруг него тихо и свет. 

Он давно прячет кролика в рукаве

И зовет на прогулку по небу. 


? ? ? ? ?

У старого дерева молодые листья.

Прорыты ходы в яблоке. Делятся половинки:

Одна на счастье, другую почистить.

Империя насекомых выстроила лабиринты

в мякоти, из которой выйти лишь по веревочке.

К Ариадне, что украла плод, а осталась с овощем. 

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера