АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Князев

Очерки и рассказы


ИМПЕДОКЛ - УДАЛЫЙ МОЛОДЕЦ.

Злые люди сунули Импедокла в гроб, заколотили гвоздями, засыпали землей и ушли. Лежит Импедокл в гробу, а вылезти не может. Пришли  на кладбище ночью Студенты,  вынули Импедокла из гроба и понесли в Медицинский Институт - чучело набивать.  Импедокл вырвался от студентов и убежал в лес.  А в лесу - избушка, в избе - старушка  -  ест из кастрюли трюфели. Пригляделся Импедокл - да это ж Баба Яга! Вот входит Импедокл:

- Здорово, бабуля. Приятного аппетита.

- Здравствуй, сынок, - Отвечает Баба Яга, - зачем пожаловал ?

- Ты что, старуха! - Вскрикивает Импедокл, - Зачем не по русскому обычаю приветствуешь?

Озлилась  Баба Яга  на  импедоклову  щепетильность  и  хотела съесть Импедокла,  а Импедокл хрясь ей палкой по голове...  Грянулась бабка о земь и обратилась красой-девицей:

- Хлеб-соль тебе, добрый молодец  -  развеялись чары, что Кащей проклятый наложил.  Теперь буду верной тебе женой-супружницей, а Кащея проклятого мы так еще отделаем - не обрадуется.

- Ай, спасибо, девица-красавица. Буду и я верным тебе супружником, а Кащея проклятого мы еще не так изрешетим - не обрадуется.

И впрямь умер Кащей в тот же день, потому как только назывался бессмертным, а сам старенький был.
                               (1994 г.)



СУДЬБА ФАРМАЦЕВТА.


У маленького Валеры есть верный помощник. Это его полевая аптечка  по имени Аптечка. И всякий раз, когда Валера ранит голову о ржавую железку или вырывает ноготь, полевая аптечка по имени Аптечка  оказывает  ему первую медицинскую помощь, да так ловко, что  вторая  медицинская  помощь зачастую оказывается не нужна, и Валера снова может беспечно веселиться в песочнице.

И  было  предсказано,  что так будет продолжаться не вечно, а только  до  тех  пор, пока какой-нибудь злой шутник не украдет у Валеры Аптечку, и Валера, укушенный бешенным микробом,  не умрет.  Но  Ангелы возвратят Валеру к жизни, чтобы он выжил, нашел Аптечку  и обезвредил злого шутника, который украл у него Аптечку, но сделать это Валере будет непросто потому, что злой шутник по имени Щёточка окажется Злым  Волшебником,  который живет в большом Сарае на вершине горы и повелевает оттуда полчищами ядовитых страусов, всем надоевших, дурно пахнущих, мерзостных самим фактом своего существования.

Такая  вот судьба предсказана Валере, но он не унывает и продолжает верить в свою счастливую звезду.

(1994 г.)

ЧЕРНО-БЕЛЫЕ СНЫ.

Снится мне, который год,
Будто я громоотвод...

И еще бывает так,  как например,  если засну - тут же вижу еще какой-нибудь  кошмарный сон, например такой сон, как будто я водопровод. Проснусь и думаю: ну и сон - прямо ерунда какая-то. А то вот еще усну, а во сне ко мне приходит, что вот сижу я и ем  печенье,  а потом спать ложусь, а во сне опять-таки ем печенье. Проснусь и думаю - а где ж печенье? Должна оставаться еще половина, не в том сне, который второй, а там, где я в первый раз отключался.

А то ведь, что получается - уснул-то ведь я два раза, а проснулся только один, значит нахожусь в том, первом сне, где еще осталась половина печенья, а их нет - можно подумать, что пока я сплю, экстрасенсы ко мне сюда влезли и выкрали печенье.

Так-так...  Заглядываю  под  кровать, а оттуда Крокодил вылезает - хвать меня за ногу и отгрыз - да так ловко!  А я на другой ноге ковыляю и залез на шкаф, а Крокодил снизу зубами щелкает.

Взял я газету и стал читать, а там написано: сегодня - праздник и этот праздник наша редакция нашла удивительным и пречудесным  Явлением и поздравляет всех нас с таким Явлением. Почитал еще немножко, смотрю, а товарищ мой зеленый уж подкрался, сидит рядышком и зубы скалит. Взял я газету - свернул трубочкой - и в морду ему, в морду, а сам думаю: сплю я или не сплю, тут еще бабушка надвое сказала, а Крокодил сгрыз газету и смотрю - совсем разулыбался, и тянет ко мне чешуйчатые руки, чтобы схватить и покушать, а я думаю - что если ущипну себя - будет ли польза?.. А Крокодил - вот ведь гадина какая - схватил меня в зубы и под кровать тянет - смотрю, а у него там целый склад - и варенье, и печенье, и мармелад, и тут же книжка про двух мореходов - Доброго и  Злого,  и много-много славных игрушек, а Крокодил откусил мне голову и отдохнуть прилег и снится ему, будто случилось непоправимое - у  него отвалился хвост, а бабушка говорит, что такого УБОЖЕСТВА  в жизни не видывыла и все смеются над маленьким Крокодильчиком, а некоторые называют его "Ящерица-Лопух" и говорят вслух: "до чего уродлива эта рептилия", а в желудке у Крокодила моя голова читает в газете:

                "Жила-была селедочка
                В лесу она росла
                И много-много чайников
                Детишкам припасла
                Мгновенно раскачалось
                Могучее весло
                И кресло - не кончалось
                И было ремесло."

(1994 г.)



БЛАГОЧЕСТИВЫЙ ДИПЛОМАТ.


Примелькалась парнишке трясина
И пошел он бродить по лесам
И увиделась девочка Зина
Злой Пацан побежал по кустам...

Веспасиан Субординатович Дубрава  был совестливым дипломатом. Он никогда не поступался обычаями чести и благородства, принятыми его семейством в незапамятные времена.  Однажды Веспасиан Субординатович стал свидетелем драмы,  развернувшейся на остановке троллейбуса. Увиденное потрясло Дубраву.  С тех пор еще ревностнее, еще самозабвенней выполняет он заветы чести и благородства, из поколения в поколение передающиеся в семействе Дубрав.

Верность  семейным традициям всегда оставалась сильнейшей стороной Веспасиана Субординатыча, однако история, приключившаяся с ним на остановке автобуса, многое изменила в незыблемых до того взглядах дипломата - неизмеримо суровее, совестливее стал подход Веспасиана к делам, касаемым чести и благородства... Приверженность  нелегкому своему делу приобрела с тех пор у этого сотрудника масштабы,  несопоставимые с давешними, отношения с женским полом, участившись, упорядочивались не на шутку...

Так продолжалось до тех пор, пока судьба не занесла Веспасиана Субординатыча на остановку трамвая... Вот тут-то и произошла с Дубравой история, история, весьма занятная своими подробностями. Нам, своим сотрудникам и подручным, Веспасиан  никогда не рассказывал об этих подробностях. Но вот парадокс: старый ветреник преобразился в одночасье!  Отношения к сослуживцам не переменил, а вот с женским полом стал невыносимо корректен, резко прекратил опаздывать на службу. Что же касается семейных традиций,  верность которым Дубрава  всегда хранил свято,  то теперь, после случая на трамвайной остановке,  его перед ними истовое поклонение перешло в неистовое поклонение.
Сколько раз,  в  тесной  компании,  за чашкой крепкого чая или (бывает и такое) - дружеской  чаркой  вина,  вспоминался нам этот случай, но даже тень улыбки не касалась насупленных бровей благочестивого  дипломата,  лишь губы его саркастически кривились в судороге сосредоточенного размышления.

(1994 г.)

ПЕРНАТЫЙ НИКОЛКА.


Здравствуйте, дорогие читатели. А вот послушайте рассказ моего знакомого Игнатки,  рассказывающий про его хорошего знакомого Николку. Случилось так, что Николка  работает швеей и при этом пернат от слова Перо, которое он постоянно носит с собой как талисман, который передала ему в день своей смерти матушка покойного Игнатки... Бил барабан и был Иван. А затем стало темно, как если бы выключили свет. И тогда матушка Игнатки воскликнула:

- Ах! Если бы привели сюда  этого замечательного Николя! Этот светоч милосердия в наш век всеобщей черствости сердец!

И тотчас вошел Николка - бледный как полотно, струящий горькие слезы.

- Ах, Боже мой, Боже! - кричал Николка - Сделай так, чтобы эта великодушная женщина прожила одним мгновением больше!

При этих словах больная вскочила с постели и, бросившись к ногам Николки, обхватила их руками.

- Озолочу! Озолочу! - все кричала она. Слезы заливали лицо юноши...

- Распахните ставни! - приказал он.

Грохнул гром. Николка пал как пораженный громом. Душа Игнатки попрощалась со своим туловищем.

(1994 г.)

ЦИРК ШАПИТО (рассказ механизатора).


В былое-то время все спокойно было в нашей деревеньке, а тут, откуда ни возьмись, а приехал в деревеньку Цирк Шапито.

И наступило Странное, потому как откуда ни возьмись, а появились из Цирка неведомые звери, числом 3, и были это все звери с человеческими лицами. У первого зверя лицо было точь в точь  как у популярного артиста Адомайта Педикактуса, у второго зверя лица не было вовсе, а у третьего лицо было точь в точь как вот у меня.

Бывало, пригляжусь утром в зеркало, а потом сразу бегу смотреть на неведомого зверя, и точно - все в полном соответствии, хоть на паспорт вклеивай, только вот зверь скалился больно уж нестерпимо, а я в зеркале старался выглядеть поприветливее - вот и вся разница.

Долго ль, коротко ль, а стал я замечать - заглядываются на меня девчонки на танцах,  будто я раскрасавец какой или по телевизору меня показали. Вот тут-то и призадумался я и решил поприглядывать за двойником своим поганым, а раньше я на него, можно сказать, и внимания не обращал, можно сказать - игнорировал.

И вот встал ночью и прокрался в лес.  Вижу - идолище стоит на полянке посреди леса, а я на краю поляны укрылся, а между нами огонь возгорается... И в это время из кустов позади меня появляется СТРАННАЯ ФИГНЯ и призывно так, нежно на меня поглядыват...

Оглянулся я. Так и есть! А только вместо зипуна на СТРАННОЙ надет белый девичий сарафан. Тут я, конечно, испугался и забежал вперед, а зверь, пока я смотрел на СТРАННУЮ, перемахнул через костер и стал меня там поджидать, и когда я стал убегать от СТРАННОЙ, то мигом попал в зубы к злому чудовищу. И подумал я, что сделаюсь теперь деревенским посмешищем, потому что у меня не будет руки, ноги или какой-нибудь иной части тела,  а по мне так лучше и не жить, только бы не быть всеобщим посмешищем и Человеческим Обрубком...

И  только я так подумал как зверь тотчас отпустил меня и отошел в другую от костра сторону, а ФИГНЯ вышла из леса, тянет ко мне руки и говорит что-то ласково, а только я не могу понять ни одного слова и чую - добром не может это кончиться, того и гляди -  скончаюсь, а то и что-нибудь похлеще приключится, и говорю себе: давай драпать отсюда, пока совсем плохо не стало и я тогда палку схватил и бросил в ФИГНЮ и стал убегать, а она как захрипит и до того жалобно, что меня, надо сказать, икота прошибла и побежал напролом через чащу,  вдруг вижу - избушка черная, и чую - здесь помирать придется.

Вскарабкался я на крышу сарайки. Затаился - лежу. Вдруг слышно стало - кто-то стонет в избушке и стал я богу молится, чтоб защитил, потому что мочи терпеть уже не стало, а такого страху в жизни не ведал и врагу не пожелаю и лучше мальчонкой опять заделаться, чтоб дедка за уши порол, а мамка волосы дергала, а только чтобы не было страха такого, что вот сижу здесь и не

понимаю, умер уже аль нет, а тут луна из-за туч выползла и высветила меня в моем убежище и кто-то хохочет все ближе ко мне и ближе, а я спрыгнул  с  крыши и побежал влез, да как заору, вдруг БОЛЬШОЙ навстречу и я со страху в штаны напустил и в другую сторону стал убегать, где раньше была пасека дедушки Трофима, еще когда у Трофима сын был - Кирюхой звали, а потом утонул или запропал куда, а Трофим все ходил,  все выискивал, да и сам сгинул, так что пасека уже с год пустая была, а я туда бегу, думаю: спасусь или нет, вот ведь в какую историю вляпался - не позавидуешь мне теперь, ведь если до пасеки дедушки Трофима вовремя не добегу, верная смерть выходит, и побежал еще быстрее, чтобы успеть добежать до пасеки Трофима, а вдруг вижу, из ворот человек вышел и вроде как сигналы мне подает: не ходи, не ходи сюда, давай назад убегай. А куда же я назад-то побегу, где еще такого страха натерпелся, что не приведи Господи!  И забежал в ворота, а человека вроде и не было  -  был человек и не стало, такого отродясь еще ни разу не видывал, схоронился в улье и продрожал до утра.

Вот ведь кака история со мной произошла, прямо не знаю, что и сказать, а только умные люди потом говорили - Озёрники над тобой озорничали - какие такие Озёрники - ничего не понимаю - а только цирк Шапито с тех пор в наших краях, Слава Богу, не появлялся.

(1994 г.)

БОЛЬНИЦА НА ОКРАИНЕ ГОРОДА.

"Вообще то я врач, но люблю сладкое,  потому что сладкое способствует умственному интеллекту, а во рту образуется особая приятность, которую ощущать тем приятнее, что обычно находящаяся во рту слюна имеет неприятный, специфический привкус."

Такую речь произносил Доктор Б. Планкто,  завязывая  галстук перед зеркалом в своем кабинете, затем же, уменьшив себя до размеров Спичечной Головки, доктор проник в брюшную полость одного больного, чтобы там умелыми руками заврачевать эту полость.

Но доктор Родригес Коврига, который ненавидел доктора Планкто за его волшебное умение, сведал об этом, взял нож и разрезал живот больному, в желудке которого находился доктор Планкто.


Ловкие пальцы Ковриги уцепили несчастного за фалды пиджака и перед Планкто закачались горящие глаза Р.Ковриги  в натуральную величину:

"ТАК ВОТ ЧЕМ ТЫ ЗАНЯТ, МОЙ МАЛЕНЬКИЙ ДРУГ!" - взревел Коврига, обращаясь к трепещущим практикантам, - "Взгляните на  это НИЧТОЖЕСТВО (в недалеком прошлом - известного доктора биологии Бориса Планкто) - уж давно переметнулся он в стан  исконных наших врагов - МИКРОБОВ, и ведет с тех пор двойную жизнь: Днём - Вдумчивый ученый, Деятельный администратор, Изобретательный педагог. Ночью - Кровавый ученый, Беспринципный администратор, Отвратительный педагог! Ну, так что ж, друзья мои," - Коврига обвёл глазами аудиторию - "Доктор Планкто, вероятно,  предполагал избежать сурового наказания, которое ему полагается по закону. Он ошибался ..."

С этими словами Хирург подошел к ведру, где плавали чьи-то внутренности и с задумчивым видом стал вертеть Планкто над этим ведром, в котором он хотел утопить несчастного Б.Планкто, чтобы вместо него ехать на научную конференцию.

В это время доктор Планкто выпил волшебную жидкость и быстро приобрёл характерные для него внушительные размеры. Коврига пал ниц на полу, а подручные его в ужасе разбежались.

"Я Мог Бы Отхлестать Вас По Щекам, Как Мелкого Пакостника," - Начал Б.Планкто,  Обращаясь к пресмыкающемуся Ковриге - "Но Я Поступлю Иначе... ОТНЫНЕ ТЫ," -  Возвысил голос Б.Планкто - "ПРЕДАННЫЙ АНАФЕМЕ И УМЕНЬШЕННЫЙ ДО РАЗМЕРОВ спичечного коробка, ВЕЧНО будешь жить на верхней полке моего шкапчика,  чтобы ты не мог спрыгнуть оттуда И напакостить еще кому-нибудь, Как ты хотел напакостить мне. ТФУ НА ТЕБЯ!"

И как только волшебная слюна доктора Планкто коснулась доктора Родригеса Ковриги,  он уменьшился до размеров спичечной коробки.

(1995 г.)


КОНЧИНА.


Был проходимцем Сидоренко, и вот пробил его час последний. Лежит Сидоренко на смертном одре,  не долго - он думает - я проживу. Колют Сидоренку желудок колики, а в голове ему мерещатся кролики. В кишечнике Сидоренка кувыркаются несимпатичные кишечные палочки... Открылся рот у отходящего Сидоренко - хочет матери сказать, куда  деньги припрятал. Не появляются слова изо рта... Зато обильна слюна изо рта. По всему видать - скоро помрет Сидоренко.

Пришел поп - толстый живот, он исповедует Сидоренку. Не хочет исповедываться Сидоренко, отталкивает попа негнущимися конечностями. А поп не уходит, сел за стол, ест калач. Вот появились признаки трупного окоченения - не хочется верить Сидоренку в скорое свое окончание. Мне бы - думает - жить-поживать, а попам с дьяконами - поскорей околевать. Тут началось разложение. Сидоренко умер. Постараемся же не забывать про кончину, и забудем тогда мы кручину.

(1995 г.)

ИСАИЧ.

- А я чичас как подойду к вам, Сергеюшко, да как... как... в мерзавичью харю вашу тресну!  Со страху ведь подавишься, гнида подколодная, как пить дать, помрешь на радость мою.

- Продолжай подавать колоды, Исаич, не гунди.

- Шикарно говоришь, обрубок, да не надейся, не жди, что кары избежишь! А на том свете и чёртушки добавят. Ох, как добавят...

- Не радуйся, сволочь - мне противно.

- Эй, ты, чурбак бессловесный! Что сказал-то? Я не расслышал.

- Курить дай, а то убью.




- Чево еще!  Эк, хватил - да я убегу от тебя.

- Далеко не убежишь.

- Почему это?

- Я тебя поймаю.

(1996 г.)

О.С.И. (отчаянно смелый инвалид).


Выступая за рогатого, Игорь Стопка запрещал себе даже думать о чем-то. И все же у него было, что сказать мастерам. Так выходило, что Стопка оторвался от своих нужд, даже от забот каких-то на время отстранился. И все смотрел, смотрел - вот навысматривал.  

Горюшка было, надо сказать, как Аркашка скончался, такого не бывало еще, а китаёза один за всякого рад, что протокол неверно составлен. Присмотрелся здесь Игоряша, и взъелся дубиной - стал с дружками своими за овраг погуливать, стал честной народ непохорошему сбирать. Так сбылось предсказание цыганина про Игоряшу, что он пристроится на заводе, а потом сделается плох как Сигурд Вёдрышко.

Мастаки работали - чево уж сказать - говаривал Павлуша на комбинате - не то что вдрызг - в косточку стенку уделали - один дед Птолемей как хвощь выпирался, ну и оторвал под старость могилу сыру, а в гробик гвоздики из злата вытребовал.

(1996 г.)

ПЛОХОЕ ЗДОРОВЬЕ ПАХАРЯ.

Пьет Сидоренко холодный квас. Пьет Сидоренко холодный квас. Слиплись у него мозги и свет в извилинах погас. День деньской Сидоренко тупой сидит.

Бьет набат в голове у Сидоренко. Это Толик-микроб крестный ход собирает. Факельные шествия гуляют по извилинам.


Не важно Сидоренко себя чувствует, загибаются пальцы на правой руке Сидоренко. Это Сидоренко дни считает, с каких пор ему нехорошо.

Слезы навернулись у Сидоренка в глазу. И в слезах на лодке едет Толик. Толик решил убежать из мозгов Сидоренко. Толик решил убежать из мозгов Сидоренко.

И видит он хлам, который был раньше в мозгу Сидоренка, а теперь вытекает оттуда.

(1996 г.)

ПРЕСЕЧЕНИЕ НИКОЛАЯ.

В сгущающихся сумерках бредет наобум Василий. Сжимается Василием увесистый предмет. Насаженный на палку предмет зовется Василием "мой топор-топорик".

Куда идешь ты, Василий?
Господь с тобой ли, Василий?
Поел ли ты как следует, Василий?
Давно ль ты был на исповеди, Василий?

А в комнате, а в комнатке, от отчего дома вдали, сидит себе Николаша - упер в телевизор тяжелый взгляд. И вдруг почувствовал на спине тяжелый взгляд. Необходимо повернуть голову, но лень поворачивать голову. Летит секунда, летит другая, фиксирует движение боковое зрение Николая. Есть необходимость повернуть голову, но кажется Николаю - нет еще, не назрела необходимость поворачивать голову.

Очень интересен фильм демонстрируемый
И сладко поет мальчик кастрированный.

Что же до бокового зрения, то оно, по мнению Николаши, фиксирует клубящийся по комнате дым бесчисленных Колиных сигарет.

За спиной у Коляна кто-то звук издает,
Как будто пацан на ладони плюет.
И голос раздался: "Эх, мать-перемать!"

Но лень Николаю с дивана вставать.

В это время Василий разрубил голову Николая.

А оттуда - как из банки -
И жуки, и пауки,
И веселые гремучки...

Прыгают на Васю и жалят ядовитыми  зубами. А вокруг Колян обезглавленный скачет, и хлопает, и хлопает в ладоши - как будто рок-певец на концерте публику заводит. Входит Ярославна. Она принесла супа своему дружку Николаю, но, как видно, не есть больше супа Николаю. Ладно, плевать - садится в угол, достает ложку, а сама с Василия глаз не сводит.

А у Васи, а у Васи -
Правая ножка таракана из ноздри торчит,
А у Васи, а у Васи
Очень несчастный вид.

Очень жаль Ярослане Василия - эдакие коленца отбрасывает, по всему видать - огонь-парень. Не долго думала - отдала суп Василию. И тем излечила от смертельных укусов страшных порождений Николашкиного мозга.

Вместе теперь живут
В комнате Николая.
Вместе котлеты жуют
Из холодильника Николая.

Отмоют кровь и слюну
С паркета они тряпкой.
А скоро и деньги найдут,
Что прятал Колян за лампадкой.

У них будет крепкая семья. У них будет сладкая любовь.

(1996 г.)




СВАТОВСТВО ПЕТРА ГАВРИЛЫЧА.

Осадки падали ночью. Осадки падали днем. А вечером много-много выпало осадков под окном у Оксаны. Вот приходит Петр Гаврилович.

"Иди за муж за меня !" - говорит Оксане.

"Нет, Петр, не пойду замуж за тебя - горбуна непригожего. Ты б хоть совесть поимел что ль, Гаврилыч, а то уж и мне смотреть на тебя совестно, ведь на что уж ты непригож, а похож на мухобойку, которой прибивают мух,  а вовсе не симпатичного мужчину. Опять же, хотя мало кто про такое знает, а я вот прознала и тебе говорю, что когда мухобойкой прихлопывают муху, одновременно происходит гибель многих микроорганизмов, облепивших муху - большую красивую жирную муху, но это я так, к слову мне пришлось, пред тобою, Петр, умом похвастать, опять же на то еще намекаю, что ежели меня той мухе уподобить, так ты,  Гаврилыч,  уподоблен маленькому микроорганизму, назойливо ко мне пристраивающемуся, а вовсе не мухобойке, как я давечь опрометчиво про тебя выдумала, а чтобы мне стало теперь еще веселее, еще радостнее, и чтобы на душе просветленьице устроить, уподоблю-ка я тебя, Петр Гаврилыч, в такую же вот в точности муху - муху вовсе уж непригожую, с жирным, блестяще-зеленым, словно чешуя неведомого, но ужасного морского млекопитающего, задком, сальными ножками и мерзко трепыхающими крылышками, толстобрюхую навозницу, которую так приятно раздавить в пальцах, а скажи-ка мне, Гаврилыч, ежели бы я была той мухой, оторвал бы и тогда ты мне крылышки, и ножки, и толстенький задок?"

"Да я б, Оксана Игнатьевна, ужо бы вам нипочем таких неприятностей не доставил! И задок вам отрывать нипочем бы не стал, а так разве, ежели бы это вам за приятность представилось."

"Ну вот, Гаврилыч, с тобой-подлизой и разговаривать-то тошно, а не то что как за супружника выходить замуж, а ты мне лучше еще что скажи, Гаврилыч, будто бы я вот в болото провалилась и тону - что, неужто бы убоялся из трусости меня из трясины извлечь?"

"Да  я бы вас, свет-красное-солнышко Оксана Игнатьевна, из нужника бы выловить не побрезговал, а не то что там из речки какой или болота!"

"Это чегой-то я по-твоему в нужнике забыла, чай не лягушонка, не водолаз, не кикимора!   Вот тоже мерзость напопридумали, а мне ходи из-за них в гусиной коже цельный день!  Напопридумывают про честную девушку бог знает чего, а потом сами же в то и уверуют,  и этакую дрянь про нее рассказывают, будто выловили из нужника, и виды делают!"

"Да что уж я вам,  Оксана Игнатьевна, не мил, так выходит? Так хоть чаю бы изволили подать, раз над чувством надругаетесь и неприятые о вас рассуждения приписываете! А ведь я, Оксана-свет-Игнатьевна, человек крутого нрава. А ведь я, послушав речей таких,  могу  выйти на крутой обрыв реки, чтоб свести там свои счеты с жизнью, как если б украл денег в конторе и к своему кошельку запросто присовокупил, а все для того, чтобы сердце ваше, драгая Оксана Игнатьевна, щедрыми дарами к собственной персоне поворотить, а о том сделалось известно управляющему, а через него - и приставу, и как если бы в силу таких омрачительных обстоятельств многая горести и самая погибель представлялись в виде близлежащего будущего на тот, однако, случай, если б все это вышеизложенное облеклось в форму суровой действительности, а не бесполезных каких-либо мечтаний,  вроде того, как и не взаправду приключилось с одним человеком (то есть со мной), а только лишь в качестве неясных пока еще подозрений, но только лишь вам скажу,  дорогая Оксана Игнатьевна, что коли чёрствость свою не умерите - непременно такое случиться должно, а то так и похлеще, как, например, в позапрошлом году мужик зарезал почтальона, а оказалось, что этот почтальон на того мужика супружницу очень сильные виды имел - в плане поразвратничать, но ангелы поят мужика, выводят на большую дорогу, в руки дают топор... Ангелы знают, что по этой дороге ночью пойдет почтальон,  но не знают, что почтальон в городе под забором почивает, пьян как свинья, и нипочем никуда не пойдет - хоть палкой тресни, и просчитались. Вот как почтальон вышел из затруднительного положения, но ангелы попались на редкость упрямые - раз за разом выводят они мужика ночью на большую дорогу, вооружают топором или дубинкой и дают наказ терпеливо ждать почтальона, так что в одну ночь почтальон пропал  из  виду  и  больше уже не появлялся, пока не нашел его Практикант в известной стадии разложения и он прозорливо опознал почтальона. Так вот же, драгая Оксана Игнатьевна, призываю и вас проявить прозорливость, со всем душевным трепетом своим и неангельским темпераментом отдавшись объятиям, каковые я вам сию минуту распространил."
На утро молодые обвенчались.
(1996 г.)

АРХИЕПИСКОП.

- Докладай. Да смотри же у меня - не свирай!
- Я тут вчера в руину ходил - там помет.
- Помет?
- Помет.
- Странно...
- Но я думаю, это птицееды.
- Думаешь, они ?
- Они, смрадные.
- Ясней мне все теперь стало. А что еще ты видел в руине ?
- Гадость всякую.
- Ну это уж как водится.
- Оно и понятно, но русалки эти...
- Опять?!
- Так ведь июль на носу.
- Это правда.
- Заразы...
- Что еще?
- Ничего.
- Ничего?
- Ничего.
- Врешь. Смотри ведь - повешу.
- Да ладно вам, преосвященство, я ж сирота.
- А не посмотрю. Говори дальше про руину.
- Яблок там больше нет.
- Да ты что?!!!
- Скорпионов развелось - упасть некуда.
- Говорил ведь, елками надо засадить.
- Да уж...
- А парни сыскались?
- Кости нашли какие-то.  Ну,  вроде берцовая и остатки двух или трех черепов.
- Возраст?
- В основном - неолит, но одна свежая.
- Берцовая?
- А как вы угадали?
- Ха-ха!
- Нет, правда? Неужели догадались?


- Я, Семен, потому здесь и сижу, а не по помойкам рыскаю, что догадливый. Что это там?
- Опять клоунов каких-то пригнали.
- В красном ?
- Скорее, в светло-розовом.
- Это интересно. Пусть приведут кого-нибудь.
- Как скажете.

(1997 г.)

АВТОМАТ НАСЛАЖДЕНИЯ.

Мужчина - это вещь. Мужчина - как в песне поется - это песня. Дети в восторге от Мужчины. И даже некоторые женщины не равнодушны к этому замечательному явлению природы. Без Мужчины как-то пусто - заявляют они. С Мужчиной все сразу становится на свои места.
Но некоторым женщинам не нравится Мужчина. Они говорят: мужчина - никому не нужная вещь, мужчина - бесполезная песня, мужчина - раздражающее нас Щиплющееся Существо.
Действительно - даже очень призадумавшись, мы не найдем рационального применения для Мужчины. Мужчина - это просто красивая игрушка. Ну и что? Игрушки тоже нужны, тем более - такие.
Скажем больше - в умелых руках Мужчина превращается в настоящий Автомат Наслаждения. Даже из самого незадачливого Мужчины при минимуме фантазии и некотором терпении может быть изготовлен такой Автомат. Подойдите к этому творчески - у вас все получится! Некоторые женщины утверждают: мы Фригидны - нам не нужны Автоматы, не нужны Наслаждения. Да кого это волнует? Фригидны вы или Ехидны - австралийские сумчатые зверьки - ваша задача проста - приложив умелые ручки, запустить Автомат Наслаждения. Никто ведь не говорил, что это Автомат ВАШЕГО Наслаждения! Что за эгоизм такой?!
Мужчина - это швейная машинка на ручном ходу - ножкой туда, ручкой сюда - и вот она уже вертится! И здеся вот самое главное - не повредить иголочку - да-да, ту самую - из золотого ларца и т.д. - Тонкую Душевную Организацию Мужчины. Иначе все остальные компоненты тоже разладятся. Мужчина начнет барахлить. Поздно будет лезть к нему с масленочкой - капать на чувствительные места - ни масленочка не поможет, ни горькие слезки!
Впрочем, нежный уход иногда совершает невозможное. Говорите ему то, что он хочет слышать. Гладьте по небритой щеке всякий раз, когда он спит или

чем-то слишком увлечен, чтобы вас прогнать. Купите ему, в конце концов, бамбуковую удочку! Гарантий нет. Но есть надежда.
Мужчина - Последнее Чудо Света. Мужчина - Перпетуум Мобиле. Он не требует топлива. Он требует умелых ручек.

(Первая половина 2000-х гг.)

ГРИМАСЫ РУССКОГО ПАТРИОТИЗМА.

Немец - для русского патриотизма - просто совершенно необходимая штука. Нет немца - нет патриотизма. Только если с той стороны Немана кто-нибудь закричит "hey, rus, sdawaysa" - сразу есть патриотизм. А не кричат - опять нету. Или вот ещё прилетят немцы в своих фанерных самолётах - и ну кружить над Красной Площадью - "hey, glupy rusish dumkopf, u-lu-lu" - сразу опять есть патриотизм. А как кончится у немцев керосин в бензобаках - снова нет никакого патриотизма - и так живут без патриотизма как будто пещерные архантропы в каком-нибудь раннем плейстоцене. Или вот ещё немцы придумали русский патриотизм возбуждать таким хитрым способом - подговорили своих прихлебателей из неких лимитрофных государственных образований не будем говорить каких - такие специальные демонстрации устраивать - в маскарадных костюмах немцев, а самим всё это снимать на кинокамеру и русским потом особенно смачные кадры через границу перекидывать в специальных непромокаемых упаковках - что, мол, изгнанные оккупанты, не нравится вам наша свобода? А мы вам ещё не то покажем! Ещё не такую фигу! Вы ещё нас не знаете! Поглядят русские на как бывшие их братские народы развлекаются и сразу у них патриотизм. А как у прихлебателей кинокамера поломается - отошлют её к немцам по гарантии - и пока не отремонтируют - нет у русских никакого патриотизма.
Плохо немцу жить без русского патриотизма. Пойдёт он к своим заокеанским покровителям денег просить, а те такие: "No! No! Money no more! We have not money! U nas u self all money tu-tu! Go today!" Что в переводе на человеческий язык означает: "Иди-иди, христарадник... Самим жрать нечего!" И пойдут они, солнцем палимы, а дома детки плачут  - кофе с сахаром просят, а про молоко уже и не заикаются - отвыкли так, что какого оно цвета не помнят. Одно спасение - русский патриотизм. Давно подмечено - как у русских патриотизм, так у этих, которые заокеанские - сразу щедрость неведомо откуда просыпается. Потому как - знамо дело - у русских от патриотизма до термоядерной боеголовки - если и не один понюх табаку, то полтора - уж как максимум.

Страшно боятся заокеанские русского патриотизма. Борются с ним всеми способами - уже еду русским с вертолетов сбрасывают, а электрогитарами так завалили, что сесть - посрать - и то негде. А у самих детки, между прочим, тоже ничего - в плане прожорливости - и плачут, и выпить хотят, а фиг - всё проклятым русским идёт - спирт по трубопроводу, стеклотара - по лендлизу, а закусь - так, вертолётами. Есть у них там теория, что сытый и пьяный русский менее падок на патриотизм, чем голодный и трезвый. Вот ведь идиоты.
Ну а у немцев - сами понимаете - задача противоположного характера. Как у русских патриотизм, так немцам - ассигнования на организацию санитарного кордона - ну там, бутылки с зажигательной смесью населению раздавать, фаустпатроны там... Есть за океаном такая гипотеза - как только русские орды нападут на Свободный Мир, миллионы немцев выйдут навстречу танковым клиньям и так запрудят все оперативные направления, что проехать на ту сторону Атлантического Океана у русских никак не получится. Очень они там все на эту гипотезу рассчитывают, а зря. Когда Берлинскую Стену окончательно на кирпичи растащили, федеративные немцы сразу побежали к своим демократическим сородичам и быстренько у них спросили: ну как там - под русскими? А демократические отвечают: нормально, кормёжка, правда, так себе, зато культурная программа на высоте - партсобрания всякие, субботники, эф-дэ-йот в синих галстуках - скучать не приходилось. Ну а как - спрашивают федеративные - на счёт кофе с сахаром? А демократические им: это дерьмо с полей Кубани? У нас им дорожки в саду посыпают - слизнякам сразу капут. А сахар у нас от товарищей с Острова Свободы - с виду жёлтый, а на вкус ничего. Удивились федеративные и спрашивают: тогда у вас может и молоко водилось? А демократические: да, был такой напиток, безалкогольный правда, но рот полоскать можно. Услыхали федеративные, как демократические жировали, и нашла на них кручина. А детки с тех пор по всей уже Неметчине плачут - землёй с садовых дорожек кофейник не заправишь.
Сидят русские у себя в парке на скамеечке - трескают спирт, вареньем, да печеньем заморским заедают, летку-еньку на электрогитарах с редкостным искусством выпиливают, и нет на них ни креста, ни патриотизма. Им бы пойти - термоядерных боеголовок всем на радость настругать - нет. Этим злопакостным русским - летка-енька больше нравится. А в Африке полицейские у детей конфеты отнимают!

(2000-е гг.)




СМУТНЫЕ ИМПУЛЬСЫ.


Женщина в своём поведении руководствуется не разумом, а некими смутными импульсами. При этом разум у женщины есть - да ещё какой коварный - но работает он в каком-то смысле в холостую, посколько женщина использует его не для планирования своих действий, а только для измышления социально-приемлимых объяснений таковым.
     Действительные мотивы женщины - при всей их очевидности - для неё самой остаются тайной за семью печатями. Это как с киборгами-убийцами - катает такой киборг десять лет кряду тележку с обогащённым ванадием по одному и тому же маршруту "склад - звездолёт" - никому не заметный и приветливый, а потом - бац - переклинило микросхему - и начинает истреблять персонал! Только у женщин микросхему переклинивает уже в момент рождения.
     При этом женщине может казаться, что она руководствуется непреступными, даже благородными намерениями - борется за мир во всём мире, наводит порядок в доме и офисе, протестует против апартеида, загрязнения окружающей среды. А в действительности единственная цель любой женщины - не давать мужику спокойно поспать. Скажем, приходит мужик кое-как на работу, падает в своё креслице перед компьютером, запускает эскюэль-запрос, роняет голову на руки и засыпает как убитый. На присутствующих в помещении женщин это производит необычайное воздействие - они вскакивают с мест, как безумные мечутся по офису, топочут, не переставая хлопают дверями, совершают тысячи хаотических действий.
     И ни одной из них даже не приходит в голову, чем на самом деле вызван этот переполох - нет, просто всем им одновременно и внезапно вспомнилось о каких-то делах, которые нужно немедленно сделать:
• вытащить всё из холодильника,
• активно воспринять, усвоить и развить военно-доктринальную концепцию, аранжированную в соответствующем религиозном звучании,
• вытащить из-за тумбочки завалившуюся туда на позапрошлый новый год конфету,
• забрасопить реи в полный  бакштаг,
• засунуть всё обратно в холодильник,
• заметить, кстати, что в мотивировке М.Цыбышева на с.233: "Далее следует "Urbicii inventum", ошибочно приписываемое императору Маврикию, на самом деле сочинение Урбиция, жившего гораздо позднее", последнее слово следует исправить на "ранее",
• отнести в соседний кабинет какие-то бумажки,
• напившись пьяными, упасть в канаву, а не умея выкарабкаться из неё, кричать: "Человек предопределен и призван к тому, чтобы познать истину, чтобы управлять своим духом в гармонии вечного мироздания, чтобы постоянно развиваться и совершенствоваться, постепенно возноситься в высшие сферы мира, разума и любви",
• переставить столы,
• неожиданно повернуть в северном направлении к озеру Ильмень,
• поменяться креслами,
• ничего не увидеть вокруг, кроме серебряной паутины,
• полить цветы,
• отыскать у берегов Сицилии остатки карфагенского корабля середины III в. до н. э.,
• починить лампу дневного света посредством продолжительного по ней постукивания,
• подбить из спарки 24-мм эрликонов японский бомбардировщик,
• приспособить к обогревателю вентилятор, чтобы разносил тепло в нужном для женщины направлении,
• обучить двух взрослых бабуинов пользоваться персональным компьютером и джойстиком, чтобы они могли выбирать картинки, представленные на экране, каждая из которых содержит различное количество небольших рисунков,
• проветрить помещение,
• подвергнуть остракизму представителей афинской олигархии,
• снять со стены электронные часы эпохи первой пятилетки и посмотреть, что с ними не так,
• поддержать своего президента в переломное для судеб страны время,
• сбросить лжи пёстрых одежд и устроить, наконец, лесбийскую оргию,
• поставив на стол целую бутылку вермута, отправиться на Бользанову улицу, где надо спуститься вниз по лестнице и где играет граммофон,
• сорвать со стен плакаты с котятами, оставшиеся от попавших под сокращение коллег и повесить вместо них рекламу любимого анимэ-сериала любимой же красавицы-дочки,


• разрушить до основания важнейшие железнодорожные транспортные узлы Брянск и Орел,
• чего-то там отсканировать и/или напечатать,
• уплатить в течение десяти лет 3200 талантов контрибуции -
и всё это - одновременно и непрерывно - пока мужик не подымется во весь свой рост и не уползёт, горестно стеная, куда-нибудь курить.

Да что же это за смутные импульсы такие? Из какой агрессивной антисоветской галактики они к нам прилетают? Чьи кровавые щупальца дёргают за ниточки марионеток абстрактного зла? Я мог бы ответить на эти вопросы, но время для этого ещё не пришло.

(2011 г.)


В ФОКУСЕ

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера