АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Безденежных

***

ГОВНОЯЩИК

Не хочу смотреть телевизор. Давно
Запрещаю себе, надеюсь, еще не поздно
Как приставка компьютерная к мозгу
Башку накачиваете нереальным говном.
Но, похоже, подсел я, словно на наркоту
Я, по-правде, всегда был не совсем здоров,
Придаешь сидячее положение телу и в пустоту
Голубого экрана пялишься на срач говорящих голов:
Лощеные дяди и глянцевые тети
Лоснятся ботоксными лицами и блещут визином глаз
Взрывают мозг, любую мысль валят на взлете
Хотя видишь, что телебарби охотится на мужчину, а он уже нюхал сегодня и явственный педераст.
Вот новости и все прекрасно, и страшного чуть-чуть как острый соус:
Ирак, талибы, разгул стихии, встреча в верхах и тревожная нота
В Лондон, горящий с фосфором поезд,
И президента много – профиль крупно, помельче, анфас. Отдельным блоком – погода.
Потом опять: социальная сфера
Упырь-Зурабов не виноват, таков уж по естеству и старается сильно
А я вдруг вспомнил плачущего пенсионера,
Пересчитывающего мелочь у магазина
Сдохни – ты лишний! Как и сельский учитель,
Пытавшийся нравственными примерами спасти жиганов от мака и зоны,
А девочек от трассы и лишения девственности в кабине водителя
Вы все вне внимания, вне закона
и вне теле…
Как санитарка-мегера в больнице
В перештопанных колготках шмякающая печать на больничном листе
С остервененьем, потому что ворованным спиртом можно напиться,
Но нельзя накормить детей
А до зарплаты еще неделя…
А на экране опять
Ток-шоу-мэн глаз не прячет и складно-писано врет
И думаешь с горечью: как эта блядь
Карму себе махрячит на сотню жизней вперед
На следующей кнопке все тоже пучком
«звезд» зажигают колоннами
значит кому-то нужно плодить этих клонов-клоунов.
И все-таки не по себе:
Там за каждым плечом виден архангел в кителе со значком
«Отличник службы ГБ».

Суки, какиеже суки!
Но нет толку кричать.
Отгрызть, оторвать себе руки
Чтоб больше его не включать…

ГОРОД

Я родился в этом городе где
мосты держат реки в узде,
но они одна в другую
впиваются на песчаной губе
выплескиваясь поцелуем.
Где на червивой горе
кремль зубастый
смотрит на игрища рек дуплами башен.
Где овраги как шрамы
город перерубили,
где портовые краны
скопом Стрелку забили,
где заволжские дали
туманны и величавы
и где с неба кидаются
крики чаек.
Где встречаются подле
памятника из меди
по обычаю плотно,
порой на вынос
Тело привычно куда-то едет
и влипая в потный рассвета вырез
понимаешь внезапно с улыбкою вялой
что весь город вполз под одно одеяло.


ОСЕНЬ

ну ты, это... давай не грусти так.
это осень все перепутала, летних дней поистек кредит.
было жарко и каждый душой наг.
а теперь незакутанное холодит.
теперь каплет с небес, из голубых глаз.
ветер хлесткий оплел как огонь-шлея.
но сквозь влагу огни - словно блеск страз от Сваровски или брильянт.
просто надо согреться, может поможет Вакх?
и раздуть что внутри оставалось тлеть.
можно еще тепло поискать в словах
и свернуться калачиком, ждать-терпеть...

В ДЕТСТВЕ В ГОРЬКОМ

В детстве в Горьком ходил под стол.
А на столе наливали по сто
Еще живые дяди и дед
Потом всей семьей играли в лото
На горсть медяков-монет

В Горьком в детстве ходил в кино
Точнее бегал туда оно
Стоило гривенник и всего пять
Добрых прохожих вруну должно
«На позвонить» дать

В Горьком в детстве ходил к Оке
Слетал с откоса на пляж. В руке
Булка вкусная по три коп
И яблоко «свиснутое» в ларьке
После перекусить чтоб

В детстве в Горьком ходил читать
В библиотеку не чтобы стать
Умным, а помечтать,
Книгу хорошую – недостать,
Надо в очередь встать

В Горьком в детстве ходил в пальто
За братом донашивал потому что
Отцовские ползарплаты
Великовато, зато крутой
И взрослый. Пустяк заплаты.

В детстве в Горьком ходил везде
Один вечерами по темноте
И не боялся как все пацаны
Одно тогда только страшило людей -
Лишь не было бы войны!

В Горьком в детстве ходил… ну все,
Хватит тут сопли пускать, щусе-
нок как будто тот, взрослый мудак
Но «в детстве, в Горьком» произнесешь
и на душе сладко-сладко так

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера