АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Варвара Заборцева

Стихи из варежки

Варвара Заборцева – автор молодой, но её стихи уже легко узнаются. В них – колодезная чистота русского Севера, детское восприятие мира и в то же время глубокая мудрость. Это глаза художника и тонкое знание деревни, где «Бог живёт не по углам». Думаю, Варвару ждёт большое будущее, если она, «дотянувшись до ягод» поэзии,не потеряет свою родниковую искренность и прекрасную наивность.


Дмитрий Легеза

 

* * *

 

И зимы на Севере белые,

И ночи июньские белые,

И море – нарочно ли – Белое,

И набело хочется жить.

 

Побелены печи на праздники.

Побелены избы на свадебки.

Настираны белые скатерти,

Когда подаётся кутья.

 

И кажется, будто на Севере

Не в землю уйдешь ты, не в землю, а

Под снегом на время укроешься.

И талой водою – домой.

 

Останешься ниткою белою

В рубашке, платке или скатерти.

Побелкой на печке уляжешься.

Узором сверкнёшь на окне.

 

 

* * *

 

На синей скатерти разлили молоко,

Повесили сушиться и назвали небом.

 

И так оно высóко-высоко

Повисло без верёвки и прищепок.

 

Предчувствие весны всегда одно:

Нет солнца, но оно незримо близко.

 

И будут вновь метели за окном,

А дома простокваша в белой миске.

 

И дай-то Бог, со мною будет сын

Пить молоко в преддверии весны,

Зеленоглазый и в рубашке белой.

 

Скажу ему: высóко-высоко,

Возможно, тоже любят молоко

И ждут весну

И первые капели.

 


 


* * *


 

Несу дрова,

Полешко за полешком.

Топить давай,

Подкинем от души.

Согрей чайку

И белого нарежь-ка,

С горячим сливки больно хороши.

 

Уха вплывает в белые тарелки.

Картошки горяченной целый таз.

Мы с бабушкой вдвоём.

Снежочек мелкий

Ругаем за неделю пятый раз.

 

Мне говорит:

«Платочек повяжи-ка

Да огребись маленько, замело».

И падают

И падают

Снежинки.

Согрею их натопленным теплом.

 

 

* * *

 

Чёрное на белом –

Дерево в сугробе.

Белое на чёрном –

Иней на ветвях.

 

Вьюга утром пела.

Мы запели обе.

Кружат обречённо

Белые слова.

 

Тучи снеговые

Скоро почернеют,

День – безумно хилый,

Тонет в феврале.

 

Кажется, впервые

Бегала во сне я –

Печку побелила.

Стало чуть светлей.

 

 

* * *

 

Большое розовое небо,

Большая тишь на берегу.

Как благодарственный молебен,

Пишу «спасибо» на снегу.

 

Простое, круглое, большое.

Озябшей варежкой пишу.

За то, что утром снег пошёл и

Мне так знаком его маршрут.

 

Он сверху вниз, а я навстречу,

И этот миг для нас двоих.

Благодарю за эту вечность

На белых варежках моих.

 

 

* * *

 

Дедушке Коле

 

Помню,

Как пахнет «Арктика лёгкая»,

Дымом копчёные кудри твои.

Изредка кашляя,

Чуточку окая,

Ты меня, дед,

Научил говорить.

 

Щёки морщинисты,

Брови густяшши,

Веки тяжёлые –

Взгляд голубой.

 

Вижу,

Корзину большашшую тащит.

Ты за брусникой?

Можно с тобой?

 

Руки мозолисты,

Пахнут опилками,

Пусть на баяне разгонят тоску.

Слышится песня –

Горячая, пылкая.

 

Руки,

Что пахнут лесами, опилками,

Держат мой первый букварь.

 

 

* * *

 

Бабушка,

Сыграй на вешала?х1.

Простынями белыми окутай

Серый двор,

Где музыка жила.

Пусть поют

Гнилые вешала?.

Знаю, их мелодия неслышна,

Но коснёшься ты,

И простыни задышат,

Тихо-тихо

Полетят.

И будто

Ветер не бельё качнёт –

Колокола.

 

 

СЕВЕРНАЯ КОМНАТА

 

Занавески на окнах голу?бые.

Стены в цветочек – синие.

Изба зовётся северной.

Вслух сказал –

И уже хорошо.

Окна смотрят на север.

Печки нет и в помине.

Ветер в щелях задувает –

Слушаю

И дремлю.

 

Нагрелась изба, нагрелась.

Солнце катится за? гору.

Июнь катится за? гору.

Розовеет

Белая ночь.

 

Прыгает по занавескам.

Путается в узорах.

Хочет, хочет остаться.

Спрятаться под кровать.

 

Зимой избу закрывают.

Добела изба промерзает.

 

Как раньше я не догадалась –

В ней зимует белая ночь.

 

 

НАКАНУНЕ АВГУСТА

 

Сохнет укроп на печке,

Запах на всю избу.

Сонный комар лепечет,

Спать, говорит, забудь.

 

Разгадай, говорит, язык мой.

Разгадай, говорит, почему

Белая ночь темнеет

К августу –

Почему.

 

Тихо жужжат занавески,

Тихо белеет окно.

 

Если бы ночи,

Если

Белыми,

Как занавески,

Были бы круглый год,

Они бы уже давно

Перегорели

И пожелтели.

 

Жёнки жужжали бы:

Надо подсинить.

 

Вот и приходит август.

 

 

* * *

 

То ли туман подступает,

То ли туман отступает –

Так начинается молодость.

В поле рождается дом.

 

Стены из цельного дерева.

Окна расшиты деревом.

Птица резная – на счастье.

Конь от беды сбережёт.

 

Сбудется, милый мой, знаю.

Спи, а на утро услышишь,

Как запоют половицы,

Радуясь третьей душе.

 

 

* * *

 

Весь день говорила я «здравствуйте».

Ни слова другого, ни звука.

Расслышала реку и землю я.

Желала им тоже здоровья.

 

Здоровалась с дедом Зиновием,

Манефой, глухим Никанором.

И столько здоровья прибавилось,

Скорее бы в дело его.

 

 

* * *

 

Черёмуха. Обрывистый угор.

И ягоды повисли где-то между

Рекой и небом. Не достать рукой

Чернеющие ветки – как и прежде.

 

Они так близко и бездонно далеко.

Погаснут ветки с первым снегопадом.

Опять ничьи. Но, может, через год

Я подрасту и дотянусь до ягод.

 

 


 


1Диал.Приспособление для сушки белья на улице.



К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера