АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Светлана Матссон-Попова, Ирина Перссон

Швеция – малая нация, большая страна

О русскоязычной поэзии в Швеции

 

Швеция расположена в северной части Европы на Скандинавском полуострове. Страна граничит с Данией, Норвегией и Финляндией. На юге и востоке она омывается водами Балтийского моря. По площади Швеция превосходит Калифорнию и почти равна Испании или Франции, но является одной из самых редконаселённых стран Европы – её население составляет менее 10,5 млн. человек.

Гольфстрим смягчает климат Скандинавии. Территории, расположенные на этих же широтах в других частях света, например, Аляска, Северная Канада и Сибирь, представляют собой незаселённую тундру с промёрзшей землёй, непригодной ни для земледелия, ни для скотоводства. Территория Швеции почти на 80% покрыта лесами, горами, озерами, реками, торфяными болотами и нетронутой землёй.

Основа благосостояния Швеции была заложена в конце ХIХ-начале ХХ вв. благодаря гениальным изобретениям и блестящим успехам шведских изобретателей и предпринимателей Магнуса Эриксона, Альфреда Нобеля, Густафа де Лаваля и др.

Придерживаясь нейтралитета, Швеция избежала участия в войнах, а её промышленность только выиграла, сначала от экспорта и поставок воевавшим странам, а потом – от помощи в восстановлении послевоенной Европы. Шведское производство осталось целым и невредимым в отличие от промышленности остальной Европы, до основания разрушенной за годы войны.

Столица Швеции, Стокгольм – крупнейший город на Скандинавском полуострове. Город раскинулся на 14 островах, между Балтийским морем и озером Меларен. Первые упоминания о нём в летописях относятся к 1252 году. Сегодня ежегодно внимание всего мира к Стокгольму привлекает вручение королём Швеции знаменитых Нобелевских премий.

 Маяковский в свое время весьма патриотично заявил: «Начинается земля, как известно, от Кремля». Но шведская «земля» начинается не от Кремля, а от Королевского дворца в центре Стокгольма, в Старом городе. Причём это один из самых больших частных дворцов в Европе. Он является официальной резиденцией шведских короля и королевы.

Надо сказать, что отношения между Швецией и Россией с древнейших времен были очень тесными, но разными: бывали периоды вражды, когда обе стороны боролись за господство на Балтике, бывали мирными, добрососедскими. В начале ХХ века усилился взаимный интерес Швеции и России, отношения стали налаживаться. В России, как и во всём мире, использовались шведские изобретения, работали шведские предприниматели, было открыто пароходное сообщение между странами, устраивались совместные выставки. Не случайно в 1908 году правящие дома решили закрепить эти контакты брачным союзом между русской принцессой Марией Павловной и шведским принцем Вильгельмом. Интересно, что это был первый подобный брак за последнюю тысячу лет, со времён Киевской Руси. Вот наблюдение Марии Павловны, сделанное во время её жизни в Швеции:

 

В Швеции жизнь была трудна для понимания. Меня несколько удивляло отношение народа к королевской семье. Они, казалось, смотрели на нас с любовью, но воспринимали скорее как больших детей. Любопытство, которое в Швеции вызывало каждое наше действие, даже самое незначительное, несомненно, было частью психологии толпы. Вся нация наслаждалась спектаклем. Наши характерные черты, хорошие и плохие, обсуждались с разных сторон безо всякого недоброжелательства с добродушною усмешкой, как взрослые толкуют о выходках своих детей1.

 

Похоже, что такое отношение сохранилось до наших дней...

 

Швеция первой из стран Запада установила торговые связи с Советской Россией – уже через полгода после Октябрьской революции. Дипломатические отношения Швеции и СССР были установлены 16 марта 1924 года. А благодаря политике шведского нейтралитета в период с 1950-х по 2000-е годы отношения между СССР (Россией) и Швецией были наиболее успешными за всю их историю в экономическом плане для обеих сторон.

Литературные связи между Швецией и Россией возникли в конце XVII – начале XVIII века, когда появилась издававшаяся в Швеции «шведская поэзия на русском языке», предназначавшаяся чаще всего для русскоязычных читателей. Но произведения художественной литературы интересовали русских переводчиков очень мало. Позже, в XIX веке, уже возникает взаимный интерес к культуре и, в частности, литературе в обеих странах. Так, Василий Андреевич Жуковский, знаменитый русский поэт, переводчик и педагог, написал «Очерки Швеции» во время 17-дневного путешествия в 1838 году в свите наследника русского престола, ученика поэта.

Какой же предстаёт Швеция под пером Жуковского? В первую очередь, как «гранитное царство» с суровой, но по-своему красивой природой:

 

Эти гранитные обломки, составляющие немое предание о каком-то давнишнем бое стихий, представляют явления разительные2.

 

Жуковский подчёркивает контраст между суровостью природы и благополучием жителей страны. Он пишет о крестьянских домах: «стены из обтёсанных бревен; довольно большие окна, от которых внутри хижин должно быть всегда светло и следственно весело. Жители этих хижин вообще красивой наружности. Они приветливы. В их обращении чувствуется какое-то непринуждённое доброжелательство и простодушие. Особенно между женщинами множество прекрасных, белокурых, с голубыми, часто весьма выразительными глазами»3.

А.С. Пушкин никогда не был в Швеции, однако его жизнь и творчество имели точки соприкосновения с историей и культурой этой страны. Интересно, что прабабушкой Пушкина по материнской линии, второй женой знаменитого Абрама Ганнибала, была Кристина Регина фон Шёберг, дочь шведского военнопленного. Её внучка, Надежда Осиповна, и стала матерью поэта.

Пушкин не раз обращался к теме шведской и русской истории – и в прозе («Заметки по русской истории XVIII века», «История Петра I»), и в поэме «Полтава», в работе над которой он познакомился с трудами шведских историков. Именно Пушкин создал тот положительный образ Швеции, который долгое время существовал в сознании русских людей. Даже в периоды конфронтации Швеция была государством-образцом, не исконным врагом, а достойным противником, говоря пушкинскими словами – «шведом суровым, победа над которым досталась учением у него». Примечательно и то, что одну из глав пушкинской «Пиковой дамы» предваряет эпиграф из Эммануэля Сведенборга.

В последующие годы происходил всё более интенсивный взаимообмен между литературами обеих стран.

Высшей оценкой достижений в области литературы считается присуждение знаменитых во всём мире Нобелевских премий. Интересно, что первая Нобелевская премия должна была быть присуждена Л.Н. Толстому. Узнав об этом, Толстой обратился с открытым письмом в газету «Стокгольм Тагеблат», в котором отказался от премии и предложил присудить её не ему, а преследуемым царским правительством духоборам.

Из шести русских нобелевских лауреатов трое были и прозаиками, и поэтами – Иван Бунин (1933 год), Борис Пастернак (1958), Иосиф Бродский (1987).

В официальном решении о присуждении Бунину премии говорилось:

 

Решением Шведской академии от 9 ноября 1933 года Нобелевская премия за этот год присуждается Ивану Бунину за правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер, за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы4.

 

Борис Пастернак был награждён «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и в области великой русской прозы».

Иосиф Бродский – «за всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии».

Известный шведский писатель, учёный-славист, переводчик русских поэтов Бенгт Янгфельдт вспоминал об Иосифе Бродском: «В Швецию он попал в первый раз летом 1974 года – провёл здесь неделю по частным делам. В следующий раз он приехал в марте 1978 года по приглашению Упсальского и Стокгольмского университетов, а в 1987 году посетил Стокгольм, чтобы получить Нобелевскую премию по литературе. После этого Бродский приезжал в Швецию каждый год – до 1994 года включительно. Чаще всего – летом, чтобы отдыхать и работать, но и в другие времена года, в связи с конференциями, выступлениями и прочими делами»5. По словам самого поэта, Швеция стала «экологической нишей», во многом заменившей ему родину, посетить которую не было надежды.

 

Переводы советских, русских и российских авторов на шведский язык описаны в библиографии Ханса Окерстрёма, издаваемой с 1976 года университетом Гётеборга, – «Библиография шведских переводов русской художественной литературы»6. Издание опубликовано в Интернете в свободном доступе и постоянно дополняется. Последняя версия вышла в апреле 2022 года. Автор, библиотекарь и сотрудник кафедры славянских языков университета, составил подробную библиографию шведских переводов литературы многих стран восточной Европы. В этом уникальном труде прослеживаются издания переводов с самых первых опытов, причём учтены не только книжные издания, но также журнальные и газетные публикации.

Переводы русской литературы на шведский язык осуществлялись чаще в Финляндии, где исторически было больше контактов с российскими авторами, чем в Швеции. Шведский долгое время был официальным языком в Финляндии.

Рафаэль Линдквист, известный финский писатель и переводчик, выпустил в 1904 году антологию русской лирики «Из поэзии России» (Ur Rysslands sång), в составе которой было 18 стихотворений Пушкина.

В университете шведского города Карлстада с 2007 года действует кружок «Обеденные чтения». Группа любителей чтения, студенты и сотрудники, собираются в перерыве и слушают чтение вслух одного из кружковцев. Каждый выбирает для чтения свою любимую книгу, это может быть роман или поэзия, или даже научно-популярная литература. В кружке участвуют представители самых разных национальностей. Звучит в основном шведский язык, но иногда, в случае переводов, можно услышать текст и на языке оригинала.

Так, в 2015 году в кружке читали «Евгения Онегина», была зачитана строфа на русском языке и эта же строфа на шведском, причём в двух переводах, современном и XIX века. Слушатели признали, что первый перевод был интереснее и красивее по звучанию. В современном варианте использованы штампы нынешнего языка, язык упрощён для более лёгкого понимания мало читающей публикой. В Швеции так поступают из уважения к принципам демократии. Пушкин должен быть доступен всем.

Первый перевод пушкинского романа в стихах сделал Альфред Антон Йенсен (Alfred Anton Jensen), известный в то время славист, в 1889 году. Через 20 лет Йенсен опубликовал обновлённую редакцию, отмеченную в шведской «Библиотечной газете» как достойный перевод шедевра мировой литературы. Язык Йенсена изобилует архаизмами, которые сегодня превращают лёгкий стих Пушкина в тяжелый текст для специалистов. В книге «История русской культуры» (Rysk kulturhistoria, 1908) Йенсен называет Пушкина Петром Великим русской словесности.

Поэзия Пушкина легче доходила до финского читателя, поскольку у Финляндии исторически было больше связей с Россией. Первые переводы на шведский были сделаны, ещё при жизни поэта, тоже в Финляндии, где шведский до сих пор является вторым государственным языком. В Швеции нередки поэтические переводы с третьих языков, то есть не с оригинала. Так, например, первая диссертация о Пушкине, защищённая в старейшем шведском университете Упсалы в 1841 году, была основана на материалах переводов Пушкина на французский и немецкий. Автор диссертации Карл Юлиус Ленстрём (Carl Julius Lénström) русского языка не знал, поэтому в работе присутствуют курьезы и неточности. Но, тем не менее, диссертация привлекла широкое внимание западноевропейской читающей публики к русской литературе и к творчеству А.С. Пушкина.

К 200-летию со дня рождения Пушкина вышел новый перевод «Евгения Онегина» (его автор – Челль-Оке Юханссон (Kjell-Åke Johansson), что было вызвано требованиями времени. Шведский язык претерпел больше изменений со времён Пушкина, чем русский. Шведскому читателю труднее понять и принять стихотворный текст 1889-го года, чем русскому – пушкинские строки. Несомненно, новый перевод имел целью приблизить творчество поэта соседней страны, заслонённое многовековым соперничеством двух держав.

Многие исследователи (Д. Шарыпкин, Е. Дорофеева, Г. Коваленко) находят «шведские следы» в творчестве Пушкина. Сюжет «Пиковой дамы» восходит к произведению шведского писателя Класа Юхана Ливийна (Clas Johan Livijn) «Пиковая дама, повесть в письмах, найденных в Данвикене» (Spader dame, En berättelse i bref funne paå Danviken, 1824). Пушкин мог получить книгу через знакомство со шведским дипломатом. Эта повесть поэта особенно популярна у шведских переводчиков – «Пиковую даму» переводили 8 раз!

Каталог Национальной библиотеки Швеции «Libris» определяет самое последнее издание переводов Пушкина на шведский язык 2018-м годом. Это книжка малого формата известной переводчицы Анники Бекстрём (1927-2022) «Сердце и другие стихотворения» (Hjärtat och andra dikter), со знакомым силуэтом поэта на обложке. Переводчица не всегда следует авторскому ритму, но старается передать дух русского поэта, вкладывая собственную душу в шведские строки.

Анника Бекстрём переводила многих поэтов, как классиков русской литературы, так и живущих ныне в Швеции русских поэтов (например, Римму Маркову, сборник которой «Окно» («Fönster») в переводе Бекстрём вышел в шведском издательстве в 2001 году).

 

В кружке университета Карлстада существует традиция раз в семестр приглашать писателей для чтения ими собственных произведений. В таком формате в 2018 году Римма Маркова читала свои стихи из разных сборников на русском и в переводе на шведский.

Вскоре после издания вниманию кружковцев была предложена монография Бенгта Янгфельдта о Маяковском7. Автору довелось встречаться с людьми, знавшими поэта – Лилей Брик, Романом Якобсоном, Татьяной Яковлевой. Биография Маяковского в изложении Янгфельдта заслуживает внимания искушённой русскоязычной публики наличием новых подробностей и воспоминаний. Представляет интерес и точка зрения шведского исследователя на литературный мир России.

В Стокгольме до середины 90-х годов действовал литературный кружок для пишущих на русском языке. Одни его участники уже ушли из жизни, другие уехали из страны или перестали активно писать. Сейчас русскоязычные поэты в Швеции разобщены и подчас не знают о существовании друг друга.

Кроме Нобелевской, в Швеции существует премия Курта Тухольского (Tucholskypriset), вручаемая шведским ПЕН-клубом литераторам, преследуемым в своей стране. Премия дает средства и право какое-то время жить в Швеции. В 2021 году эту премию получил русскоязычный белорусский поэт Дмитрий Строцев.

Помимо этого, Швеция участвует в программе «Fristad» («Свободный город») международной сети городов для беженцев-деятелей культуры и писателей (The International Cities of Refuge Network, ICORN). Города-участники этой независимой организации дают приют беженцу в течение двух лет. Российский поэт и музыкант Михаил Борзыкин, основатель группы «Телевизор», был гостем города Сандвикен в 2017-2019 годах. В Сандвикене Борзыкин продолжал сочинять поэзию и музыку. Он проводил концерты и чтения на русском и английском языках вместе с местными артистами и писателями.

По этой же программе приезжал в Швецию и Зураб Ртвелишвили (1967-2021), грузинский поэт, который писал на грузинском и русском языках.

Регина Дериева (1949-2013) также в своё время получила убежище в Швеции.

Долгое время, с 1981 года и до самой смерти, в Стокгольме жил Михаил Сафонов (1935-2016), поэт и переводчик шведской поэзии.

В Южной Швеции существует общественная организация SKRUV, которая выпустила несколько антологий «От сердца к сердцу» с произведениями представителей своего объединения. Авторы сборников находятся на разных этапах своего литературного пути. Некоторые идут дальше и выходят на более широкую арену, – например, Вероника Габард выпустила уже несколько книжек с прозой и поэзией.

Из живущих в нынешней Швеции поэтов одни стали известны в основном благодаря интернету, у других имеются и бумажные издания. Например, Дмитрий Бушуев – автор сборника «Усадьба», белорусский русскоязычный поэт Павел Голушко – автор книг поэзии и прозы «Одиночество», «Когда я вернусь» и др., поэт и музыкант Евгений Волынский, выступающий на клубных сценах Швеции – автор подборки «Стихи-ужасы».

В Мальмё живёт Керен Климовски (1985), более известная как драматург. Её стихи публикуются в российских и зарубежных журналах. Керен выросла в Израиле, жила в разных странах, и в её стихах отражается весь мир:

 

Я росла в краю, где смерть случалась так часто,

что в неё перестали верить, и были беспечны

абсолютно все, и деревья дрожали от счастья

осыпая бананами головы первых встречных8.

 

Римма Маркова – наиболее известный на сегодняшний день русскоязычный поэт, постоянно живущий в Швеции (в Стокгольме). Маркова известна любителям поэзии, читающим не только на русском языке, но и на шведском. Её сборники «Письма к любимому» (1999) и «Мама» (2020) напечатаны параллельно на двух языках. А сборник «Та Грузия, которую пою» (2017) вышел даже на трёх языках – русском, шведском и грузинском. Сборник Марковой «Fönstret» («Окно») опубликован в 2001 году лишь на шведском в переводе Анники Бекстрём.

Редактор отдела поэзии диаспоры журнала «Эмигрантская лира» Даниил Чкония писал в 2016 году: «Римма Маркова умеет из житейского сюжета и бытовой детали извлечь живую ткань поэзии. Она идёт кратчайшим путём от боли, тоски, печали к непосредственному воплощению их в поэтической речи, каждый раз открывая заново очень личностное видение времени. Её стихи порывисты, энергичны, выразительны в отражении её творческого темперамента, её художественного осмысления повседневной жизни»9. Пять лет спустя, предваряя другую поэтическую подборку поэтессы, Д. Чкония писал: «В стихах Риммы Марковой всегда много боли. Они – о жизни, в которую приходит время потерь. А порой о жизни, в которую мы приходим, уже неся в себе потери того, что было до нас. Муза её – неулыбчива, строга. Хотя в книгах этого поэта встречаются иронические стихи или строки, окрашенные в негромкую радость общения с красотой мира, счастьем дружества и понимания. Читатель, проникающийся искренностью её поэтической речи, становится серьёзным собеседником автора»10.

Вот одно из свежих стихотворений Риммы Марковой:

 

Кто вечно горд величием России,

  тем горе не беда.

  А ты устала плакать от бессилья

  и горького стыда.

В постах – ступени, залитые кровью,

стен рваные края…

Опять чужая боль тебя накроет

сильнее, чем своя.

Туннель забили, выхода не видно.

Осколки взрывов сплошь

застлали мир. Лишь нестерпимо стыдно

за родину, в которой не живешь11.

 

Таким образом, несмотря на малочисленность современных русскоязычных поэтов в Швеции, соответствующая поэзия здесь представлена. При этом она оказывает благотворное духовное воздействие не только на русских в этой стране, но и на самих шведов (через поэтические переводы), а также на всех русскоязычных любителей поэзии мира.

 


 


1 Великая княгиня Мария Павловна. Воспоминания. – URL : https://biography.wikireading.ru/109577



2 Василий Жуковский. Очерки Швеции. – URL : http://feb-web.ru/feb/zhukovsky/texts/zh0/zhe/zhe-083-.htm?cmd=p



3 Там же.



4 The Nobel Prize in Literature 1933. NobelPrize.org. – URL : https://www.nobelprize.org/prizes/literature/1933/summary/



5 Бенгт Янгфельдт. Заметки об Иосифе Бродском. Голос из дому. – «Звезда», n°5/2010. – URL : https://magazines.gorky.media/zvezda/2010/5/zametki-ob-iosife-brodskom.html




7 Бенгт Янгфельдт. Ставка – жизнь. Владимир Маяковский и его круг. – М.: Колибри, 2009 (ознакомительный отрывок: https://libking.ru/books/nonf-/nonf-publicism/534056-bengt-yangfeldt-stavka-zhizn-vladimir-mayakovskiy-i-ego-krug.html).



8 Керен Климовски. Я росла в краю, где смерть случалась так часто. – «Интерпоэзия», 2007, 2. – URL : https://magazines.gorky.media/interpoezia/2007/2/ya-rosla-v-krayu-gde-smert-sluchalas-tak-chasto.html



9 Римма Маркова. Стихи. – «Эмигрантская лира», 2016/1(13). – URL : https://emlira.com/1-13-2016/rimma-markova/stikhi



10 Римма Маркова. Стихи. – «Эмигрантская лира», 2021/1(21). – URL : https://emlira.com/1-21-2018/rimma-markova/stikhi



11 Римма Маркова. Попробуй-ка теперь не о войне. – Журнал-газета «Мастерская». – URL : https://club.berkovich-zametki.com/?p=72186&cpage=1





 

К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера